Rambler's Top100 Service

Ливанская дилемма

Артем Устименко
политолог (Алматы, Казахстан)
27 июля 2006

Израиль и Ливан фактически находятся в состоянии необъявленной войны. И вероятно, операция по спасению нескольких израильских солдат преследует гораздо более масштабные цели, нежели те, которые официально объявлены Тель-Авивом. Ведь объективно проблема вовсе не в Ливане и угрозе, исходящей от 'Хизбалла', а в том, что для мирового сообщества преднамеренно создается впечатление, что вовлеченные стороны исчерпали потенциал диалога, и одна из них не может далее обходиться без использования силы для обеспечения собственной безопасности.

Безусловно, террористические акции 'Хизбалла' и ХАМАС, которые осуществляются против Израиля, выходят за рамки дозволенного. Однако, со своей стороны Израиль в очередной раз нарушает основные нормы международного права, совершая открытый акт агрессии против суверенного государства, не обладая достаточно вескими обоснованиями для ее осуществления и не заручившись поддержкой разрозненного, но все равно мирового, сообщества. И причем, исторически сама постановка вопрос 'кто виноват?' в этом случае приводит к двойственным ответам, и сваливать всю вину за эскалацию напряженности в регионе на Ливан, Палестину, и 'Хизбалла', выступающей зачастую именно в качестве движения освобождения, и стоящими за ними Сирию и Иран не верно. Стоит напомнить, что Израиль до сих пор оккупирует значительные по величине арабские территории в разрез с резолюциями ООН, а оккупация им Южного Ливана завершилась только в 2000 году.

Данный конфликт уже явно вышел из масштабов декларируемой операции по спасению израильских солдат, и способен перерасти в региональный. Способен в случае, если основные вовлеченные стороны, а именно Израиль, США, Иран и Сирия, не смогут достигнуть кулуарных компромиссов по основным региональным проблемам, прежде всего по Ираку, Палестине и иранской ядерной проблеме.

Однако интересно, что гипотетически против Израиля в состоянии выступить только два государства, а именно Сирия и Иран. Геополитическая обстановка, сложившаяся на Ближнем и Среднем Востоке, показывает, что ни одно государство региона, за исключением двух вышеназванных, не может открыто выступить в качестве гаранта безопасности Ливана и Палестины, ограничиваясь ни к чему не обязывающими устными заявлениями. Даже Саудовская Аравия, Иордания и Египет, для которых сохранение более или менее стабильных и прогнозируемых отношений с Израилем и, прежде всего, с США, гораздо более важно, нежели чем попытки позиционировать себя в качестве ранее традиционной роли 'защитника' Ливана и Палестины, выступающих сейчас в качестве разменной монеты в более масштабной игре. Показательно, что раскол наметился и в политической элите самого Ливана, где довольно странные позиции занимают представители фракции убитого ливанского премьера Рафика Харири 'аль-Мустакбаль', фактически оправдывающие агрессию.

Руководство Израиля во главе с Эхуд Ольмертом, ввиду неудавшихся прежде попыток перевести 'международное' давление на Сирию и Иран в более жесткие формы, пытается разыграть через задействование внешних союзников, ливанских и палестинских центров влияния и других инструментов сложную, многоходовую комбинацию, направленную на дальнейшее изменение конфигурации сил в ближневосточном регионе, изоляцию двух вышеназванных государств, разрешение иранского ядерного вопроса, а также достижение выигрышных позиций в палестинском вопросе. Хорошо просматривается и роль США в данном конфликте, которые преследуют фактически идентичные цели. Причем понятно, что Израиль никогда бы не решился на проведение столь серьезной операции без прямого одобрения и поддержки Вашингтона, стремящегося так или иначе нейтрализовать 'сирийско-иранскую' угрозу, в том числе в расчете на разрешение иракского вопроса.

Целью данного конфликта является вовсе не спасение нескольких израильских военнослужащих, для чего необходимо дипломатическое взаимодействие, и проведение, как максимум, спецопераций. Подобная масштабная военная кампания наоборот минимизирует вероятность их освобождения.

Рассматривая ставки сторон в этом конфликте, можно предположить, что единственная цель, завуалированная под множество оправданий вроде борьбы с терроризмом, спасения солдат и т.п., заключается в попытке спровоцировать на прямое вмешательство Сирию и Иран, что позволит оправдать в глазах мирового сообщества предположения о поддержке этими государствами терроризма и позиционировать их в качестве главной угрозы международной стабильности. Ведь оба данных государства связаны тесным военно-политическим союзом, предполагающих взаимную помощь в случае внешней агрессии и угрозе собственным интересам, и   явно направленным против Израиля. Однако Дамаску и Тегерану в настоящий момент прямой военный конфликт крайне невыгоден, что вынуждает их оказывать только скрытую поддержку 'проиранским' группам в Ливане и Палестине. Любой их необдуманный шаг будет означать неизбежное военное противостояние с Израилем и США.

Симптоматично, что военное руководство Израиля недвусмысленно намекнуло на непредсказуемую продолжительность и интенсивность операции 'Летний дождь', и, по словам представителей которого, следующей фазой в случае неудачи ливанской кампании может стать нанесение ударов по 'базам' 'Хизбалла' в Сирии.

Неудача в Ливане постепенно просматривается. А это потенциально означает уже гораздо более серьезный по протяженности и последствиям конфликт, способный оправдать прямое проецирование мощи военного комплекса Израиля и США на Сирию и Иран, прежде всего на ядерные объекты последнего. Причем вполне вероятно формирование в результате этого конфликта обширной дуги нестабильности, уже не гипотетической, а реально существующей, от Ливана до Афганистана.

История показывает, что использование силы в самой нестабильной точке, на Ближнем Востоке, никогда не приводило к уменьшению напряженности. Наоборот, использование силы влекло за собой усиление всего комплекса кризисных моментов, резкий всплеск недоверия, для преодоления хотя бы видимых последствий которого требовалось очень долгое время. И сейчас перспективы дальнейшего развития обстановки в регионе очень туманны, но уже понятно, что те призрачные успехи достигнутые, к примеру между Палестиной и Израилем, сведены на нет в угоду достижения некоторыми акторами более обширных и гораздо более опасных для стабильности региона целей и задач.

0