Rambler's Top100 Service

Осталось поставить четыре точки в процессе распада Советского Союза

Валерий Лицкай
Министр иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики
23 мая 2006

Из выступления Валерия Лицкая, министра иностранных дел Приднестровской Молдавской Республики на заседании круглого стола   в связи с выходом сборника "Восстание меньшинств: Косово. Молдавия. Украина. Грузия. Курдистан" 22 мая 2006 года.

 

Мне не очень часто приходится участвовать в конференциях, основная моя работа связана с ведением переговоров. 12 лет я руковожу экспертами Приднестровья в процессе непосредственной работы, и сейчас с большим удовольствием сижу в свободном дискуссионном кругу. В какой-то степени у нас сегодня праздничный день: сегодня черногорцы проголосовали за независимость. Мы обменивались с министрами всех республик, которые называются непризнанными, информацией, и все испытываем одинаковые чувства. Как всегда, приднестровцы вынуждены разрывать свое сердце, потому что, с одной стороны, мы болели за сербов, будучи представителями русскоязычного, пророссийского региона, а если говорить по юридическим аспектам, мы, конечно, всей душой на стороне черногорцев, которые довели свое стремление и международные права до логического конца. Начнем с самого простого. Часто обсуждают Косово: является Косово прецедентом или нет? Когда нам говорят, что это не прецедент, то упирают на многочисленные различия в каждом из случаев. На самом деле в XX веке мы наблюдали как минимум три огромных волны так называемых прецедентов, то есть международное сообщество трижды сталкивалось с проблемой разрешения самоопределения новых субъектов.

Из них самая первая волна была связана с итогами Первой мировой войны, это знаменитые тезисы Вильсона и деятельность Лиги Наций, когда тем или иным путем были созданы многочисленные государства в Европе, которые ранее не существовали. Там возникли принципы, на которые опирались,   признавая новые государства. Эти государства были абсолютно разные, по культуре, по религии, по принадлежности к тому или иному блоку, но принципы были, и на этих принципах и осуществлялось их признание. Вторая волна была, когда пришлось решать проблему с бывшими колониями, где-то в 60-е годы валом пошло признание колониальных государств, в качестве независимых субъектов. Здесь были серьезные отличия и по географии, и по культуре, и по языкам, и по религии. Но, тем не менее, в рамках ООН удалось создать так называемый механизм деколонизации, который четко юридически определял механизм признания, проведение выборов и т.д. Самый четкий пример - это деколонизация Намибии, там были соблюдены абсолютно все процедуры, и последний пример - это Восточный Тимор. Восточный Тимор прошел полностью деколонизацию, стал членом ООН.

Далее - распад Советского Союза и Югославии. Всех, кто существовал в Советском Союзе в ранге союзной республики, признали хором. С правовой точки зрения это был абсолютный кошмар, потому что туда хором попали все: туда попали прибалты, полупризнанные государства, включение которых в состав Советского Союза не признавалось США и многими другими государствами. Их признали, более или менее понятно. Признали Белоруссию, Украину. Потом пошли на той же волне государства, на территории которых существовали непризнанные государства: Грузия, Азербайджан, Молдова, хотя в 91-м году существовали уже и Приднестровье, и другие государства на их территории. Признали и Таджикистан, хотя, с моей точки зрения, это было издевательство над здравым смыслом, потому что в данном государстве шла гражданская война, отсутствовало правительство, отсутствовали какие-либо даже намеки на демократию, некого было посылать в ООН, потому что столица переходила из рук в руки. Тем не менее, Таджикистан заочно был признан и вошел в ООН. Вот такая ситуация с третьей волной. Поэтому мы можем судить, что понятие "прецедент" применяется по системе общих договоренностей, никаких иных моментов не существует. И когда мы вчера смотрели "Евровидение", любовались: бывшая союзная республика Македония, до сегодняшнего дня бывшая союзная республика Македония выступает, то есть полуродившийся ребенок. Но есть, как есть, никто не спешит ее признавать, но и не собирается ущемлять. Так что с прецедентами вопрос стоит не так просто, как говорится - можно или нельзя применять. Тем не менее, прецедент является очень упрощенным подходом к ситуации, потому что прецедент - это внешнее проявление огромной работы, которая проводилась за последние десять лет. Мне пришлось поработать по всем элементам за последние десять лет, в том числе на уровне моделей. Дело в том, что в деколонизации или признании союзных республик существовали модели, и под эти модели подгоняли прецеденты.

Таковых моделей существует всего три, очень простые и сейчас определившиеся. Это автономия, создание в унитарном государстве автономии. И существует три хороших примера: Крым, Аджария и Гагаузия. Во всех трех случаях абсолютный диктат центра над этими субъектами. В частности, Конституция Крыма менялась пять раз в сторону сужения прав и сейчас по уровню свобод ниже любой области Украины. Далее: разделение - это самый простой и ясный вариант, и к нему, кажется, сейчас все и сошло, и черногорцы, и косовары получат путем разделения решение своих проблем. Именно эта многогрешная, многострадальная теория Дейтона, общего государства. Да, была попытка на основе существовавших практик в Европе и в США, в Европе это касается предоставления особого статуса автономным регионам и бельгийский опыт. В США это создание системы ассоциированных с США государств, начиная от Пуэрто-Рико и еще трех малых государств в Тихом океане. Этот опыт применили в Боснии, появилась Дейтонская модель. В российском варианте Примаков несколько лет положил, пытаясь создать с 97-го года общее государство с Молдовой. И в значительной мере эти идеи вошли в план по Карабаху. В нашем случае дело дошло до меморандума Козака, где теория общего государства была детально проработана, там были разработаны малейшие нюансы государственного строительства. Но, тем не менее, меморандум был отвергнут, и теория общего государства во всех случаях трещит по швам. Я думаю, что она практически заканчивает свое существование.

А нам остается ждать, когда все разделятся. Я помню, когда мы начинали переговоры, все говорили: вам только разреши, и появятся десятки новых государств, все захотят. Тем не менее, десять лет показали, что кроме тех, которые создались в начале 90-х годов, больше кандидатов не существует. Поэтому я думаю, что нужно разрешить проблемы, как это сделано в Югославии, решили - и все, точка будет поставлена с Косово и вопрос исторически закончен. Точно так же придется закончить распад Советского Союза признанием последних горячих точек, таковых у нас четыре, признать их, и можно будет ставить точку.

Загружается, подождите...
0