Rambler's Top100 Service

Раскаленные рубежи Приднестровья: возможные сценарии

Директор Центра исследований Южно-украинского Пограничья, кандидат социологических наук, доцент
2 июня 2006

Приднестровский участок украинской границы между прошлым и будущим

 

Тема таможенного и пограничного режима приднестровского участка украинско-молдавской границы имеет на сегодняшний день свою более чем десятилетнюю историю. Начало ее развитию было положено еще в средине 90-х годов прошлого века, когда между Молдовой и Приднестровьем после вооруженного конфликта был начат переговорный процесс и подписаны первые документы. Один из этих нормативных актов ( протокольное решение по разрешению возникших проблем в области деятельности таможенных служб Республики Молдова и Приднестровья от 7 февраля 1996) предусматривал совместные шаги в направлении усиления контроля на границе с Украиной. Тогда, правда, вопрос о размещении на территории Украины специфических таможенных институтов иностранного происхождения или поиска иных нестандартных механизмов еще не ставился, все проблемы должны были решаться непосредственно между Молдовой и Приднестровьем.

За истекшие десять лет ситуация изменилась до неузнаваемости. На приднестровском участке молдо-украинской границы уже полгода действует мониторинговая миссия ЕС, товары приднестровских производителей, не обеспеченные документами молдавских инстанций через границу не пропускаются, переговорный процесс прерван, украинские пограничники с энтузиазмом копают рвы, натягивают колючку и возводят новые фортификационные сооружения. Все это больше напоминает сюжеты противостояния времен "холодной войны" чем усилия по внедрению европейских стандартов. Позиции сторон на сегодняшний день как никогда далеки от достижения политического компромисса, да и в этом, судя по всему, нет необходимости.

Нынешняя ситуация стала возможной во многом благодаря тому, что участники переговоров никогда не преследовали цели - "договориться", а в основном пытались "решить" или "разрешить" проблему. Каждый делал это в своем ключе, учитывая только свои интересы. Переговорный процесс зачастую носил имитационный характер. Печатью имитации с той или иной стороны отмечены практически все политические инициативы, которые когда-либо вносились на рассмотрение.

 

Позиции сторон конфликта

 

Реальные цели и интересы участников переговоров, возможно,   все еще находятся вне переговорного поля, которое пока не в состоянии переварить их диаметрально противоположные векторы.

Исходная позиция Республики Молдова зиждется на необходимости воссоздания единого экономического и таможенного пространства страны, обеспечения контроля над частью своей восточной границы. Эта задача является одним из приоритетов концепции   реинтеграции РМ. Необходимо отметить, что, проявив здесь незаурядные способности, умело маневрируя, эффективно используя фактор непризнанности ПМР, а также испытанные в идеологическом плане лозунги борьбы с контрабандой, нелегальной миграцией, наркотрафиком, торговлей оружием, акцентируя внимание мирового сообщества на наличии вблизи границ ЕС неконтролируемой территории (обычно правда употребляется другой не совсем приятный для европейского уха термин "ЗОНА"), которая выпадает из поля действия международный стандартов, надежно обеспечив политические тылы поддержкой США и ЕС,  Молдова успешно движется и близка к достижению поставленной и вполне оправданной с точки зрения ее государственных интересов цели.  

Тирасполь же традиционно стремился к экономической самостоятельности. Политически он тяготел к федеративным и конфедеративным моделям будущего государственного обустройства. Сегодня под давлением обстоятельств, все они сняты   с повестки дня. В таможенной сфере основной проблемой для Приднестровья явилось изменение таможенного обеспечения внешнеэкономической деятельности предприятий региона, которое   регламентировалось рядом подписанных ранее актов. Ахиллесова пята непризнанности, ориентированная на экспорт экономика, малый объем внутреннего рынка, отсутствие морских границ, ставят регион в зависимое положение от внешней политической конъюнктуры. При определенных политических обстоятельствах этот фактор, как показали недавние события, приобретает решающую роль. Показательно, что многие непризнанные до настоящего времени государственные образования имеющие выход к морю (Северный Кипр, Тайвань) не испытывают подобных экономических трудностей. Наличие морских границ избавило их от подобного рода проблем.

Исходя из этого понятно, что Тирасполь занимает достаточно жесткую позицию в таможенном вопросе, воспринимая введенный на приднестровском участке таможенный режим как блокаду, как целенаправленные меры экономического давления, направленные на лишение региона экономической самостоятельности. Особое место в данном вопросе занимает проблема регистрации предприятий Приднестровья в государственных органах РМ.

