Rambler's Top100 Service

Афганистан как зеркало стратегии США в Центральной Азии

Галина Майкова
К.п.н., эксперт по вопросам внешней политики РФ, региональных проблем и геополитики
15 июня 2006

Поступающая из Афганистана информация не только лишний раз убеждает в хорошо известной международно-политической деликатности "афганской темы", но и высвечивает комплекс проблем, неизбежно возникающих в контексте фактического провала возглавляемой США кампании в этой стране и весьма ощутимого вступления в игровое поле афганской политики движения "Талибан".

Многие западные эксперты признают, что за прошедшие годы Западу так и не удалось установить мир в Афганистане, приблизить его к цивилизованному развитию, а местное население совершенно утратило иллюзии в отношении деятельности правительства Х.Карзая и приведшей его к власти коалиции.

В этой связи будет уместным простое упоминание весьма показательных исторических фактов- три англо-афганские войны, десятилетнее присутствие в Афганистане советских войск и т.д.-, чтобы еще раз убедиться не только в особой специфике афганской этноформации, но и в бесперспективности откровенного насаждения в этой стране чуждых политико-идеологических ценностей, превращения ее территории в некий стратегический плацдарм, обслуживающий чьи-то геополитические интересы. Нет сомнений, что США не приняли во внимание исторический опыт и элементарно увязли в прогрессирующей афганской проблеме.

Однако, все это вместе взятое не снимает с повестки дня тему безопасности России и сопредельных с ней партнерских центрально-азиатских государств, и более того, усиливает ее звучание в контексте обострения военно-политической обстановки в Афганистане, а также международной реакции на нее, свидетелями которых мы в последнее время являемся. Здесь, на наш взгляд, обращают внимание следующие принципиально важные моменты:

1.Нынешняя военно-политическая ситуация в Афганистане такова, что центральная власть в Кабуле на данном этапе осуществляет контроль (и то не полный) над ситуацией лишь в столице, тогда как на юге страны в последние месяцы происходит тактическая активизация талибов. Порой создается впечатление, что "Талибан" вот-вот перейдет в решительное наступление, привлекая на свою сторону все возможные ресурсы, в том числе людские, религиозно-пропагандистские, военные, политико-дипломатические. Возникают несколько резонных вопросов: сможет ли блок НАТО, готовящийся перенять от коалиции "миротворческую эстафету", урегулировать ситуацию на афганском юге; не является ли демонстративный уход американцев своеобразной "подставой", в результате которой эскалация военно-политической и геостратегической напряженности в Афганистане и граничащих с ним территориях приобретет крайне негативные характеристики; наконец, не стимулируют ли американцы нынешнюю активность талибов в целях реализации неких более креативных стратегических планов?

В поиске ответа на эти и другие вопросы просматриваются обсуждаемые сегодня в аналитических кругах различные поведенческие модели США на афганском и тесно связанном с ним в разрезе "атитеррористической борьбы" иракском направлениях. В частности, специалисты не исключают, что американская разведка "вошла в плотный контакт" с "Аль-Каедой", заключив с ее руководством сделку: выдача американцам аль Заркави на беспрепятственное наступление талибов в Афганистане. В поддержку этой версии имеются несколько аргументов: 1) как известно, американцы поэтапно сворачивают свое пребывание в Афганистане, передавая свои функции НАТО; 2) найти и уничтожить одного из лидеров "Аль-Каеды" трудно либо практически невозможно без подсказки осведомленных источников, коими могут быть руководители этой структуры; 3) активизация талибов не возможна без санкции либо поддержки контролирующих Афганистан американцев; 4) согласно расчетам спецслужб США, "миссия Карзая" выполнила отводимую ей функцию и на данном этапе утяжеляет решение американских стратегических задач в условиях изменившейся центрально-азиатской геополитической панорамы; 5) реконструкция военно-политической активности движения "Талибан", как минимум, создает угрозу безопасности Центральной Азии и, соответственно, России, Китая, других сопредельных с этим регионом стран; как максимум, способна изменить геополитическую конфигурацию и расстановку сил на макрорегиональном уровне (Центральная Евразия, Средний и Ближний Восток) с возможным/непременным лидерством в этой расстановке США и Запада.

2.США, оккупировавшие при удачной для себя международно-политической конъюнктуре Афганистан и пытавшиеся демократизировать его по своему хорошо известному эрзацу, в свое время предприняли все меры для выведения этой страны из контекста центрально-азиатской и в целом евроазиатской системы безопасности и интеграции. Естественно, при таком подходе ни о какой стабилизации политической жизни и социально-экономическом прорыве в Афганистане не может быть речи, сколько бы ни созывалось международных донорских и иных конференций, сколько бы ни вкладывалось средств на нормализацию хозяйственной жизни в этой стране и т.д. Кроме того, намеренное поддержание Афганистана в состоянии непрерывной повышенной конфликтности и нестабильности свело на нет все оптимистические надежды международного сообщества на скорейшее урегулирование политической ситуации в стране, ее социально-экономическое возрождение, а также самое непосредственное участие в этих созидательных процессах соседних стран ЦА.

3.Объективно США оказались не заинтересованными в стремлении выхода континентально зажатых центрально-азиатских государств к южным морям через территорию Афганистана. Почти пять лет пребывания сил коалиции в Афганистане не решили главной проблемы- ликвидации одного из очагов международного терроризма и стабилизации страны с тем, чтобы обеспечить альтернативный транспортно-коммуникационный выход стран ЦА к аравийским портам. Несмотря на кажущееся отсутствие в данном проекте непосредственных интересов России, он, тем не менее, мог бы ускорить процесс стабилизации обширного пространства Центральной и Южной Азии, решения практических вопросов субрегиональной безопасности, затрагивающие, в том числе, российские стратегические интересы.

4.Так называемые коалиционные силы, а также поддерживающая их ООН, не только не предприняли соответствующих мер для решения ключевых социально-экономических проблем афганского населения, но и своим бездействием стимулировали устойчивую динамику наркопроизводства и наркотрафика, тесно смыкающихся с международными террористическими центрами и религиозно-политическим экстремизмом. Достаточно сказать, что основные маршруты транзита афганских наркотиков проходят в РФ и Европу через государства ЦА, солидная часть которых оседает именно в этом регионе. При этом защита центрально-азиатских наркотрасс, как известно, осуществляется террористическими банд-формированиями и международными ОПГ, тогда как качество безопасности ЦА, при всех усилиях России и объединенного с ней соглашениями ОДКБ-ШОС регионального сообщества, зачастую сводится к минимуму.

5.О том, что США не хотят терять контроль над центрально-азиатским стратегическим плацдармом (включая Афганистан и др. сопредельные с ЦА территории) свидетельствует история с американской авиабазой "Ганси" в Киргизии. Многие международные эксперты склонны полагать, что эта база способна обслуживать интересы США не только (а, возможно, и не столько) на афганском, но и (сколько) китайском направлениях. Вполне понятна обеспокоенность Пекина пребыванием в Киргизии американского авиакомпонента, учитывая текущую политическую ситуацию в СУАР, главным образом, в контексте уйгурского сепаратизма и экстремистской деятельности организаций, типа "Исламского движения Восточного Туркестана", "Хизб-ут-Тахрир" и др.

В то же время следует отметить двойственность позиции Вашингтона по своей базе в Бишкеке. С одной стороны, официальные представители США заявляют о незавершенности афганской кампании, чем, собственно, они и объясняют ценность присутствия своего воинского контингента в Киргизии. С другой стороны, намеренно затягивая переговорный процесс, американцы фактически не стремятся решить вопрос о дальнейшем пребывании базы (в связи с нежеланием идти на поводу у киргизской стороны) и параллельно осуществляют зондаж на предмет ее передислокации в Казахстан.

Здесь следует сделать небольшое отступление, упомянув позицию киргизского руководства. Как известно, президент К.Бакиев в апреле 2006г. выступил с официальным заявлением-ультиматумом, поставившим перед американской стороной срок завершить переговоры об условиях дальнейшего пребывания базы "Ганси" до 1 июня т.г. Делегация США во главе с официальным представителем госдепартамента Р.Лофтесом прибыла в Бишкек 31 мая, то есть накануне истечения срока ультиматума и, как подчеркивают киргизские наблюдатели, "с успехом провалила переговорный процесс". Следовало ожидать, что К.Бакиев, в соответствии со своим апрельским заявлением, разорвет киргизско-американское соглашение 2001г. в одностороннем порядке. Однако, как явствует из заявления киргизского МИД, в Бишкеке нашли "дополнительную аргументацию" для продолжения переговоров с США. Одновременно в Киргизии высказываются предположения, что Бишкек пойдет на условия американцев, даже, если оплата за присутствие базы не будет превышать 10 млн. долларов (до переговоров официальные лица Киргизии претендовали на 200 млн. долларов).

