Rambler's Top100 Service

Грузия одержима 'Великой идеей'

Редактор официального сайта президента Абхазии
22 сентября 2006

Грузия со временем все меньше напоминает 'рациональное' государство, руководствующееся прагматизмом при решении задач развития. И наоборот, страна все больше напоминает глубокую автократию со всеми исходящими отсюда тенденциями.

В основе новой концепции современной Грузии ощутимо видится 'великая идея', механизму которой все больше подчиняется общество и государственная машина. Суть великой идеи проста - великая Грузия. На пути к реализации идеи есть преграды. Главная из них - мега-Грузия не может быть в ее нынешних фактических границах. Без Абхазии проект не состоится. Как и в любом другом случае, у грузинской великой идеи есть 'враги', являющиеся 'злом', которое необходимо победить. В такой роли выступает естественно, Россия. С ней надо бороться.

Если внимательно изучить новейшую историю Грузии, то нетрудно понять, что собственно у Грузии нет другого шанса, как со временем превратиться в еще одну диктатуру, мышление которой определяется наличием 'великой идеи'. Шеварднадзевская Грузия при всех минусах развивалась как демократический механизм. Было создано дееспособное и влиятельное гражданское общество, появилось конкурентное политическое поле. Но фундаментальные в представлении грузинского общества задачи, которые обеспечат полноценность грузинского государства, так и остались нерешенными. Главная из таких задач - установление контроля над Абхазией. Как выяснилось, демократия не помогла в расширении грузинского ареала. И даже наоборот, пока Грузия развивалась как демократическое государство, состоялось государство в Абхазии.

Соответственно, была необходима 'мобилизация сил', 'твердая рука' и, главное, крепкая идеология, которые необходимы для построения великого государства. Необходимость введения в оборот этих компонентов стала фоном смены власти в Грузии, в результате которой 'твердая рука' в лице Михаила Саакашвили и стала во главе страны.

Свертывание демократии стало естественным ходом событий. Стала формироваться национальная идея, которая основана в данном случае на 'собирании земель'. Но 'собрать земли', в особенности, если они чужие, с помощью демократических механизмов невозможно. Поэтому стала формироваться генеральная линия новой власти, которая сконцентрировалась вокруг идеи общенационального единения по вышеозвученной сверхстратегии. Единение, тем более вокруг светлой идеи, может быть достигнуто только путем изживания всякой альтернативы, и как следствие конкуренции мнений, политических проектов и т.д.

Уже сегодня Грузия прошла большой этап пути к построению жесткого авторитарного государства. Ограничена свобода СМИ, изжита политическая конкуренция. Но последние события однозначно свидетельствуют о том, что новый порядок в грузинском государстве состоялся. Речь идет о разгроме пророссийской оппозиции. Дело совсем не в преследовании этой оппозиции. Любой, кому знакомы реалии грузинского политического рынка, хорошо знает, что эта оппозиция - маргинальные и маловлиятельные группировки, не имевшие никакого веса на грузинской политической арене. Вряд ли правящая элита не знала об этом. Поэтому разгром этих маргиналов есть классический итог состоявшегося уже нового авторитарного мышления, которое в первую очередь начинает искать и находит предателей, происки которых мешают двигаться к осуществлению великой идеи. Поддержка этого разгрома обществом, в свою очередь, есть очевидное свидетельство того, что новое мышление утвердилось в самых широких слоях населения Грузии.

Милитаризация страны - тоже очевидное свидетельство торжества авторитарного порядка.

Есть и другое очевидное свидетельство утверждения мышления, свойственного авторитарным режимам. Сегодня грузинская пресса более всего напоминает прессу советскую. Пафос строек века, успехов в развитии всех областей народного хозяйства, перемежается с жесточайшей критикой врагов Грузии в лице России и 'сепаратистов', кровно заинтересованных разрушить эту страну. Полное соответствие идеологии жесткого авторитаризма, видящего главным препятствием для светлого будущего, некое внешнее зло.

Как я уже сказал выше, в роли этого зла выступает главным образом Россия. Список обвинений в адрес России ширится постоянно. И будет шириться до того времени, пока не рухнет сама конструкция грузинского авторитаризма. Главным из таких обвинений является 'аннексия' Россией Абхазии и Южной Осетии. Абхазское и югоосетинское общества видятся меньшим злом, так как по распространенному представлению являются управляемыми из Москвы.

В данном случае 'победой коммунизма' будет являться восстановление юрисдикции Тбилиси над Абхазией и Южной Осетией, и тем самым победа над мировым злом в лице России.

Как и любая мега-идеология, предусматривающая построение светлого будущего, грузинская мечта имеет мало общего с реальностью, и напоминает виртуальный проект.

Фундаментом представлений и элиты и грузинского общества в целом о перспективах решения стоящих перед страной задач, являются в корне неверные установки. Если говорить о собирании земель, то роль России здесь значительно преувеличивается. В действительности, роль России в этих конфликтах весомая, но не определяющая. Тем более, победа над Россией, как это видится в Грузии, не станет катализатором решения грузино-абхазского и грузино-осетинского конфликтов.

И уж тем более, какие-то геополитические сдвиги не сделают вовлечение отколовшихся автономий в состав Грузии вероятным.

Неверный базис представлений об этих конфликтах сформировал в принципе неверный путь построения Грузии как государства. Причем, двигаясь по этому пути, Грузия делает все более опасные ошибки, которые невозможно будет исправить без серьезных потрясений внутри самой страны. Но речь не только о катастрофических последствиях для грузинского общества. Грузия становится все более опасной страной для всего региона. Нет, вряд ли Грузия нападет на другие государства региона или Россию. Но попытка разобраться силовым способом со своими конфликтами и видение во всех проблемах некоего глобального зла, взорвет ситуацию на всем Южном Кавказе. Одним словом, попытка Грузии реализовать амбиции, максимально отдаленные от политических реалий, серьезно угрожает региональной безопасности.

Теперь весь вопрос в том, есть ли внутри грузинского общества 'трезвый ресурс', способный адекватно оценивать окружающую обстановку, и выработать рациональную стратегию развития в контексте реалий. Видимо, нет. На самом деле, период, когда разного рода этнические фобии превалировали в грузинском мышлении, был достаточно долгим, чтобы полностью выхолостить рациональное мышление в политических элитах Грузии разных поколений.

Это обстоятельство надо иметь ввиду всем игрокам на политической арене Южного Кавказа. В ближайшие десятилетия в Грузии не будет почвы для роста политиков - прагматиков, как не будет и конструктивного общественного поля вообще. Зато эту нишу будут занимать политики нынешнего формата, потому как великие идеи имеют свойство не сбываться, а значит, быть бесконечными до естественного конца.
Загружается, подождите...
0