 

Экономическая блокада Приднестровья вызывает недовольство в самой Украине

 

Теперь несколько слов о комментариях сторон по поводу введения новых таможенных правил.  

Позиция Украины сегодня представлена рядом заявлений и разъяснений, данных Министерством иностранных дел, суть которых сводится к тому, что Украиной предприняты   усилия к возобновлению прозрачного и легитимного таможенного режима на украинско-молдавской государственной границе.   Эти усилия направлены на то, чтобы создать благоприятные, менее жесткие условия для приднестровских экономических агентов, нормализовать международную торговлю и интеграцию приднестровского бизнеса в легальное правовое поле в соответствии с европейскими нормами и стандартами. Введенные таможенные правила приветствуют Молдова, ЕС и США. Предложения по форме выглядят заманчиво и для Приднестровья - регион наконец-то обретет один из ключевых атрибутов международного признания, но основной вопрос остается за скобками: - Какой в конечном итоге будет политическая цена предлагаемой легализации? И за этим вопросом неизбежно встают тени далекого прошлого, которые когда-то панически, и в целом обосновано боялись 'данайцев дары приносящих'.

Следует, признать, что введение нового порядка таможенного оформления грузов на приднестровском участке молдо-украинской границы не пользуется популярностью ни среди населения, ни в украинских политических и особенно - деловых кругах. Причем критика в адрес правительства по этому поводу звучит практически со всех сторон.

Традиционно жестко в этом вопросе выступают Прогрессивная социалистическая партия Наталии Витренко, Партия регионов. Уже слышны отдельные критические голоса, исходящие от политических деятелей 'помаранчевого' спектра. В частности, н ародный депутат и известный украинский политолог, советник Юлии Тимошенко, Дмитрий Выдрин недавно заявил, что украинские власти   своими непрофессиональными действиями завели ситуацию в Приднестровье в тупик, забыв о других участниках переговоров, руководствуясь при этом не украинским интересами, а просто, идя на поводу у евробюрократов. В результате Украина перестала быть посредником в конфликте, растеряла кредит доверия. Возможным выходом из ситуации, по мнению народного депутата, является принятие временных таможенных правил, для прохождения грузов, которые бы позволили все вернуть к существовавшему статус-кво.

Что до Приднестровья, то Тирасполь похоже на сегодняшний день уже определился с возможными последствиями таможенных нововведений. В целом ситуация интерпретируется как очередной качественно новый вызов, связанный с изменениями геополитического баланса в Юго-восточной Европе.

Руководство Приднестровья подчеркивает, что экономическая блокада организована при поддержке Запада в целях смены власти в пророссийском Приднестровье. Конечная цель указанных действий состоит в том, чтобы разрушить единство приднестровского народа, столкнуть власть с бизнесом, искусственно создать социально-экономический кризис, вытеснить Россию из региона.

Изложенные   позиции сторон участников   далеки от компромисса, перспективы решения проблемы остаются неопределенными. Многие сегодня ожидают стабилизации послевыборной ситуации в Украине, завершения переговоров по созданию парламентской коалиции, формированию нового правительства и т.п.. Эти обстоятельства   могут повлиять на решение круга проблемных вопросов, связанных, в том числе, и с таможенной проблемой.

Несомненно, что как ни повернется в ближайшем будущем штурвал украинской политики, роль Украины   в разрешении таможенной проблемы будет оставаться определяющей.

 

Возможные сценарии

 

Сегодня нельзя дать однозначный прогноз, чем закончится нынешний кризис на Днестре. Какими окажутся его последствия для приднестровского урегулирования?   Но, исходя из анализа ситуации, можно предположить следующие варианты развития событий.  

1. Украина отказывается от введенных в марте сего года таможенных правил, признав их ошибочными, на основании того, что нововведения не способствовали достижению первоначально поставленных целей. Т.е. вместо легализации внешнеэкономической деятельности Приднестровья привели к ее стагнации,   обострили социально-экономическую и политическую ситуацию в регионе и, в конечном счете, мягко говоря, не способствовали успешному продвижению украинских политических инициатив. Для разрешения ситуации разрабатываются и вводятся временные таможенные правила;    

2. Украина, либо иная страна из числа посредников или участников переговорного процесса выступает с инициативой подписания многостороннего гарантийного соглашения, в котором оговариваются условия внешнеэкономической деятельности Приднестровья. Следует признать, что субъекты хозяйственной деятельности региона функционируют на территории, границы и   дальнейшая политическая судьба которой является предметом переговорного процесса, который развивается в формате 5+2. Связь проблемы таможенного контроля с общим ходом приднестровского урегулирования очевидна и наиболее откровенны в этом вопросе США.

