Rambler's Top100 Service

У Европейского Союза не получится втянуть Россию в схемы 90-х годов

директор по программам России в германском совете внешней политики, Берлин, автор биографии Владимира Путина под названием «Немец в Кремле»
28 ноября 2006

Из выступления Александра Рара, директора программ России и стран СНГ Центра Кербера (Германия) на Международной конференции 'НАТО и безопасность в Евразии' 24 ноября 2006 г.

Я хочу изложить ситуацию, которая складывается в Европе в эти месяцы. Можно говорить о том, что 2006 год изменил ситуацию в Европе. Эпоха так называемого торжества либеральных идей позади, к сожалению для многих, мы вступаем в новую эру, которую можно назвать 'ренессанс ресурсов'. Действительно, владение нефтяными, газовыми и другими энергоносителями сегодня дает государству преимущества над теми, кто потребляет эти ресурсы. На мой взгляд, такая позиция, что тот, кто производит ресурсы, может где-то давить на других, на данный момент - чисто российская. В чем-то это правильно. Но, с другой стороны, газ и нефть нужно кому-то покупать. Поэтому если мы говорим об изменении Энергетической хартии, а Энергетическая хартия в старом виде действительно устарела и никому в таком виде не нужна, нужно говорить о том, как связать интересы и стран-производителей, и стран-потребителей, и транзитных государств. Это тоже в интересах России.

То, как Европейский Союз сегодня поступает с Россией, пытаясь втянуть ее в старые схемы 90-х годов, не пройдет. Но Россия должна быть заинтересована в том, чтобы вместе с Европейским Союзом, где есть очень разумные силы, создать новый договор, учитывающий и российские интересы, и интересы транзитных государств. Тогда не будет больше особой позиции Польши,   которая сейчас блокирует в Европейском Союзе договоры с Россией.

Я начал говорить о ресурсах, о газе и нефти, потому что эту тему нужно рассматривать даже в связи с НАТО. На процесс развития этой организации нужно смотреть со всех сторон. Германия, которая будет председательствовать в 2007 году и в 'Большой восьмерке', и в Европейском Союзе, наделена особой ответственностью: укреплять и стабилизировать складывающийся новый мировой порядок. Канцлер Меркель будет искать все возможности, чтобы найти консенсус внутри Европы. Это может осложнить отношения с Россией, потому что она, как председатель в Евросоюзе, должна будет сначала договориться с Польшей, с прибалтами, с чехами, с венграми и со старыми членами Европейского Союза, найти общую позицию в отношении России, Китая, окружающего Европу мира. В то же время она должна консолидировать и укреплять отношения с Соединенными Штатами Америки, чтобы закрыть те трещины которые появились раньше. Именно в этом русле нужно рассматривать немецкую политику во главе Европы.

Как это связано с НАТО? Конечно, Германия будет пристально следить за развитием событий в Афганистане. Я думаю, что наши российские коллеги очень правильно охарактеризовали роль НАТО: у НАТО сегодня две главные функции и одна скрытая. Первая функция остается та же самая, что и в 90-е годы - это консолидация западного мира, трансатлантического сообщества, построение или укрепление демократических армий, демократического руководства над армиями национальных государств внутри организации НАТО. Надо исключить любые возможности, даже теоретического порядка, войны между Францией и Германией или Германией и Польшей - а внутри НАТО это невозможно. И от этого Европа выигрывает, и мир в Европе выигрывает. Эти функции действительно известные, они по-прежнему остаются в НАТО. Но после 11 сентября перед НАТО встали новые задачи, а именно борьба с международным терроризмом. Многое в решении этих задач не получается, но стратегия есть. С одной стороны, это попытка примирить и стабилизировать Большой Ближний Восток, а с другой стороны - это стремление стабилизировать африканский континент. Посмотрите, сколько миротворческих операций сегодня НАТО проводит в Африке, несколько лет назад невозможно было ожидать такого. Конечно, НАТО отстраивает свои партнерские программы, отношения с арабскими странами и с Тихоокеанским регионом.

Что касается Большого Ближнего Востока, то НАТО будет стараться создать на Южном Кавказе некий плацдарм для борьбы с международным терроризмом, после того, как НАТО потеряло свое влияние и свои базы в Средней Азии. Кроме того, НАТО направит свои усилия на то, чтобы разоружить так называемые государства-изгои, для приостановки расползания ядерного оружия, кроме того, необходима стабилизация   в Афганистане и Ираке, которые сейчас разваливаются, и, конечно, попытка укрепления там демократических институтов, хотя это все становится менее и менее вероятным. Мне хочется подчеркнуть еще одну функцию НАТО на Ближнем Востоке, она новая и очень значимая - это защита Израиля. Сегодня впервые после ливанского кризиса  Германия,   Италия, в какой-то степени,   Франция, а также Россия включились в процесс примирения Израиля и Ливана. Я не знаю, какой конфликт может теперь возникнуть, но тот факт, что Израиль будет все больше нуждаться в теснейшем сотрудничестве с НАТО, чтобы просто выжить в этом угрожающем ему мире, становится очевидным. И я бы не стал отказываться от идей, которые еще год назад казались бредовыми, что НАТО сможет по этим соображениям включить Израиль в свои ряды. И третья функция НАТО - это мягкое сдерживание потенциальных преемников на роль великих держав, России и Китая.  

Я хотел озвучить перспективы развития европейской мировой политики, их четыре. Во-первых, Америка будет постепенно уходить из большой политики на Большом Ближнем Востоке. При этом   возникает вопрос: кто будет стабилизировать ситуацию? Не может ли ШОС заняться стабилизацией того же Афганистана? Мы помним, какая угроза до 11 сентября 2001 года была направлена на Центральную Азию из этого региона. Это просто вопрос, я не утверждаю. Второе - существует опасность создания халифата, который приведет к биполярности мира и, естественно, свяжет Россию, Европу и Америку гораздо более тесными узами, чем это сегодня кажется. Третий вопрос - это консолидация самой Европы. Европа потерпела достаточно серьезное поражение на пути создания себя как политической державы после неприятия Конституции во Франции и Голландии и отказа других стран вообще   вынести этот вопрос на голосование. Так что в ЕС сейчас очень актуальны проблемы   формирования себя как политического союза. Но несмотря на это, я думаю, что процесс будет идти, и европейская оборонная и внешняя политика все-таки будет приобретать вес, и, естественно, Европейский Союз будет стараться укреплять свою политику стратегического соседства, стараться каким-то образом, может быть, в более мягкой форме, чем НАТО, решить замороженные конфликты, в том числе на востоке Европы, на постсоветском пространстве. Во всяком случае, в стратегических центрах об этом говорят открыто. И здесь   возникает вопрос к русским участникам обсуждения: насколько   возможно, даже теоретически, сотрудничество с европейской оборонной внешней политикой по этим направлениям, или российская сторона из-за того, что европейцы связаны с НАТО, будет отказываться от такого сотрудничества. И четвертое,   куда будет двигаться Россия. Я вижу сегодня очень серьезный кризис в отношениях Европы и России. Это связано с тем, что в Европе не понимают   новую роль России, и по-прежнему рассматриваем Россию в том образе, в котором она была в 90-е годы. Но я должен сказать, что, может быть, сам Путин не хочет войти в историю как политик, который для России потерял Европу. А это выглядит так, последние саммиты были и для Запада, и для России чистой катастрофой - ни о чем серьезном и конкретном для будущего договориться не смогли. Наоборот, создается впечатление, что Европейский Союз будет отказываться от энергетического альянса с Россией. И, таким образом, Россия будет уходить в Азию, стремительно создавать энергетический альянс с азиатскими странами, где нет таких споров о ценностях, которые имеют место на европейском континенте.   Мне кажется, что Россия в лице Путина стратегически будет пытаться   спасать отношения с Европой, но тактически будет все больше и больше   сотрудничать с такими странами, как Китай и Индия, и Китай будет очень умело, умно заманивать Россию сотрудничать в ШОС, создавая таким образом второй полюс в мировом порядке. И, может быть, действительно возникнет когда-то вопрос, абсолютно теоретический и провокационный, не стоит ли России подумать о том, что в такой ситуации ей может понадобиться более тесное сотрудничество с НАТО, чтобы противостоять тем угрозам, которые могут исходить с юга и востока Азии.

0

0