Rambler's Top100 Service

Воюя с призраками прошлого, нужно научиться видеть призраки возникающие

член Общественной палаты РФ, заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Академии народного хозяйства при Правительстве РФ, доктор искусствоведения
20 Июнь 2006

Из выступления Вячеслава Глазычева, генерального директора издательства 'Европа', члена Общественной палаты на круглом столе 'Советская Россия и русская политическая традиция. День независимости РСФСР: что ушло в прошлое 12 июня 1990 года и что празднуем?'. Медиацентр газеты 'Известия', 15 июня 2006 г.

 

Совсем недавно мы с Алексеем Викторовичем Чадаевым могли наблюдать музей, в котором не было гражданской войны, такого зала просто нет в Урюпинске, такой очаровательный маленький провинциальный музейчик. А вот гражданской войны не было, совсем, ни красной, ни белой, никакой, и коллективизации тоже не было. Почему я с этого начинаю? Все-таки, мне кажется, чрезвычайно важно, воюя с прошлыми призраками, научиться видеть призраки возникающие. Потому что все-таки мы с вами имели дело с культурой дворянской выделки, основанной на понятии чести в первую очередь, мы имели дело с культурой разночинной, которая в значительной степени оказалась культурой идеи. Единственное, с чем мы не имели дело всерьез, это с культурой мещанской, с культурой городской. Это начало на протяжении всей истории было исключительно элементом государственной машины, то есть так называемые города, все представления о стране, о ее месте в мире до сих пор покоятся на территориальном считывании, на пространственном считывании поля власти. И сегодня из наблюдений над жизнью множества поселений малых, средних и в меньшей степени крупнейших, происходит на глазах формирование начал, часто очень нелепых, очень смешных иной раз, подлинной мещанской культуры, с ее ценностями, которые - то, о чем говорил Георгий Степанович - образуют собой вторую сторону медали этой тотальной атомизации, этого распадения того целого, которое было, как крепостной, привязано к считыванию директивного командования пространством как таковым.

Мне кажется, что это явление требует, по крайней мере, очень внимательного к себе отношения. Потому что выстраиваются впервые не уровни элиты, о чем уже говорилось, у которой была задача передача собственности, а эта задача впервые всерьез, особенно российско-советского периода, где ничего никто никому не мог передать, кроме случайных двух фотографий и еще пары книг, складывается логика преемства в этом семейном считывании мира. И все разговоры о распаде семьи, масса публицистического говора по этому поводу вроде бы на эмпирическом уровне имеют лишь отчасти подтверждение и скорее для маргинальной, хотя и весомой, части нашего общества. По наблюдениям моих коллег и моим собственным, это где-то 12-15% популяции, что много, но не катастрофично. Складывание этого типа, который начинает выстраивать свою собственную систему ценностей, свою собственную мифологию, наталкивается на два могучих препятствия: традиционную схему управления, которая продолжает быть антигородской, антимещанской, глубоко территориальной, точно так же удерживает считывание пространства и страны, и рядом с ней в этом залоге. И это одна из драм, на которую мы натолкнемся в ближайшие один-два года, потому что подавление мещанского городского начала резко усилилось последними законодательными действиями власти.

И вторым препятствием является позиция основной части мыслящего контингента, который тоже продолжает по преимуществу разбираться со старыми призраками. Я тоже люблю историю, но принципиально важно увидеть здесь, что это контртерриториальное движение, его поиск собственной опоры, почти не реализуемый на историческом материале - что чрезвычайно существенно, потому что не на что опереться, кроме более или менее легендарного Новгорода, опереться, оказывается, не на что - фактически сливается с трендом спокойно-космополитическим. Но если при этом увидеть, что и во всем мире аккурат уже скоро тридцать лет, с конца 60-х, когда было выброшено это отторжение истеблишмента, который сегодня точно так же бурлит по соседству, в том самом Евросоюзе, о котором справедливо говорил Глеб Олегович, мне кажется, что чрезвычайно важно сейчас выйти в спокойно-прогностическое начало, не обязательно имеющее в себе признаки катастрофизма.
Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!