В частности, в заявлении госдепартамента США, от 6 марта 2006 г., где приветствуется решение Украины о введении в действие таможенного протокола, подписанного 30 декабря 2005 говорится также, что этот шаг является важным вкладом   в решение приднестровского конфликта. Т.е. наличие связи между вопросами урегулирования   и вопросами таможенного контроля на границах не ставится под сомнение. В этой связи интересно отметить, что 3 марта (тремя днями ранее) госдепартамент США давал разъяснения по поводу того возможны ли торговые операции с Северным Кипром, при этом ссылаясь на рекомендации ООН. Так вот, в случае с Кипром говорится,   что можно и нужно. США совместно с ЕС и правительством Кипра разделяют цель содействия экономическому развитию турецкой общины Кипра . ('The United States government shares with the European Union and the Government of Cyprus the goal of assisting the economic development of the Turkish Cypriot community'). В нашем случае представляет безусловный интерес, какими документами, печатями и сертификатами пользуются экономические агенты Турецкой общины на Кипре. З десь, конечно, можно ставить вопрос о в ыборочном повышенном внимание к одним странам при игнорировании проблем других, говорить о практике двойных стандартов и селективных подходов, но для нас важен факт признания взаимосвязи между вопросами переговоров и проблемой таможенного контроля.   И поскольку эта связь существует, все проблемные вопросы, касающиеся в особенности внешних условий жизнедеятельности региона должны решаться исключительно в рамках переговоров.   В упомянутом гарантийном соглашении должны быть жестко обозначены конкретные позиции, которые бы устроили стороны.   Этот путь политического диалога представляется нам наиболее вероятным вариантом. Приемлемыми позициями могли бы стать:

 

  • предприятия   Приднестровья проходят регистрацию в государственных органах РМ и получают в установленном порядке соответствующие сертификаты для осуществления внешнеэкономической деятельности;
  • регистрация исключает возможность установления предприятиями Приднестровья бюджетных отношений, кроме системы выплат на получение соответствующих сертификатов для осуществления внешнеэкономической и иной деятельности;
  • предприятия, которые сертифицируются, могут пройти определенную инспекторскую проверку на предмет соответствия хозяйственной деятельности существующим реалиям, или находиться под мониторингом соответствующей международной миссии;
  • оформление грузов осуществляется таможенными органами Приднестровья на основании полученных документов;
  • если один из участников в одностороннем порядке меняет правила игры, соглашение теряет свою силу, вводятся специальные временные таможенные правила до восстановления status quo под эгидой государств-гарантов;
  • соглашение может быть подписано на определенный срок и продлеваться по согласию сторон.

 

3. Парламент Республики Молдова принимает специальный законодательный акт, в рамках которого Приднестровью гарантируется внешнеэкономическая деятельность. Правда, при существующем уровне доверия между сторонами этот вариант выглядит маловероятным.

4. По настоянию Российской Федерации принимается решение о пропуске товаров,   следующих транзитом через Украину и предназначенных для РФ.   Товары пересекают границы как грузы, страна происхождения которых не установлена (насколько известно, такая международная практика существует).

5. Вариант пятый. Все остается, так как есть. Предприятия Приднестровья проходят регистрацию, но это не снимает напряженности. Ситуация продолжает балансировать на грани 'горячей фазы'. Стороны продолжают наблюдать: - Сможет ли выжить регион в этих условиях до следующих в Приднестровье   - уже президентских - выборов?   И самое главное: - Чем они закончатся? Как повлияет данная ситуация на их политический результат ? Какие политические фигуры смогут 'оседлать' этот гребень новой политволны? Удастся ли окончательно и бесповоротно убедить приднестровский бизнес в принятии существующих на сегодняшний день таможенных реалий?

Возможно, приведенный перечень сценариев возможного развития событий кому-то покажется далеко не исчерпывающим, некоторые из них выглядят весьма нереальными. Главным сдерживающим фактором на пути многих из них является отсутствие у сторон политической воли к диалогу. Каждый шаг, каждый раунд переговоров, каждый подписанный документ нередко расценивался как стремление той или иной стороны получить определенные политические дивиденды. Все это стимулировало взаимное недоверие между сторонами. Поэтому позиции сторон, каждая по-своему, близки к известным формулам двух Львов - Троцкого: 'Войны не вести, мира не подписывать', а просто ждать падения 'перезревших плодов' и Толстого: 'Слишком много или слишком мало знать друг друга одинаково мешает сближению'.

 

Владимир Коробов, директор Центра исследований Южно-украинского пограничья

Георгий Бянов, заместитель директора Центра исследований Южно-украинского пограничья

Загружается, подождите...
0