Rambler's Top100 Service

Демонизация русского образа - шаг в пропасть

Политолог, президент международного общественного фонда "Экспериментальный творческий центр" (Центр Кургиняна)
19 июня 2006

Из выступления Сергея Кургиняна, президента международного общественного фонда 'Экспериментальный творческий центр' на круглом столе 'Советская Россия и русская политическая традиция. День независимости РСФСР: что ушло в прошлое 12 июня 1990 года и что празднуем?', Медиацентр газеты 'Известия', 15 июня 2006 г.

 

Первый политический вопрос, который возникает в связи с обсуждением советского в российской элите, заключается в том, что если   советского нет, то нет ничего.

Второй вопрос: когда начинают это обсуждать, то подход ситуационный. Например, 'надо подымать историческую капитализацию'. Как? Через советское! Через что конкретно? Для ситуационщика - это неважно. Да через все, что угодно! И тогда огульно воспевается все, что раньше оплевывалось. Не только Сталин! Да хоть Ежов, хоть ГУЛАГ! Для ситуационщика это высший класс. А в стратегическом смысле - тупик, маразм.

Единственное, что исторически можно 'поднять' (капитализировать) в пределах советской цивилизации - это Вторая мировая война, великая победа над фашизмом. Это безусловная историческая заслуга, это гигантский исторический подвиг, это, как вспышка, высвечивает (и оправдывает, возносит на пьедестал) все противоречивое советское целое.

Ну так и надо танцевать от этой печки! Ан нет.

А почему нет? Потому что страшно. А почему страшно? Потому что никто не исключает варианта фашистского будущего, все прекрасно понимают, что это еще не снято с повестки дня.

А раз так, 'включается' система, при которой и фашистов нельзя превращать в полюс зла, и советское надо капитализировать. Отсюда странные гибриды. Например, национал-большевики ('мы, дескать, и Муссолини любим, и Гитлера, и Сталина'). Но ведь сражались-то с национал-социализмом! Капитализации не возникает. А потом еще оказывается, что национал-большевики сражаются за Касьянова.

Тут кто-то уже говорил о Брежневе: Я в связи с подобным бредом (национал-большевизм с касьяновским лицом) напоминаю анекдот про страшный сон Брежнева: на Красной площади сидят чехи и кушают мацу палочками.

Касьянов: Национал-большевики: Это как 'чехи - и мацу палочками'. То есть системный бред.  

Почему системный? Потому что он - никакая не деформация. Он от системы неотделим. А почему он от нее неотделим?

Потому что сама система патологически двойственна. И какой бы вопрос она ни решала, она будет воспроизводить эту двойственность. Решается, например, вопрос о победе над фашизмом.

Надо четко определиться - это хорошо, что победили его, или плохо.

Кого победили - добро или зло? Демона или ангела? Минус или плюс?

Победили своего исторического союзника и прекрасную силу, которая хотела освободить мир, или победили злое чудовище?

Казалось бы, ответ дан. Но тогда откуда на телевидении (и не только там) вся эта 'лабуда': 'Победили американцы, а не мы, у нас была ужасная армия, мы плохо воевали'? Откуда этот непереваренный, непережеванный диссидентский треп, превратившийся в государственную идеологию?

Это историческое наследство антикоммунистической и антисоветской революции. Это диссидентская кухня, превращенная в официоз. Ярчайший пример - первое празднование независимости России: кажется, в 92-м году...

Меня тогда глубоко впечатлили даже не официальные выступления, а концерт. Когда гитарные посиделки (Окуджава, Ким) надо было превратить в парадный официоз. И представить на сцене Кремлевского дворца съездов. Так вот - у нас уже 15 лет длится это трагикомическое представление. И не просто длится, а в чем-то и нарастает.

Я все думаю: упаси бог, что я доживу до времени, надеюсь, не доживу, когда торжественно заиграют гимн: 'Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая', - и все под этот гимн встанут и начнут друг другу аплодировать.

Там, на этих первых концертах, вылезли первые коррупционные дела. Кто-то с кем-то не так поделился. Мы же понимаем, что такое коррупционное дело в России - это когда неправильно делятся.

Но если от частностей переходить к идеологической логике, то механизм абсурда и прост, и почти фатален. Он называется - антисоветский консенсус, антисоветская 'рамка'. Есть либеральный антисоветизм, центристско-патриотический антисоветизм, националистический антисоветизм, фундаменталистский антисоветизм, и фашистский антисоветизм.

Они 'отстреливаются', как ступени ракеты: либеральный отыграл свое, вступает в дело центристский, центристский отыгрывает свое на наших глазах, умирает формула формального патриотизма - начнет отыгрываться националистический, отыграет националистический - фундаменталистский, потом фашистский.

