Rambler's Top100 Service

В отличие от Вексельберга и Потанина, Мордашов плохо понял линию государства на государственно-частное партнерство

Руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества
29 июня 2006

Александр Собянин, Руководитель службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества

 

Мы публикуем две статьи, посвященные проблеме слияния Аркселора с Северсталью, и написанные с разных позиций. В данном материале представлена точка зрения Александра Собянина, руководителя службы стратегического планирования Ассоциации приграничного сотрудничества. Мнение Леонида Пайдиева, кандидата экономических наук, эксперта канала "OPEC.ru", см. здесь.

 

На мой взгляд, главная причина поражения 'Северстали' стратегического характера.

Алексей Мордашов, в отличие от Владимира Потанина и Виктора Вексельберга, не упреждает события, а живет в духе уходящих 'нэпмановских' 1990-х годов. Интересно, что свою помощь Мордашову предложил Роман Абрамович, а поддержка со стороны Романа Абрамовича - не самый слабый фактор.

Тем не менее, в сложившихся условиях, если еще и остается шанс, то это действительно Абрамович.

Для того чтобы попытаться изменить мнение акционеров в оставшиеся дни до собрания акционеров, нужны какие-то нестандартные действия российских чиновников, иные неформальные методы.

Посмотрите, ведь у Мордашова была пара месяцев, когда Роман Абрамович стал покупать акции 'Евразхолдинга' у Александра Абрамова - т.е. можно было сообразить, что не справившегося с консолидацией отрасли под государством Алишера Усманова сменил совсем иной игрок, более напористый и, безусловно, баловень фортуны. Игрок, который, как это ни странно, пользуется гораздо большой линейкой средств для достижения своих целей.

Что происходит в металлургической отрасли.

В целом, государство создает, по крайней мере, два мегахолдинга в рамках государственно-частного партнерства - в черной металлургии (уголь, метзаводы) и условно остальной (полиметаллы, медь, драгметаллы и т.д.). В случае второго холдинга пока совершенно неясно, для кого профессионалы слияний и поглощений начали в 2005 году свою игру - для 'Алросы' ли, для 'ИСТа' ли, для 'Норникеля' или 'Русского алюминия'. Можно только сказать, что эти компании попадают в сферу строительства крупного холдинга с частным капиталом и контролем государства. В этой сфере все увлекательное только начинается.

Однако в случае чернометаллургического холдинга пространства гораздо меньше.

Процесс, запущенный структурами 'Газпроминвестхолдинга' и другими государственными и окологосударственными структурами, давно набрал темп. Вопрос ближайшего года, максимум двух - когда таки появится государственно-частный чернометаллургический холдинг.

И обратите внимание на то, что реагировать стали не только топ-менеджеры, но и сами собственники компаний - Потанин встретился с президентом Путиным, Вексельберг также публично присягнул приоритету интересов государства. Попутно идет активная скупка самых разных активов.

Кто же скупает тех, кто плоховато слышит тихий шелест железных гусениц государственных компаний? Ну, где-то 'черные рыцари' - рейдеры. О них хороший тон - говорить только плохое. Однако в случае крупных компаний, как показывает опыт Магнитки, рейдерам могут сильно прищемить хвосты.

Но 'белые рыцари' государства, которые действуют исключительно в рамках законных юридически действий, также не самые пушистые - Сулейман Керимов, Михаил Гуцериев, другие не менее договороспособные товарищи.

Кто-то же скупил 'АвтоВАЗ' у 'авторитетных предпринимателей' группы СОК - 'Рособоронэкспорт' до сих пор лишь управляет 'ВАЗом', но пока не владеет.

И таких помощников у госкомпаний в России сейчас более чем много. На их фоне 'белый рыцарь' Абрамович действительно при желании может рассматриваться как настоящий английский джентльмен.

Алексей Мордашов попытался проигнорировать эту тенденцию - то, что государство не позволит, кому бы то ни было, воспрепятствовать созданию государственно-частного мегахолдинга в черной металлургии.

Да, само первое лицо государства поддержало публично Мордашова в желании купить 'Арселор' - но разве этого достаточно? Мы должны помнить, что президент Борис Ельцин дважды перед первыми лицами Китайской Народной Республики поддержал проект трубы Ходорковского Ангарск-Дацин. Этого ведь недостаточно, чтобы Ходорковский смог проигнорировать национальные интересы России в этом регионе. Исходя из которых, труба до Дацина в частных руках вывела бы Россию как государство из нефтегазовой игры. Т.е. президент России - это важно, но лишь первый шаг. А других шагов со стороны Мордашова сделано не было.

Что делает Владимир Потанин? Он подтверждает, что 'Норильский никель' ни при каких обстоятельствах не уйдет под контроль иностранных компаний. Он подтверждает готовность поддерживать государственные интересы в зарубежье.

Что делают братья Несисы и Сулейман Керимов? Они подтверждают, что в тесном сотрудничестве с Российским государством будут приобретать для 'Полиметалла' активы в Казахстане и странах Средней Азии.

Что делает грустный мудрый Вексельберг? Он аккуратно дает понять, что в случае выгодного предложения, и если не сможет отказаться от выгодного предложения, готов обсудить и слияние с 'Русалом' и иные формы учета государственных интересов.

То же самое можно сказать и о стратегическом чутье Олега Дерипаски, Игоря Зюзина, частных собственников авиастроительных компаний и других олигархов, готовых, в случае сохранения и умножения своих денег, стать скромнее.

А что попытался сделать Мордашов? Фактически сбежать со своими капиталами и увести Череповецкий завод и другие активы, ибо объединенную компанию 'Северстали' и 'Арселора' никакой Керимов не сможет ввести под контроль российских госструктур (хотя Абрамович вроде готов это сделать, но с трудом верится).

Между тем, если бы 'Северсталь' выходила на 'Арселор' в иной, скажем так, конфигурации, предложение могло бы быть интереснее акционерам европейской компании. Во-первых, опыт 'Газпрома' показывает, что для европейских компаний надежный и привлекательный бизнес - вести дело с успешной акционерной российской госкомпанией. Во-вторых, многие покупки госкомпаниями частных компаний были либо с премией к рынку, либо имели иные весьма привлекательные для частных акционеров условия. Пусть на слуху 'АвтоВАЗ' и ЮКОС, но на самом деле рыночных покупок гораздо больше, просто о них меньше шумят.

Вторая стратегическая ошибка - те же Потанин/Прохоров, Вексельберг/Фридман, Дерипаска/Керимов в последние годы активно избавляются от непрофильных активов и миноритарных пакетов в сложных компаниях. Открытому фондовому рынку нужна очень понятная структура активов. А 'Северсталь' по-прежнему объединяет от портов и автомобильных заводов до горнолыжных курортов и скромных телекоммуникационных активов (на фоне мощных телеком. активов Фридмана и Вексельберга выглядящих действительно несильно). Ни консолидации, ни прозрачности, ни убедительности для иностранных инвесторов именно такой структуры 'Северстали'.

И что? Мы видим, что это, по крайней мере, уже третья неудачная попытка 'Северстали' купить крупный металлургический актив в Европе. Кто-то учится на своих ошибках, но это не в данном случае... Что помешало менеджерам Мордашова извлечь уроки из прошлых ошибок и их не повторить в этом очередной, но гораздо более масштабной, попытке купить 'Арселор'? Непонятно.

Кроме этих двух, есть и прочие причины, например, что 'Северсталь', в отличие от Mittal Steel, не обыгрывала своих выигрышных достоинств (холдинг объединяет, помимо металлургических активов, угольные в Коми, Ростовской области, в Кузбассе, автомобильное производство, трубы, метизы т.д. - т.е. 'сам добываю уголь и сталь, сам лью, сам изготавливаю изделия', а это ведь интересно). Или 'Северсталь' практически не играла на слабых чертах холдинга Mittal, указывалось лишь на опасность мирового диктата индийского магната (и тогда непонятно, почему те же японцы обсуждают продажу Лакшми Митталу своих металлургических холдингов). Или что 'Северсталь' излишне положилась на привлеченных иностранных консультантов и слабо работала непосредственно с некоторыми, как впоследствии оказалось, важными акционерами и группами влияния. Но все эти причины являются вторичными по отношению к главной.

Алексей Мордашов перестал чувствовать темп жизни и излишне полагается на то, что контролирует все, чем занимается. А в нашей стране давно уже не время олигархов. А в черной металлургии в России впереди не только консолидация, но и капитализация. Капитализация и создание устойчивого положения на мировом рынке.

Загружается, подождите...
0