Северокорейский синдром ядерной безопасности

Доктор исторических наук, профессор
24 Октябрь 2006

Факт проведения ядерных испытаний в КНДР, взбудораживший все мировое сообщество, безусловно, дестабилизирует всю международную обстановку и существенно деформирует международную систему нераспространения атомного оружия. Он провоцирует другие весьма одиозные режимы в мире на активизацию своих ядерных программ, сублимирует их пока амфорное состояние в более твердое и оформленное.

Соответствующей оказалась и реакция Совета Безопасности ООН на сообщение Северной Кореи о проведении ядерных испытаний. Причем все члены СБ продемонстрировали завидное единодушие в осуждении этой северокорейской акции, что, вероятно, явилось довольно неприятным сюрпризом для режима Ким Чен Ира. По всей вероятности, пропуск в ядерный клуб для КНДР не станет столь триумфальным и безболезненным.

В Резолюции 1718 Совет Безопасности категорично утверждает необходимость отказа КНДР от всякого ядерного оружия и прекращения разработок ядерных программ, а также сворачивание программ производства баллистических ракет и другого оружия массового поражения, под которым подразумеваются северокорейские химические и биологические арсеналы. Жесткость резолюции воплотилась даже в замораживании всех финансовых операций со всеми принадлежащими Северной Корее активами, относящимися к военным программам и запрещении въезда во все страны северокорейским гражданам, заподозренным в участии в подобных действиях, и членам их семей. Резолюция запрещает ввоз в страну даже предметов роскоши.

Вместе с тем, Китай и Россия при обсуждении резолюции взяли на вооружение Статью 41 Устава ООН, не допускающую применение военной силы.

Каков же реальный потенциал северокорейской ядерной программы, и какова степень его угрозы международной ядерной безопасности?

По оценкам южнокорейских экспертов, в КНДР может быть достаточно расщепляющихся материалов, чтобы потенциально изготовить 10 единиц ядерного оружия. Согласно сообщению, Северная Корея уже получила от 20 до 53 килограммов плутония-239, этого вполне достаточно, чтобы изготовить одну или две ядерные боеголовки. Некоторые эксперты считают, что ее ядерное оружие имеет приблизительно 20 килотонн взрывной силы, что эквивалентно ядерной бомбе, сброшенной американцами во время Второй мировой войны на японскую территорию. Такое оружие способно уничтожить одновременно 200 тысяч человек.

Имеющаяся на вооружении в КНДР ракета 'Nodong' обладает диапазоном действия 1300 километров и может достичь территорий Южной Кореи, Японии, частично России и Китая. Вместе с тем другая ракета, находящаяся в распоряжении северокорейских Вооруженных Сил 'Скад', имеет дальность полета в 300-500 километров, что позволяет ей достичь любой цели на территории близлежащей Южной Кореи.

По имеющейся информации, Северная Корея уже располагает 600 ракет типа 'Скад' и 400 - типа 'Nodong'. Информация и анализ южнокорейских и американских спецслужб убеждает мировое сообщество в том, что в настоящее время в КНДР осуществляются попытки модернизации многоступенчатой ракеты 'Taepodong-2', способной покрыть, неся на себе смертоносный груз, расстояние свыше 10 тысяч километров и поразить западное американское прибережье. По мнению экспертов из южнокорейского министерства обороны, 'Taepodong-2' уже сегодня обладает потенциалом донесения 1000-килограммовой боеголовки на расстояние 6 700 километров, а, следовательно, поразить американские штаты Аляска и Гавайи. Это означает, что Пхеньян представляет ядерную угрозу для США.

Вместе с тем, мотивация ядерного вызова Северной Кореи, выражается, как минимум в четырех факторах. Первый - фактическая ненаказуемость стран, ставших недавно обладателями ядерного оружия. Сложно отказаться от соблазна стать членом ядерного клуба, в то время как существует свежий пример Пакистана, выдержавшего три года санкций после испытания своего ядерного оружия в 1998 году и рассматривающегося ныне в качестве главного вненатовского союзника США.

