Rambler's Top100 Service

Бессвязное общество

Георгий Кнабе
Доктор исторических наук, кандидат фил.наук, главный научный сотрудник РГГУ
20 Июнь 2006

Из выступления Кнабе Георгия Степановича, доктора исторических наук, кандидата фил.наук, главного научного сотрудника РГГУ на круглом столе 'Советская Россия и русская политическая традиция. День независимости РСФСР: что ушло в прошлое 12 июня 1990 года и что празднуем?', Медиацентр газеты 'Известия', 15 июня 2006 г.

 

Советский опыт не исчерпывается своей политической реальностью, своими действиями, действиями режима. Его суть, его основа состоит в том, что он образует некоторую подпочву человеческого и общественного поведения, связанную с понятием народного единения. Единения существующего коллектива, как целого. Это начинается от Достоевского и кончается Окуджавой. 'Возьмемся за руки, друзья' - это некоторое невысказанное и невыговоренное, некий подслой российской общественной жизни. Самое поразительное в советском строе, то, что здесь было обозначено, с одной стороны, как проект, с другой стороны, как бред, но это ни то, и ни другое. Это некоторый генетически унаследованный импульс вплоть до вербального, до мифологического пласта сознания, который требует единения, единения в пределах микрогруппы, или в пределах широкой группы, или в пределах народной. Дети раскулаченных мужиков, хорошо делавших свое мужицкое дело, вывезенных в Сибирь на чистую обязательную смерть, стоят в очередь в военкомате для того, чтобы записаться в армию и защитить тот строй, который уничтожил   их родителей. Такого рода вещи в других областях, в области партийной интеллигенции, в области интеллигенции вообще, верховного военного руководства и так дальше, повторяются все время. То есть, с одной стороны, на уровне политической реальности есть невозможность сотрудничества, невозможность сосуществования. И с другой стороны есть то, что образует подоснову человеческого поведения и убеждения. И поэтому стоят в военкоматы, поэтому гибнут в буранах Магнитки, поэтому строят Комсомольск для того, чтобы потом были уничтоженные из тех, кто его строил. И снова повторяется это обстоятельство, потому что есть императив единения, есть императив целого. И он существует до сих пор. Суть происходящего сейчас состоит в том, что императив единения исчез, перестал   существовать, перестал функционировать. У нас без конца говорят и в средствах массовой информации и в разговорах о тотальной криминализации общества, о новом основном   стимуле   поведения -   выгоде и добывании денег. Реальность это? В какой мере это реальность, сейчас другой вопрос. Важно, что такая форма общественного стимулирования, которая исключает движение и опору   на солидарную группу, на ощущение своего родства с группой или макрогруппой или обществом, которое было, вплоть до конца 70-х годов, некоторым подпочвенным самоощущением советского человека. С этой точки зрения, возникает то, что происходит сейчас. Может ли выдержать и выстоять страна, которая лишена импульса объединения или не может? Та цивилизация, в которой мы живем последние 20-30 лет, которая сначала называлась постмодерном, потом она называлась неолиберализмом, потом она называется еще как-то. Она меняет название, она не меняет суть. Суть состоит в том, что единение рассматривается как нечто отрицательное, как нечто неприемлемое, всякое стремление к сохранению корневой связи рассматривается, как фашизм, как расизм и так далее. Поэтому этот процесс, процесс дисперсии общественного состояния, это не то что можно обсудить, а потом передать исполнительной власти и быть рекрутировать. Оно существует и будет существовать. На этих путях может возникнуть сообщество, но уже принципиально новый тип сообщества, во всяком случае, просто возрождение первоначального единения, как императива общественной жизни.  

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!