Есть все основания считать, что в этом откровенном торге отчетливо просматривается не только спекулятивная сущность, безволие и политическая профнепригодность нынешней киргизской власти, но и в известной степени создание "критической массы" в выстраиваемой сегодня усилиями ШОС-ОДКБ системе региональной безопасности, подрыв стратегических интересов России, Китая, государств Центральной Азии. В этой связи следует подчеркнуть, что опасные игры, которые сегодня ведет президент К.Бакиев, крайне негативно отражаются на интересах не столько самой Киргизии, сколько соседних государств, несущих коллективную ответственность за региональную стабильность и безопасность.

Есть основание подозревать Вашингтон в том, что он заблаговременно "просек" эту ситуацию накануне саммита глав государств ШОС в Шанхае, сыграв удачную для себя партию с Бишкеком. И в этом смысле практическая ценность нынешнего руководства Киргизии для интересов объединенных в ШОС России, Китая, Казахстана, Таджикистана и Узбекистана сведена к запредельному минимуму.

 

Представляется, что дальнейшие шаги США в ЦА и Афганистане будут по-прежнему сводиться не к вопросам безопасности, а решению собственных геополитических задач. Эксплуатируя тему продвижения демократических ценностей и обеспечения стабильности, Вашингтон будет стремиться "запустить" новые модели дестабилизации центрально-азиатских сопределов России и Китая.

В условиях формирующегося сегодня принципиально нового формата региональной ситуации (с учетом текущей международно-политической конъюнктуры, военно-политической обстановки в Афганистане, геополитической композиции и расстановки региональных сил в Центральной Азии) требуются адекватный ответ и эффективные меры на новые вызовы со стороны Соединенных Штатов Америки.

Во-первых . В условиях, когда движение "Талибан" вновь выходит на политическую сцену в Афганистане, и в этой связи не исключается его приход к власти в результате поддержки большинством афганского населения (палестинский прецедент), возможным видится осуществление специальных мер, включая установление системных контактов с руководством движения (на уровне экспертных, межпартийных и иных связей), узловыми вопросами которых должны стать проблемы региональной безопасности и стабильности.

Во-вторых . Учитывая беспринципную позицию Бишкека в вопросе дислокации в Киргизии американской военной базы и решения принципиальных вопросов стабилизации внутриполитической ситуации, прежде всего, на юге страны, очевидно, может потребоваться принятие специального решения глав государств-членов одного из межгосударственных объединений (ШОС, ОДКБ, ЕврАзЭС) по этой стране. Складывающаяся ситуация в регионе и конкретно в Киргизии является веским основанием для кардинальных шагов в отношении Бишкека, в частности, оказания давления на киргизское руководство с требованием обязательного учета им интересов безопасности регионального сообщества.

В-третьих . Принимая во внимание ситуацию, сложившуюся на мировом информационном рынке, государства ЦА, Россия, Китай и все заинтересованные стороны могли бы сформировать целостную систему, адекватно реагирующую на информационные, политико-идеологические, диверсионные выпады со стороны Запада. По многим оценкам, США сегодня перестроили свою информационную и пропагандистскую работу, выкупив ряд веб-сайтов, периодических изданий и электронных СМИ отдельных государств, проводя через них целевую контрпродуктивную работу.

Сама жизнь обращает к необходимости организации системной и целевой коллективной работы по разоблачению и критике американской дипломатии, когда ее шаги, заявления и демарши, вопреки нормам и принципам международного права, вторгаются в пределы национального суверенитета и внутренние дела независимых государств. Альтернативные американскому экспертные сообщества призваны сегодня аккумулировать позитивный фон общественного развития новых независимых государств, выдвигать конструктивные решения по эффективному международному сотрудничеству в борьбе с транснациональными угрозами и вызовами, геополитическая, разведывательная, экономико-энергетическая и иные составляющие которых во многом исходят от США и их союзников.

В-четвертых . Усилия государств-членов ШОС, ОДКБ, ЕврАзЭС, а также сотрудничающих с этими организациями региональных межгосударственных альянсов и стран целесообразно сфокусировать на недопущение создания в Центральной Азии новых альтернативных/параллельных структур, осуществляющих свою деятельность под эгидой либо патронажем США.

Загружается, подождите...
0

Продажа автоматических ворот - секционные ворота. . Хургада яндекс.