Второй - наличие у Запада двойного стандарта к проблемам нераспространения ядерного оружия. В случае с Ираном превалирует исключительное единодушие в стремлении упредить появление у него ядерного оружия всеми средствами, включая и военную операцию, и не менее единодушное молчание по поводу уже реального наличия 200 ядерных единиц у Израиля. Это в какой-то степени обеспечивает северокорейским ядерным амбициям морально-психологическую реабилитацию.

Третий - оккупация НАТО во главе с США территории Ирака, генерировавшая гражданскую войну, беспрецедентный в истории страны развал экономики, фактическое расчленение страны на три части по этноконфессиональным признакам. Тем самым Северная Корея, объявленная Белым Домом наряду с Ираком и Ираном страной 'Оси зла', приобретает право на защиту своей государственности и избежания участи Ирака.

Четвертый - перманентная модернизация США собственного ядерного потенциала и откровенное нежелание осуществлять программу его сокращения одновременно с активной риторикой по поводу необходимости соблюдения Договора о нераспространении ядерного оружия.

На последнем факторе хотелось бы остановиться поподробнее. Тем более, что сам Ким Чен Ир в рамках встречи на днях с китайской делегацией, возглавляемой членом Госсовета КНР Таном Цзясюанем, намекнул: 'Если США пойдут на определенные уступки, мы также пойдем на определенные уступки, будь то двусторонние или шестисторонние переговоры'. Его понимание взаимных уступок явно превосходит формулу высказанных им предложений по прекращению со стороны США финансовой изоляции КНДР и подразумевает решение проблемы в куда более глобальном масштабе.

Справедливости ради следует вспомнить, что США в целом имеется богатый исторический арсенал деятельности по нераспространению ядерных технологий. Еще во время дебатов в ходе президентских выборов 1960 года Джон Кеннеди подверг уничтожающей критике тогдашнего вице-президента США и претендента на президентское кресло Ричарда Никсона, обвинив его в нарушении интересов национальной безопасности в силу индифферентного отношения к распространению ядерного оружия. Имелась в виду Франция, проведшая в то время испытания своего первого ядерного устройства и присоединившаяся к клубу первых в мире ядерных держав в составе США, Советского Союза и Великобритании. При этом Кеннеди предупреждал, что 'в 1964 году атомным оружием будут обладать 10, 15 или 20 стран, включая коммунистический Китай'.

Уже будучи президентом, Кеннеди пытался бороться с этой неприглядной перспективой. Выступая в ООН, он заявлял: 'Ядерное оружие надо уничтожить, пока оно не уничтожило всех нас'. Далее, именно по его инициативе были возобновлены переговоры о заключении всеобъемлющего договора о запрещении испытаний ядерного оружия и сам процесс заключения международного пакта о нераспространении ядерного оружия. В период его президентства был подписан договор с Советским Союзом о запрещении проведения ядерных испытаний в атмосфере. Его преемнику Линдону Джонсону удалось завершить этот процесс в 1968 году подписанием Договора о нераспространении ядерного оружия. А последующий американский президент Ричард Никсон обеспечил его ратификацию.

До сих пор вся система ядерной безопасности зиждется на Договоре о нераспространении ядерного оружия, расценивающегося в качестве самого успешного в истории соглашения в сфере безопасности. Его участником являются все 183 страны мира.

И когда сверхдержавы начали сокращать свои ядерные арсеналы с рекордного уровня времен 'холодной войны' в 65000 единиц (1986 г.) и до нынешних реалий в 27000 единиц, это весьма благотворно повлияло и на другие страны. Так, в 60-е годы ядерные программы проводили 23 страны, включая Австралию, Канаду, Египет, Японию, Норвегию, Швецию, Швейцарию и Западную Германию. И большая их часть к сегодняшнему дню полностью отказалась от проектов создания ядерного оружия. В 80-е годы исследования в этой области прекратили Бразилия и Аргентина, а в 90-е годы от своего ядерного арсенала отказались Южная Африка, Белоруссия, Казахстан и Украина.

