Rambler's Top100 Service

Три стороны томских консультаций

Кристина Минкова
Эксперт BRC-info
2 мая 2006

Материал предоставлен Балтийским Исследовательским Центром (BRC-info)

 

От Томского саммита еще с осени ждали какого-то прорыва, начала нового этапа в российско-германских отношениях. Такого прорыва не произошло, однако некоторые положительные последствия встречи все же имеются. Самое важное из этих последствий - четкое установление формата отношений 'Меркель-Путин'.

Несмотря на то, что гораздо более серьезное влияние на развитие российско-германских отношений может оказывать совсем другая связка - например, 'Миллер-Бергманн (глава E.ON)', персонификацией двусторонних контактов пока все еще остаются российский президент и немецкий канцлер. Любопытно посмотреть, как преподносятся итоги томских консультаций в России, в Германии и в некоторых странах ЕС (скажем, в Польше и в Испании).  

 

Россия

 

Первоначально встреча в Томске должна была состояться осенью прошлого года. Помешали внеочередные парламентские выборы в Германии. Привычный сценарий братских встреч Путина и Шрёдера пришлось срочно переписывать, сообразуясь с новыми реалиями. Главная цель - показать новому правительству Германии, что с Россией нужно дружить и в дальнейшем. При подготовке консультаций российская сторона зачем-то решила вспомнить старые ельцинские привычки. В Томске спешно строили 'потемкинские деревни' - красили фасады и возводили кирху для Ангелы Меркель, а Алексей Миллер тем временем грозился уменьшить поставки газа в Европу.  

 

Германия

 

Ангела Меркель на провокации не поддалась и открыто высказала российской стороне свои претензии относительно дефицита демократии, чеченской проблемы и ряда других вопросов, имеющих для Запада большое значение. Впрочем, разногласия между Россией и Германией не ограничиваются внутренней политикой правительства Путина. Расхождение во мнениях есть и во внешнеполитической сфере, в частности по вопросу о ситуации в Иране и политики в отношении ХАМАСа после выборов в Палестинской автономии.

Недавние угрозы Газпрома сократить поставки газа в Европу, похоже, не произвели желаемого эффекта. При частичной переориентации экспорта российского газа на Восток, необходимость в продолжении строительства Североевропейского газопровода - а без немецких партнеров Газпрому не удастся завершить проект - все равно не отпадет. Немецкие журналисты в один голос сообщают о том, что главный показатель того, что в российско-германских отношениях наступает новая эпоха - появление термина 'стратегическое сотрудничество', пришедшего на смену 'стратегическому партнерству' Шрёдера и Путина. Однако в терминах явно произошла путаница.

Во-первых, на уровне крупных энергетических предприятий российско-германские отношения давно находятся именно на стадии стратегического партнерства. Во-вторых, сама Меркель охарактеризовала отношения между Германией и Россией как 'широкомасштабное стратегическое партнерство'.

Представляется, что в действительности консультации в Томске прошли более успешно, чем можно было ожидать. Вместо громких заявлений, чем славятся встречи подобного уровня, основное внимание было уделено реальным экономическим вопросам, на фоне которых сетования Ангелы Меркель по поводу авторитарных методов Путина кажутся не более чем первомайским 'уроком мира' - обязательным, но бесполезным.

Среди наиболее важных для обеих сторон достижений томских консультаций -инвестиции в машиностроительной, космической и авиационной отраслях, в сфере транспорта и логистики, а также медицинской техники и энергетики. Особенно важно то, что Россия также планирует значительные инвестиции в немецкую экономику, что влечет за собой, по словам пресс-секретаря правительства ФРГ, 'большие возможности для немецкой промышленности'.

В энергетической сфере важнейшим итогом томской встречи стало подписание договора между российским Газпромом и немецким концерном BASF о совместном освоении Южно-Русского газового месторождения в Сибири. Это соглашение является не только новым витком российско-германских экономических отношений и новой ступенькой в развитии двустороннего энергетического диалога. По сути, оно служит окончательным признанием нерушимости договора о строительстве Североевропейского газопровода (поскольку газ из Южно-Русского будет поступать в Германию именно по этому газопроводу) и того, что Ангела Меркель не будет пытаться изменить ту ситуацию, которая сложилась в Европе после подписания этого договора.

Любопытно, что за несколько дней до начала консультаций председатель Восточного комитета немецкой экономики Клаус Мангольд (Klaus Mangold) заявил, что никаких сенсационных сделок в Томске заключать не будут. Между тем, подписание соглашения между Газпромом и BASF на самом деле может считаться сенсационным. Во-первых, в связи с тем, о чем мы упоминали выше, подписание подобного соглашения равносильно открытому заявлению Меркель о том, что Германия будет продолжать развивать свои отношения (по крайней мере, экономические отношения) в том же ключе, в каком это делал ее предшественник на посту канцлера Герхард Шрёдер. Соответственно, собственные экономические и энергетические интересы Германия ставит выше интересов и политики Евросоюза. Особое значение подписанию этого соглашения придает момент, в который оно было заключено: момент утрированного противопоставления Кремля Европе. Во-вторых, не меньшее значение подписание соглашения между Газпромом и BASF имеет для российско-германского энергетического партнерства на уровне предприятий. Не секрет, что за возможность принять участие в разработке Южно-Русского между немецкими партнерами Газпром развернулась самая настоящая конкурентная война. Победа BASF , кстати, весьма примечательна: в обмен на участие в добыче газа в Сибири Газпром получает еще 15% акций компании Wingas (что доводит его долю до 50%), которой принадлежат газотранспортные сети не только в Германии, но и за ее пределами. Таким образом, несмотря на волнение в Европе, вызванное стремлением 'российского монстра' получить прямой доступ к потребителям природного газа, Германия все же предоставила Газпрому такую возможность.

 

Испания и Польша

 

В завершение несколько слов о реакции Испании и Польши на итоги томских консультаций. Эти две страны выбраны не случайно. Польша - лидер новой Европы, пытающаяся активно воздействовать на формирование общественного мнения в рамках ЕС и делающая ставку на укрепление отношений с Германией. Испания - страна далекая как от Германии, так и от России, но чрезвычайно зависимая от экономического сотрудничества с каждой из них.

Как и следовало ожидать, польские газеты фактически обвиняют Ангелу Меркель в предательстве, вспоминают ее предвыборные обещания и с горечью говорят о том, что она, по всей видимости, станет еще более тесным партнером России, чем Герхард Шрёдер.

Испанская пресса пишет о том, что мир в Европе на протяжении десятилетий зависел от состояния отношений между Россией и Германией. В этом смысле российско-германский альянс - гарант европейской стабильности. Признавая за Германией право на исполнение 'сольного танца с Россией', Испания честно сознается в том, что такая политика зачастую вызывает страх у других стран-членов ЕС. Однако в качестве 'компенсации' Испания лишь просит Германию время от времени 'разъяснять', чем она руководствуется при заключении тех или иных соглашений различного уровня с российской стороной.

Источник: BRC-info

0

0