Это ротации в рамках консенсуса. Все остальное - за рамкой. Советизм прежде всего. И то, что в рамке, прекрасно понимает, что абсурд - это технология одновременно тупиковая и спасительная. Прекрасно понимает: надо сначала ударить по голове националистов советской палочкой - и тут же советистов националистической. По известной опять-таки рекомендации: 'Опустим, поднимем, поднимем, опустим:' Так мы и живем.

Дальше возникает вопрос: где же очередная развилка? Провал модернизации России - политическая фундаментальная ситуация, в рамках которой сейчас мы возобновляем эту дискуссию о советском. Это серьезнейший политический вопрос, вопрос судьбы элиты, вопрос будущего. А мы обсуждаем его все так же, по известному принципу великого философа и политика этой эпохи Никиты Михалкова: 'быстренько, быстренько, сама, сама, сама'. В этом режиме можно 'отфильтровать базар' и что-то приобрести: Словечки, там, для неосоветской капитализации: Но так нельзя обсуждать судьбу нации, судьбу класса, судьбу политической системы.

Идеология - не технология. И не сумма технологий. И не пиар. Обсуждать надо - или всерьез, или никак. Что такое русский коммунизм, что такое фашизм, как выстроена борьба гуманизма и антигуманизма? Нет ответов. Потому что их не ищут. Ищут слова.

Следующий вопрос в том, что не только Россия без СССР, но и мир оказался без СССР и коммунизма на краю пропасти. Не только Россия катится в регресс, мир спокойненько, тихо и весело сползает к ядерной войне, и все это видят. Все, с кем я говорю - во Франции, Америке, Англии, Израиле, Китае, Индии, - все это видят. А он ползет себе и ползет.

Впрочем, что значит 'видят'? Видеть - это иметь интеллектуальный аппарат. Ведь когда спрашивают, кто разрушил СССР - бредовый же ответ: разрушило ЦРУ. То есть он абсолютно правильный - и абсолютно бредовый. Почему? Конечно, оно разрушило, ну а что ему было делать, оно должно было исполнять поставленную перед ним задачу - бороться с коммунизмом. Вопрос - что делал КГБ?

В этом смысле ссылка на ЦРУ - бред. Потому что ясно, что разрушил кто-то другой. Разрушил свой политический класс, господствующий политический класс, который не справлялся с задачей самоинтеллектуализации, отказался брать постиндустриальный барьер. Завет 'учиться, учиться и учиться' для этого класса был горьше любой касторки. Интеллектуализация была отвратительна. Повторяю, политический класс был хитрый, цепкий, волевой, жестокий, разумный социально, но он не хотел брать постиндустриальный барьер. Поэтому вместо того, чтобы брать с коммунизмом вместе постиндустриальный барьер, что делать было легко (коммунизм легче, чем что угодно, преобразовывался в постиндустриализм), он редуцировал объект до своих качеств и своих способностей управления. Он 'сбросил' соцлагерь, коммунистическую систему, идеологию и все - для чего? Чтобы сохранить власть! И он ее сохранил ценой социального регресса.

Теперь наступает этап новой редукции. Возникает новый виток 'русской темы'. Мы ведь прекрасно понимаем, что если окраины взбунтуются против этого государства, мы сможем с трудом огромным их подавить: Я сомневаюсь в этом, но, наверное, сможем. Но восстание русского ядра против своего государства мы подавить не сможем. Значит, будет очередная деструкция. Между тем, все, что происходит в последние месяцы, весь этот негативный русский образ, все, что сейчас транслируется в виде русского демонизма - это же начало подобной деструкции. Если русский образ - это погромная харя, то все должны   бежать, отпадать.

Мы же понимаем, что происходит на Украине (помимо, в очередной раз, заговора американского империализма), что происходит на Северном Кавказе, и кто является окончательным автором всего этого дела? С чем мы имеем дело? Провал национальной государственности неизбежно вытекает из провала концепции Модерна, из провала реальной модернизации страны.

Если модернизация провалена, то национальная государственность превращается в этническую. Если этническая государственность должна обеспечить власть того же политического класса в условиях регресса, то она должна быть деградационной. Это должно быть русское племя, которое надо загнать в соответствующую резервацию. Соответственно, 'русская тема' сужается до темы племенной, а племенная тема сужается до темы африканской: племя должно плясать и помирать, помирать и плясать. Вопрос заключается в том, что оно уже помирало перед этим, джаз-банд был, рок, а теперь надо туда добавить несколько балалаек, и это будет новая музыка, и под нее будет хорошо помирать дальше.

Политическому классу не нужна модернизация. Ему нужен еще один регрессивный сброс ради сохранения собственного господства над вымирающим племенем. И тогда мы должны задать себе вопрос: а что это за класс? Мы же не можем свести этот класс к олигархам. Мы же понимаем, что Роман Абрамович не всесильный демиург российского политического процесса. Мы понимаем, что это связано с тупой и хищной цепкостью некоего политценоза, который я называю 'уменьшительной русской партией'. Здесь разгадка. Все мотивировано отнюдь не периферийными факторами, которые так любят смело обсуждать.

0

0