Россия обречена оставаться суверенной страной

Президент фонда «Политика»
22 Сентябрь 2006

Из выступления Вячеслава Никонова, президента фонда 'Политика', члена Общественной Палаты РФ на круглом столе: 'Суверенная демократия: первые итоги дискуссии'.

 

Основные программные положения находят понимание, даже если между ними видеть противоречия - это положение о демократии и положение о суверенитете. Владимир Путин, выступая на заседании 'Валдайского клуба', говорил, что два эти понятие абсолютно легитимны. Суверенитет, который позиционирует страну в мире, и демократия, которая показывает вектор движения страны в будущее. Когда критики сформулировали в качестве главной претензии само содержание понятия, они упустили из виду, что есть ключевое слово - это собственно демократия. И главное, что, должно быть подчеркнуто в программе 'Единой России' - то, что это демократическая партия, которая видит будущее России как демократического государства, потому что свобода лучше несвободы и еще ни одно не демократическое государство не стало процветающим. Гибкое демократическое государство гораздо лучше приспособлено к вызовам современного мира, где огромному количеству субъектов общественной деятельности приходится одновременно отвечать на миллиарды вызовов, идущих со всех сторон. Конечно, эти ответы должны осуществляться на индивидуальном уровне, не дожидаясь какой-то всевышней воли, потому что в противном случае общество всегда будет отставать.

Без свободы предпринимательской деятельности, без частной собственности, без плюрализма мнений, без уважения прав меньшинства, без свободы информации развитие в современном мире просто невозможно. Информационная безопасность в современном мире - это не обеспечение только безопасности информационной системы, это обеспечение всего политического класса тем объемом информации, который необходим для действий в современном сложном мире, а это тоже возможно только в условиях демократии.

При этом, конечно, демократия - это не когда у власти находятся люди, называющие себя демократами. Очень многие из людей, которые называют себя демократами традиционно, заражены часто духом большевизма, максимализма. Демократы - это те люди, которые создают демократические институты, которые добиваются правления закона и ответственности власти перед всеми, кто эту власть избирает, а вовсе не перед кучкой олигархов, которые в предыдущие времена правили страной. В то же время мне не доводилось встречать в 'Единой России' людей, которые уже считали бы Россию состоявшейся идеальной демократией и нынешнее состояние тем состоянием, которое надо консервировать.

Для развития российских демократических институтов надо еще очень многое сделать, и на их развитие может уйти время. Я напомню, что в стране, которая называет себя авангардом демократии, Соединенные Штаты Америки, на протяжение первых 100 лет демократии было рабство, на протяжение первых 150 лет демократии не было избирательных прав у женщин, на протяжение первых 190 лет демократии не было избирательных прав у национальных и расовых меньшинств. Мы явно этот отрезок политического развития прошли, но, безусловно, есть серьезные проблемы. Я уверен, что в программе 'Единой России' будет сказано о том, что необходимо принять десятки новых законов для становления демократических институтов, привести в порядок судебную систему, избирательную процедуру, надо многое сделать для создания современных партий.

Легитимная пропорциональная система выборов в Государственную Думу как раз имеет один из очевидных эффектов - создание серьезных партий в стране, потому что только через партии теперь можно будет входить в законодательную власть. И необходимы меры для формирования в России среднего класса, который и будет создавать основу для стабильной демократии. Необходим национально мыслящий крупный капитал, который, на мой взгляд, только начинает появляться как национально мыслящий.

Безусловно, необходимо еще поменять очень многое в менталитете российского политического класса. И, может быть, самое главное - это сформировать демос. Демократия без демоса - это вещь невозможная, демос - это граждане, самостоятельно мыслящие, самостоятельно думающие, самостоятельно принимающие решения. Очевидно, что на это уйдет много времени, но также очевидно, что никакие подталкивания извне ни к чему хорошему привести не могут. И Россия ни в коем случае не должна согласиться с ролью нерадивого ученика, которого отчитывают за плохо выученные уроки.

В статье Минтимера Шаймиева 'Судьбы демократии в России' я подчеркнул для себя такую фразу: 'Как мне думается, задача российского политического класса и общественного мнения - не оправдываться перед кем-то, а спокойно прорабатывать приоритеты дальнейшего развития'. Именно этим мы должны заниматься. Тем более что профессиональная квалификация тех людей, которые являются 'учителями' демократии, под большим вопросом. Особенно в свете последних событий, когда целый ряд ведущих в мире правозащитных организаций назвал своим главным разочарованием в области демократии вовсе не Российскую Федерацию, а как раз Соединенные Штаты в связи с войной в Ираке.

За Россию никто не определит ее судьбу. Думаю, что в программе надо прямо и недвусмысленно заявить о том, что мы, не советуем никому пытаться влиять на судьбу России, на ее внутренние дела, если кто-то хочет поддерживать с Россией конструктивные отношения. Демократия будет укрепляться в условиях безусловного суверенитета, под которым принято понимать независимость государства во внешних делах, а правительства во внутренних. В определении 'суверенная демократия' я лично никакого противоречия не вижу, потому что, как политолог, знаю, по крайней мере, полтора десятка определений, которые используются со словом 'демократия'. Совершенно не обязательно, что они находятся в одном неразрывном логическом ряду - от прямой демократии, к демократии участия, к элитарной демократии. Суверенная демократия - это демократическое государство, осуществляющее суверенитет. А суверенитет - это независимость государства во внешних и правительства во внутренних делах.

Что касается суверенной демократии, обращенной вовне, то, на мой взгляд, она означает признание права каждого народа на свободное от внешнего вмешательства развитие и примат международного права. Мы должны это поставить на первое место - примат международного права. Сейчас на Западе очень популярны идеи о том, что вестфальская система умирает, если еще не умерла, и в связи с этим предлагается отказаться вообще от идеи суверенитета. Надо сказать, что эта идея в мире встречает некое понимание. Есть страны, которым неинтересен чужой суверенитет, есть страны, которым неинтересен свой суверенитет. Известно, что в Европейском Союзе где-то 70% суверенитета находится в Брюсселе, а не в соответствующих государствах. Но они охотно этот суверенитет отдали и по этому поводу не переживают.

Естественно, для России такой опыт неприемлем по целому ряду параметров. Прежде всего, в отличие от всех европейских государств, Россия является одной из двух стран европейского континента, которые имеют, по крайней мере, полтысячелетия суверенного существования. Это Россия и Великобритания. Не как империи, а как государства, которые существовали суверенно на протяжении последних пяти веков. Все остальные государства в те или иные этапы своей истории оказывались либо завоеваны, либо частью какой-то другой системы. В Европе таких государств, которые действительно озабочены своим суверенитетом, осталось только два.

Россия всегда была суверенной страной, она никогда не была частью чего-то после монголо-татарского завоевания. С другой стороны, Россия, даже если она захочет потерять свой суверенитет и кому-то его отдать, вряд ли найдет того, кто захотел бы этим воспользоваться. Восточно-европейские страны отдали его Европейскому Союзу и НАТО. Россия отдать свой суверенитет Европейскому Союзу и НАТО, при всем желании, не может, потому что нас туда просто не примут. Европа отнюдь не спешит 'подтаскивать' уровень России до уровня Европейского Союза по средним показателям социально-экономического развития. Россия в НАТО - это конец НАТО. Все в НАТО это прекрасно понимают, потому что это консенсусная организация, и каждый ее член обладает правом вето. И это тоже прекрасно понимают в Брюсселе. Европейский Союз, как оказывается, перерегулирован, многие считают, что он 'слишком социалистический', что он не обеспечивает высоких темпов экономического роста. И это абсолютная правда. Это регион с самыми медленными темпами экономического развития. Европейский Союз не решает проблем входящих в него государств, мы видим, что сейчас происходит в Будапеште. В стране, которая считалась 'звездой' Европейского Союза, оказался дефицит бюджета десять процентов, при разрешенных трех процентах в Европейском Союзе. Мы видим, что социальное благополучие и экономическое развитие не гарантируется.

В НАТО нам тоже не надо, поскольку, учитывая характер геополитических вызовов России, нам лучше иметь свободу рук в военно-стратегической сфере. Мы пытались отдать небольшую часть нашего суверенитета Международному валютному фонду, что встретило жесточайшее сопротивление.

Мой прогноз - у нас очень плохие шансы на вступление в ВТО. Расклад внутриполитических сил в Соединенных Штатах Америки таков, что на наше членство в ВТО рассчитывать не стоит. В силу геополитического положения, в силу своих размеров, Россия просто обречена оставаться суверенной страной, которой еще предстоит построить настоящую демократию, но в любом случае Россия неизбежно остается самостоятельным центром силы современного мира, таким же, каким являются Соединенные Штаты Америки, каким является Китай, каким становится Европейский Союз, каким, вероятно, будет Индия. Собственно, больше самостоятельных, суверенных центров силы в современном мире не существует.

Есть ли у России силы на то, чтобы эту роль выполнить? Полагаю, что у нас нет оснований для самоуничижения. Россия - не сверхдержава. Но одна из великих держав, безусловно. По целому ряду параметров Россия является государством первого порядка. Мы - члены Совета Безопасности ООН, энергетическая сверхдержава. Россия добывает и экспортирует больше энергии, чем любая другая страна. Россия остается ядерной сверхдержавой, космической державой, ресурсной сверхдержавой, которая внесла огромный вклад в развитие мировой цивилизации на протяжении последнего тысячелетия. Мы единственная в мире евро-тихоокеанская держава. И социально-экономическая, технологическая, политическая модернизация, которая, я уверен, будет предложена в программе 'Единой России', позволит России выйти и по другим факторам силы на тот уровень, который соответствует мировой державе.

И суверенная демократия отнюдь не означает самоизолированности. Россия, безусловно, должна участвовать в организациях, которые выполняют функции головного мозга современного мира. Необходимо выстраивать политику не равноудаленности, а равноприближенности к остальным центрам современного мира.
Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум