Rambler's Top100 Service

Грузинский коридор к российским границам

Доктор исторических наук, профессор
2 октября 2006

Плотное кольцо грузинских полицейских, образованное 27 сентября в Тбилиси вокруг здания штаба Группы российских войск в Закавказье (ГРВЗ), символизировало завершение общей цепи действий режима Саакашвили, направленных на беззастенчивое выдавливание российских миротворцев из зон межэтнических конфликтов под любым предлогом. И все обвинения в попытке 'разведывательной группы' нанести ущерб 'боеспособности Грузии, ее программам и планам сотрудничества с НАТО , энергобезопасности, оппозиционным партиям и неправительственным организациям, отдельным подразделениям Минобороны, личному составу, военным закупкам, морским портам, железнодорожным коммуникациям', предъявленные российской стороне, способны вызвать лишь горькую усмешку. Неужели одна из сильнейших в мире, имеющая более 300-летнюю богатейшую историю российская разведка ослабла до такой степени, чтобы усилиями 10-12 человек, половина из которых явные дилетанты, разлаживать систему государственной безопасности страны? Ведь имея практически неограниченные возможности, амплитуда которых колеблется от пересмотра договоров по поставке газа и электроэнергии, проведения невыгодной Грузии экспортной и демографической политики и до открытого военно-политического давления, способных существенно дестабилизировать ее внутренние политические и социальные противоречия, носящие пока латентный характер, российская сторона предпочла политический диалог.

Однако цели грузинской стороны на нынешнем этапе напряженности в отношениях с Россией, предельно ясны. Это, во-первых, создание плацдарма для размещения натовских (чит. американских) военных сил под эгидой миротворчества и обеспечение, тем самым благоприятных условий для вступления в Североатлантический клуб. Во-вторых, выведение этносепаратистских движений из-под российского контроля в надежде на восстановления территориального статус-кво с помощью НАТО и окончательное вступление в его состав. В-третьих, обеспечить за собой прочный статус главного проводника американской геостратегии в южно-кавказском регионе с вытекающими отсюда финансово-экономическими преференциями.

И мало кто усомнится, что Грузия, ослабленная межэтническими конфликтами, переживающая неимоверные экономические трудности, раздираемая внутренними политическими и социальными противоречиями, способна самостоятельно совершать подобный демарш против могущественного северного соседа. В том, что политика нагнетания отношений с Россией диктуется из-за океана, не сомневаются и сами западные аналитики. Так, главный редактор Бюллетеня стратегической информации TTU, (Париж) Арно Калика закономерно считает: ':сложно представить, что операция по аресту российских офицеров в Грузии была проведена без знания Вашингтона, учитывая тесные связи в военной сфере между Грузией и США. Такая операция могла быть даже скоординирована с США. Американцы, в том числе ЦРУ , ранее четко давали понять, что будут противодействовать российской политике в Южном Кавказе. События вокруг российских офицеров вписываются в эту линию. Вашингтон воспринимает Грузию как свою вотчину. Полагаю, что США постараются не допустить введения Россией санкций против Грузии. В ближайшее время стоит ожидать разговора на эту тему между президентами Путиным и Бушем'.

Выводы французского аналитика подтверждаются наложением вето США и Великобритании на инициативу России по обсуждению действий Грузии в Совете Безопасности ООН. Остается лишь спрогнозировать, какие формы приобретет давление Буша на Путина. Но можно однозначно резюмировать, что это давление вряд ли способно возыметь ожидаемый Западом эффект. Далеко в прошлое ушли времена, когда Вашингтонская администрация могла посредством таких одиозных политических фигур, как Ельцин, Бурбулис, Гайдар, Козырев и иже с ними, навязывать России капитулянтский геополитический курс.

Однако цели США довольно грандиозны, чтобы при первых же осложнениях легко ретироваться, ибо соблазн воспользоваться грузинским территориальным коридором для максимального приближения к ее южным границам, слишком велик. К слову, общая протяженность грузино-российской границы составляет 723 км., больше половины которой прилегает к территории нестабильного Северного Кавказа, остальная часть граничит с Краснодарским краем.

Использования такого обширного географического пространства для размещения натовских баз, т.е. создания военно-стратегического центра по перманентной политической дестабилизации южных территорий Российской Федерации, обладает воистину детонационным для нее потенциалом. Это - прямая угроза безопасности нынешней российской государственности.

С одной стороны, доведение до успешного завершения этой программы предоставляет американцам возможность максимально ослабить внешнеполитические позиции России, явно диссонирующие с североатлантическими и вынудить к определению доминанты оборонных мотивов. Особенно приоритетным для США является проблема дезавуации российской поддержки иранской ядерной программе. 26 сентября, в ходе визита иранской делегации в Россию, Тегеран и Москва подписали соглашение о поставке в марте 2007 года 80 тонн ядерного топлива для иранской АЭС в Бушере. Недавно глава российского Федерального агентства по атомной энергии Сергей Кириенко заявил, что станция будет введена в эксплуатацию в сентябре 2007 г., и еще через два месяца начнет производить электроэнергию. Это соглашение окончательно формирует российско-иранское сотрудничества по Бушеру. В полном соответствии со своей нынешней стратегией Россия, укрепляя связи с Ираном, одновременно наращивает и присутствие на Ближнем Востоке.

Существенно регламентирующими американское влияние на Ближнем и Среднем Востоке можно считать продолжающиеся поставки Россией вооружений Сирии, отправку военно-инженерной части в Ливан для помощи в восстановлении страны, и возможную продажу Ирану зенитных ракет.

С другой стороны, США, в случае успеха на южном фланге своей геостратегической экспансии, способны компенсировать вынужденное отступление на Украине, предпринятое ими в результате неоднозначности мнений украинской общественности по вопросу вступления страны в НАТО, а, следовательно, и военно-стратегического внедрения американцев в юго-западное приграничное с Россией пространство. Это может усилить американское влияние на Украине и в Молдавии и лишить эти страны иной, кроме североатлантического членства, альтернативы.

С третьей, воцарение натовских баз на близлежащей к России территории Грузии способно нарушить баланс в отношениях Азербайджана с Россией и Западом в пользу последнего. Это вкупе с известными британо-американскими трансэнергетическими системами в регионе создаст преимущество прозападному вектору внешней политики Азербайджана. Описываемая гипотетичность способна склонить в пользу евроатлантической ориентации и Армению. Она укрепит позиции проамериканского лобби в Армении, объединившего в этом направлении свои усилия с армянской диаспорой в США. Кстати, нагорно-карабахская проблема в случае осуществления описываемого сценария, так и останется в консервированном состоянии с той лишь разницей, что полностью перейдет под контроль североатлантического альянса, не заинтересованного в скорейшем ее урегулировании. Ибо как же властвовать, не разделяя!

Помимо всего прочего, политика России на Ближнем и Среднем Востоке на современном этапе способствует поддержанию своего влияния в закавказском регионе и косвенно противодействует США в тот момент, когда Вашингтон занят конфликтом в Ираке и направляет массу усилий и ресурсов на дезавуацию теократического иранского режима. Использование режима Саакашвили в данном ракурсе и манипулирование грузинскими национальными интересами в целях окончательной ликвидации военного присутствия России является для Белого Дома серьезным фактором своей военно-политической действенности и на ближневосточном направлении.

Таким образом, США, заинтригованные возможностью максимального военно-политического приближения к границам России, форсируют вопрос о включении Украины и Грузии в НАТО даже ценой несоблюдения оборонных, политических и экономических критериев приема в альянс. При этом Франция и Германия однозначно выразили свое негативное мнение по поводу нового этапа расширения блока. Вашингтону, безусловно, необходима новая для расширения НАТО аргументация, в том числе и мотивация новых угроз. В качестве подобной мотивации могут выступить 'угрозы', исходящие от России. Грузия же, лишь урегулировав абхазскую и югоосетинскую проблему, может быть принятой в НАТО. И этим обстоятельством умело манипулируют Штаты.

Американцы выразили готовность выделить 10 миллиона долларов из своего федерального бюджета в рамках закона 1994 года 'Об участии в НАТО' на проведение политических, экономических и военных реформ, необходимых для членства в НАТО. Эта сумма более чем в три раза превышает субсидии, выделенные на идентичные нужды Македонии, Албании и Хорватии. И это вполне естественно, поскольку геополитическая ситуация на Балканах в контексте американских интересов вполне удовлетворительная. Определение предпочтения принципа права нации на самоопределение со стороны США в урегулировании Косовского конфликта, равно как и предпочтение принципу территориальной целостности в отношении грузино-абхазских и грузино-осетинских противоречий, служит лишь единственной цели - обеспечения американских геостратегических интересов.

Очередной кризис грузино-российских отношений, генерируемый Белым Домом, способен нарушить хрупкую и довольно эфемерную стабильность на всем остальном пространстве Южного Кавказа, да, собственно, и в его Северной части. Если такая перспектива абсолютно безразлична для сверхдержавы, расположенной почти за 20 тыс. км. от Южного Кавказа и России, то для народов последних она может обернуться новыми неисчислимыми бедами.

Загружается, подождите...
0