В итоге, за все это время лишь три страны - Израиль, Индия и Пакистан в 2000 году де-факто, но не де-юре - присоединились к пятерке ядерных держав. Казалось, времена радикального ядерного противостояния времен 'холодной войны' ушли в прошлое, и Договор по нераспространению более или менее успешно действует. Ведь согласно его статьям, наличие ядерного оружие является приоритетом лишь пяти стран: США - имеющей ныне 6000 единиц ядерного оружия, России - 5500 единиц, Китая - 402 единицы, Франции - 348 единиц и Великобритании -185 единиц. К договору не присоединились три страны, обладающих ядерным оружием: Индия - около 100 единиц, Пакистан - 35 единиц и Израиль - более 200 единиц.

Однако на современном этапе проблема разоружения вошла в противоречие именно со стратегией администрации Джорджа Буша, отвергающей международные договоры как средство ее решения. В данных соглашениях Белым Домом усматривается ограничения 'гибких' действий США. А Организация Объединенных Наций и прочие международные форумы рассматриваются его администрацией в качестве инструмента сковывания американских геостратегических маневров на мировой арене.

В частности, Договор по ПРО был фактически дезавуирован Бушем. Он же способствовал выходу США из Договора о запрещении испытаний ядерного оружия, столь активно лоббируемого в свое время Билом Клинтоном, и выступил против усилий по применению Договора о запрещении биологического оружия. Далее он проигнорировал прошедшую в прошлом году конференцию по договору о нераспространении и свел, на нет деятельность инспекторов МАГАТЭ в Ираке.

Действия Буша создают впечатление, что главный архитектор глобальной системы нераспространения - США, отказывается от своего детища.

Более того, в Докладе о состоянии ядерных вооружений от 2002 года излагаются планы создания нового, более практичного ядерного оружия 'малой мощности', а также ставятся задачи по его возможному применению. Буш решил сохранить около 6000 единиц ядерного оружия и разработать новое поколение ядерных ракет, бомбардировщиков и подводных лодок.

Таким образом, вместо того, чтобы вести переговоры о дальнейшем развитии системы сбалансированного сокращения ядерных вооружений, Вашингтон совершенствует собственные ядерные технологии и разрабатывает стратегию уничтожения тех режимов, которые намереваются ими обладать. Однако подобная стратегия производит противоположный эффект. Иран и Северная Корея ускорили реализацию своих программ, достигнув, за последние пять лет больших результатов, чем за предыдущие десять. Сегодня северокорейские испытания грозят спровоцировать общеазиатскую цепную ядерную реакцию, которая может подтолкнуть Южную Корею, Тайвань и даже Японию к пересмотру своих ядерных концепций.

Подобная тактика Буша-младшего имеет довольно неоднозначный резонанс и в самом американском обществе. Например, конгрессмен-республиканец от штата Огайо Дэвид Хобсон, имеющий имидж убежденного консерватора, в прошлом году даже возглавил кампанию по введению запрета на предложенную администрацией программу разработки 'проникающего ядерного боеприпаса', предназначенного для уничтожения мощных укрытий и целей неядерного типа. А легендарный министр обороны кабинета Дж.Кеннеди Роберт Макнамара выступает за существенное снижение ядерных потенциалов США и России с их последующим полным уничтожением наподобие химического и бактериологического оружия. Даже бывший советник Буша Ричард Перл заявляет, что Соединенные Штаты вполне могут сократить количество своих боеголовок до уровня гораздо ниже одной тысячи.

Таким образом, сохраняя и совершенствуя ядерный арсенал и продолжая пропагандировать его значение для безопасности США, администрация Буша, тем самым, иллюстрирует всему миру 'важность и полезность' ядерного оружия, лишая при этом других права владеть им. Двойные стандарты в подходах к обеспечению выполнения различными государствами мира, в том числе и Северной Кореи программы нераспространения ядерного оружия, настолько пагубны, что вполне могут привести к совершенно противоположным процессам.
Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум