Концепция суверенной демократии апеллирует к достоинству российской нации

Владислав Сурков
Заместитель главы администрации Президента РФ
31 Август 2006

Выступление заместителя руководителя администрации президента - помощника президента РФ Владислава Суркова на круглом столе "Суверенное государство в условиях глобализации: демократия и национальная идентичность" 30 августа.

- Я согласен с каждым из тех, кто здесь выступил, потому что и поддержка этой нашей темы, и возражения - это все суверенная демократия. Демократия - это разговор. Разговор самостоятельных людей. В том числе разговор, не только разговор.

Я бы со своей стороны хотел обратить внимание на то, что мы начали издалека - о Вестфальской системе и т.д. Хотел бы напомнить коллегам, которые придирчиво отнеслись к Вестфальской системе, что ни одна модель - международная, политическая - никогда не работает в полном объеме. И демократия, как тут удачно заметили, это не факт, а процесс. Это не коммунизм, который надо построить, и потом начнется такая эра загробных приключений, а это процесс. Это то, от чего всегда есть отклонения, это то, к чему надо возвращать ситуацию, если такое отклонение обнаружено.

Я думаю, что это во многом вопрос культуры, и мы это иногда забываем. Каких-нибудь 40 лет назад одна из самых демократических стран мира допускала расовую сегрегацию и называла себя при этом демократической. Видимо в то время культура этой страны допускала расовую сегрегацию. Мы должны это помнить. Это не в упрек кому-то, это не попытка сказать "а вы сами там такие". Нет. Это нормально. Все не сразу. Это все процесс. И мы сейчас тоже являемся участниками этого процесса.

В чем я согласен с либеральными нашими товарищами, в том, что суверенитет, особенно в русской традиции, в нашей идеологической матрице, он скорее, как всегда, ассоциируется с нашими немногочисленными союзниками в лице армии и флота. То есть имеет такой военно-полицейский как бы окрас. В современных обществах это все никуда не уходит, это нужно, но все-таки это уже вопрос не только в узком смысле обороноспособности, это вопрос комплексной конкурентоспособности. Это важный штрих, который и напоминает нам о том, что речь идет о суверенитете ни какого попало государства, а о суверенитете демократического государства.

Мне кажется также, что крайне важно все это говорить. Это действительно не пустой разговор. Я вообще считаю, что: вопросы смыслообразования, вопросы терминов, вопросы производства образов, - это признак действующей нации, признак актора истории. Если народ не производит сам образы и смыслы, если он не посылает сообщения другим народам, то он в политическом и культурном смысле не существует. И мы как-то к этому относимся, понятно почему, скептически после нашего сверхидеологизированного государства, от которого мы так драматично уходим, и может быть даже еще не ушли. Наверное, вызывает всегда дурные ассоциации, но надо понять важность разговора. Мы в европейском дискурсе, из которого мы не выпадали даже в советские времена, (что там не говори, и те идеи были вполне европейскими и мы тоже должны об этом не забывать, в том числе и в дискуссии с нашими критиками оттуда), мы должны иметь свой голос. Не думаю, что мы должны стремиться создать какую-то неслыханную экзотику и говорить какие-то герметические вещи, не доступные пониманию наших собеседников. Конечно, нет. Но у нас должна быть своя версия политического языка. Иначе мы обречены на то, как говориться, "кто не говорит, тот слушает". А тот, кто слушает, тот слушается. Если мы самостоятельный народ, мы должны участвовать в разговоре. Конечно, говорить мы должны приемлемым для наших собеседников тоном и тоже уметь слышать их.

Если мы в России не создадим свой дискурс, свою публичную философию, свою приемлемую хотя бы для большинства, а желательно для всех наших граждан, идеологию (я не говорю о государственной идеологии, я говорю о национальной идеологии, хотя мне не нравится термин "национальная идея", он уже какой-то затертый и девальвированный), то зачем разговаривать с немым? - с нами и не будут разговаривать. Если мы не будем говорить, с нами не будут считаться. Поэтому задача нашей культуры в широком смысле слова - и художественной ее части, и политической культуры - создать свою систему образов и смыслов. Это поможет, и поддерживать целостность нации, поскольку она административно держаться не может, а сейчас она скорее скреплена на скорую административную руку, пусть и довольно сильную. Но это ведь все временная штопка. Жить, органично развиваться может только народ, имеющий целостное представление о себе: действительно, кто мы, куда мы идем и зачем мы идем. Мне кажется, это самое главное в нашем разговоре и об этом не нужно забывать.

У нас сейчас поднят такой термин, идеологема "сбережение народа", так вот он расслышан очень однобоко - как поручение платить деньги рожающим женщинам. Такое поручение действительно есть, и оно будет исполнено, и это очень правильно. Но сбережение народа, мне кажется, это целая философия и это есть основа демократии. Сберегать людей, уважать достоинство каждого человека. Отсюда все вытекает остальное. Поэтому и концепция суверенной демократии - это одна из концепций. Дело не в терминах, дело в сути. Эта концепция апеллирует к достоинству и русского народа, и российской нации в целом. Она о достоинстве, о том, что мы есть. И мне кажется, это самое главное.

Источник: http://er.ru

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум