Этот безумный, безумный переворот

Доктор исторических наук, профессор
24 Август 2006

Об августовских событиях в Москве 1991 года по данным Аналитического центра Юрия Левады помнят сегодня лишь около трети россиян. При этом около 60% респондентов, ссылаясь на слишком малый возраст, ввиду которого они не смогли дать правильный объективный анализ происходящему, не помнят это событие. 10-12 % - воздержались от ответа, и лишь 30-32% респондентов, так или иначе, помнили их. Примерно, треть этого числа оценивает их как попытку демократической революции, не доведенную до конца. Остальные оценивают их как 'мятеж' или схватку между претендентами на власть, как трагическое событие, поведшее страну не в том направлении.

Да, исполнилось 15 лет с того дня, когда 19 августа 1991 года было объявлено о создании Государственного Комитета по Чрезвычайному положению (ГКЧП), в состав которого вошли высшие должностные лица страны, заявившие, что в связи с болезнью президента СССР Михаила Горбачева власть переходит в руки ГКЧП. Комитет принял решение о введении танков в Москву и штурме Белого дома. Впоследствии Горбачев издал указ, по которому создание ГКЧП квалифицировалось как переворот, а его члены объявлялись государственными преступниками. Эти события привели к распаду СССР, провозглашению Российской Федерации и получению бывшими союзными республиками государственной независимости.

Но величие исторической науки в том и заключается, что она, вырываясь из-под пут официальной государственной идеологии, конъюнктурно, в угоду тем или иным общественным элитам или мировым политическим силам трактующей знаковые исторические события, оставляет в умах людей именно тот след, который и соответствует процессу их подлинного развития.

Циничность формулирования этих событий, спровоцировавшим их же Горбачевым, в качестве 'переворота', не имеет никаких морально-нравственных границ. Спрятавшись в Фороссе, подбив по многократному свидетельству очевидцев лица, занимавшие высшие посты в государстве к проведению мероприятий по укреплению системы государственно-политической власти в стране, предотвращению последствий социально-экономического кризиса, порожденного пресловутой 'перестройкой', он, инсценировав собственное интернирование, фактически подставил коллег по руководству страной, обвинив их в попытке переворота. Но при этом, Горбачев не удосужился конкретизировать что за 'переворот', его характер и целевую направленность?! Против кого был совершен 'государственный переворот' высшими государственными лицами - против себя же? Ведь история ярко повествует о закономерностях переворотов, отражающих их суть - насильственные действия заговорщиков или оппозиционеров, направленные на свержения власти предержащих. Но чтобы сами предержащие свергали собственную власть: такое могло быть выработано лишь 'оригинальностью' мышления автора своего не менее 'оригинального' детища - перестройки!

Августовское историческое искривление явилось закономерным итогом, как коварности Горбачева и его сторонников, так и присовокупленной к ней слабости, отсутствия твердой политической воли, низкого уровня профессиональной компетентности так называемых 'заговорщиков'. Дисбаланс душевного состояния главы КГЧП Янаева, демонстрирующий отсутствия у него вышеуказанных качеств, выдавала дрожь его рук на известной пресс-конференции. Скрупулезное знание главой КГБ, специалистом по разведке Крючковым жизни, деятельности, повадок зарубежных лидеров вплоть до цвета кафеля в туалетном помещении Буша старшего или размещения родинок на теле Маргарет Тэтчер, отнюдь не компенсировало ему отсутствие объективной информации о настроениях в первопрестольной. Не говоря уже о знании особенностей быта и мышления обитателей российской глубинки. 'Героизм' и 'сноровка', проявленные главой военного ведомства Язовым при проведении тбилисской, бакинской, вильнюсской 'операций' по военному шокированию мирного населения, бесследно исчез в пучине столкновений с массой обманутых москвичей. Да, обманутых, но воодушевленных чистыми, искренними, и наивными убеждениями, что действуют во имя идеалов демократии, людей. 'Заговорщики' не осмелились дать даже холостой, наподобие 'Авроры' залп по Белому дому. Хотя спустя всего два года 'демократические защитники' Белого дома наглядно продемонстрировали, как следовало его расстреливать во имя 'светлых' идеалов если не 'социализма' с человеческим лицом, то уж, не взыщите - дикого ельцинского 'капитализма'!

Таким образом, и дьявольская комбинаторность Горбачева, и не компетентные, фантосмагоричные действия 'заговорщиков' потерпели полное фиаско. И, как правило, все лавры достались третьей стороне, до последней минуты, не верившей в свой 'звездный' час. По телевизионному свидетельству Р.Хасбулатова, Б.Ельцин в алкогольном угаре, покорно ожидал ареста. И лишь хитрый чеченец всколыхнул его, преподав урок истории КПСС, напомнивший об апрельских тезисах Ильича, провозгласившего их в выступлении с легендарного броневика на привокзальной площади революционного Петрограда. И хотя августовский танк на площади перед Белым Домом вполне смог заменить ему ленинский броневик, но вот мысли были далеки от тактической гениальности апрельского шедевра ленинского произведения.             

Так или иначе, августовская детонация явилась логическим, закономерным завершением так называемого горбачевского реформизма, резюмированного в отличие от прошлых реформистских этапов российской истории полным развалом и коллапсом.                                      

В итоге августовских событий горбачевская перестройка, воспринятая на первых порах как глоток воздуха в удушающей затхлой атмосфере застоя, большинством бывшего советского народа предается и по ныне анафеме и трактуется как источник неисчислимых для них бед. Это порождает весьма правомерный вопрос, к чему привел так называемый горбачевский реформизм   каковы перспективы ликвидации его последствий и выхода из создавшейся ситуации? Причем вопрос транснационален, ибо суверенизация бывших советских республик никоим образом не ликвидирует его общий, глобальный характер   в силу того, что более чем двухсотлетнее развитие в рамках общей государственности наложило глубокий отпечаток на политическую систему, хозяйственный уклад, менталитет и духовную сферу этих народов.  

Последствия горбачевских 'преобразований' мы ощущаем на себе повседневно. Если все предыдущие исторические этапы российского реформаторства, несмотря на имевшийся негативизм, завершались в основном, экономическим, военно-политическим укреплением Российской державы, то горбачевский этап вулканизировал носившие ранее латентный характер противоречия, породив тем самым цикл зловещих по своей сути и форме кризисных явлений.

Декларирование идей воссоздания регулируемых цивилизованных рыночных отношений трансформировалось в господство законов эпохи дикого, разнузданного капитализма, плодящего множество элементов компрадорской буржуазии, мешочников, в парализованность производственной сферы, в глубочайшую социальную поляризацию, оставившую за чертой бедности подавляющее большинство населения. Об этом, кстати, предостерегал великий китайский реформатор Дэн Сяопин, справедливо расценивавший социальную поляризацию в качестве критерия провала реформирования.

Замышленная Горбачевым демократизация и создание 'правового государства' обернулось правовым беспределом и высочайшей криминогенностью.

Намерения по 'расширению прав автономий' и суверенизации, апробированные им в Нагорном Карабахе дали свои кровавые всходы в Абхазии, Южной Осетии, Ошской области, Приднестровье, Чечне. Более того, они катализировали всплески баскского, североирландского, аландского и других видов сепаратизма.  

Идеи моратория, сбалансированного снижения уровня ядерного противостояния с последующим полным разоружением, проекты 'общеевропейского дома' и чуть ли не 'всемирной интеграции', вылились в одностороннюю конверсию, потерей Россией традиционно присущих ей позиций мировой державы.

Была порождена катастрофичная для всех народов распавшегося Союза дезинтеграция, пагубность которой очевидна, исходя из существующих социально-экономических и политических реалий даже в рамках эфемерного СНГ.  

Мне могут возразить, утверждая то, что Россия и постсоветское пространство   в результате горбачевского 'реформирования' и ельцинского 'демократизма' далеко шагнула в области демократического развития, обеспечения прав человека, свободы предпринимательства и частной собственности. Да, Россия действительно конвергировалась на том этапе. Но не будет излишним задаться вечным, как мир вопросом, с таким необычайным изяществом сформулированным еще Н.А. Некрасовым: 'Кому на Руси жить хорошо'! Для кого бравируют сегодня забитые до предела астрономически дорогими иностранными товарами, безупречные в своем дизайне прилавки:

А можно ли было во всеуслышанье говорить об обеспечении прав человека, когда непосредственный производитель материальных благ либо педагог, врач, инженер, ученый получал в месяц, может одну сотую от недельного заработка стоящих у прилавка крутых молодцов и услужливых девиц. Каким же образом они могли реализовывать свои права на собственность, на отдых и вообще на достойную жизнь?! Какая же могла существовать свобода на частное предпринимательство, когда сами предприниматели постоянно находились на прицеле гангстеров и рэкетиров, а государство не в состоянии было обеспечить общественно-политические условия для безопасности и абсолютной легитимности их деятельности. Не говоря уже о том, что государство, призванное осуществлять патерналистскую   по отношению к отечественным предпринимателям роль, отдавало в то время, а во многих бывших советских республиках и по ныне, предпочтение обеспечению условий для более глубокого внедрения иностранного капитала.

Историческая панорама российского реформаторства продемонстрировала наличие уникальных образцов, генерированных великими реформаторами, деяния которых золотыми буквами вписались в нее. И реформаторство Горбачева на этом фоне уж очень напоминало знаменитую гоголевскую 'хлестаковщину'!

Неимоверно сложно приходится нынешнему российскому руководству возрождать из пепла 'птицу Феникс'. И тем значительнее и ценнее та позитивность, которая присуща ныне как внутренней, так и внешней политике президента В.В. Путина.

Да, пока лишь пятая часть россиян по сообщению социологов из Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) убеждена сегодня в том, что страна развивается в правильном направлении. Но, вместе с тем 30% граждан рассчитывают, что в течение ближайшего года их жизнь улучшится (противоположный прогноз высказывают только 18% респондентов) и треть опрошенных полагает, что 'дела в стране идут в правильном направлении'.

И до сих пор проявляется рецидив хаоса в мышлении людей, порожденного горбачевским горе реформаторством. Правые критикуют Путина за либеральный экономический курс, т.е. за ту самую жизненно необходимую политику монетаризма, которую они преподносили ранее, как панацею. Левые, не имеющие потенциала противопоставления социальной политике Путина своей альтернативы,   в качестве противовеса ему объявляют себя правозащитниками, 'ратующими' за судьбы даже олигархов вроде Ходорковского. Все это является естественным продуцированием пагубного мышления, сформированного в период горбачевской перестройки.

Совершенно очевидно, что нынешних правых и левых   не волнует судьба России, но их сознание будоражит единственное вожделение - завоевание в настоящем и, особенно в будущем   своего места под солнцем. Идентичные процессы происходят почти во всех бывших советских республиках, ибо ментальность, порожденная в некогда общем государстве, не выбирает ныне национальную, географическую, религиозную и иную принадлежность.

И если оппоненты инкриминируют Путину формирование сегодня авторитарной системы власти, то, надо полагать, они исходят из наличия демократичности предыдущего ельцинского периода. Но соответствует ли это истине? Можно ли считать ельцинский период демократичным после применения им танков для расстрела вполне легитимного парламента, каковым являлся в октябре 1993 года Верховный Совет России, чего, кстати, так не совершили 'путчисты' августа 1991 года? Можно ли   сегодня предположить, что на идентичные шаги способен и президент Путин? Убежден, что даже самые ревностные критики 'авторитаризма' Путина весьма далеки от этой мысли.

Хочется высветить еще один важный социально-политический ракурс позитивности жизни современного российского общества:   возможно ли даже представить себе, что на современном этапе при участии Путина и под его 'патронажем' в России будет иметь место перераспределение госсобственности с участием конкретных физических лиц. Не наблюдается ни малейшего симптома этого! В то время как при 'отце российской демократии', порожденной августовскими событиями Ельцине господствовала не приватизация, основанная на силе закона, а дикий   всепоглощающий захват государственной собственности группой вполне конкретных личностей, в одну ночь превратившихся в Рокфеллеров.  

К счастью, путь укрепления системы управления российской государственностью, позитивные тенденции в развитии российской экономики, повышение степени реинтеграции всего постсоветского пространства, постепенное восстановление международного авторитета державы, обладающей   мировым статусом, необратимы. Трагичность развития страны в результате августовских событий, генерированных пагубным горбачевским периодом ее истории медленно, но верно преодолевается. И все это происходит в интересах всех бывших советских республик, не менее России, пострадавших в результате августовского исторического облома.

Тем не, менее, резюмируя написанное, на ум приходит   мудрость великого французского мыслителя   Шарля Монтескье. В своем произведении 'О духе законов', он, анализируя революционный период английской истории 1649-61 годов, метко замечал:   'Поучительное зрелище представили нам попытки англичан водворить у себя демократию. Так, как лица, принимавшие здесь участие в делах правления, далеко не отличались добродетелью, а честолюбие их разжигалось успехами лица, отличавшегося наибольшим дерзновением, и так стремления одной партии могли быть обузданы только стремлением другой, то правительства постоянно менялись и народ, всюду искавший демократию, к удивлению своему нигде ее не находил. Наконец, после многих движений, толчков и потрясений пришлось остановиться на том самом образе правления, который до этого был отвергнут'. Да, в подобном анализе   и заключается весь смысл исторического опыта!

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум