Rambler's Top100 Service

Исчерпал ли себя СНГ?

Доктор исторических наук, профессор
4 декабря 2006

История человечества продуцировала множество межгосударственных союзов, большинство из которых распадались лишь, исчерпав всю сущность своего назначения. 'Ваятели' Беловежских соглашений Борис Ельцин , Леонид Кравчук и Станислав Шушкевич по их общему мнению, озвученному последним в период работы Минского саммита СНГ, считает, что эта организация выполнила свою задачу: 'Ее страны-участницы обладают, по крайней мере, формальной независимостью. И нам удалось избежать югославского сценария'. Однако данную формулировку по всем ее азимутам можно смело поставить под сомнение, как и некогда сам Беловежский акт, проигнорировавший волю большинства населения Советского Союза, выраженную в ходе всенародного референдума 17 марта 1991 года по вопросу о сохранении союзного государства.

Во-первых, сам же Шушкевич то ли непроизвольно, то ли намеренно охарактеризовал независимость бывших советских республик в качестве 'формальной'. Но возникает вопрос: народы, провозгласив свою государственность, стремились к 'формальной' либо подлинной независимости? И разве не СНГ было призвано привести их к таковой? А если до этой цели еще не дошли, но какую же задачу выполнила организация? И не является ли применение действенных интеграционных форм в становлении эффективных национальных экономик постсоветских республик, не подпадающих под неразрывную зависимость от инвестиций и транспортно-экономических проектов, инициированных дальним зарубежьем, ее магистральной задачей? Не этот ли фактор подкрепляет подлинность любой в мире независимой государственности?!

Во-вторых, действительно ли удалось новым постсоветским государствам избежать 'югославского сценария'? Неужели военные конфликты в Чечне, Карабахе, Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии принципиально отличаются от сербско-хорватского, сербско-боснийского, хорвато-боснийского и косовского военных столкновений?! И при сохранении детонационной ситуации этих очагов постоянной напряженности на постсоветском пространстве, отпадает ли актуальность существования общегосударственных, пусть даже консультационных структур, призванных наряду с другими авторитетными международными организациями, внести свой ощутимый вклад в урегулировании этих конфликтов и ликвидации их последствий?!

Скоропалительность вышеприведенной формулировки, видимо была обусловлена проявившимися в процессе работы очередного, проходившего 28 ноября в Минске саммита глав государств СНГ центробежными тенденциями.

К великому сожалению, идея реформирования СНГ с целью его перемоделирования по всем параметрам ЕС, принадлежащая России и Казахстану, заглохла на фоне энергетической какофонии постсоветских республик в Минске. Занимающий ныне пост председателя Содружества Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев резюмировал итоги, не обеспечивавшие прогресс по главному вопросу: модернизации СНГ, призванной придать ему большую актуальность. 'Все эти решения кочуют из заседания в заседание и фактически не принимаются', - печально констатировал он.

Еще в преддверии минского саммита акцентировалось внимание на энергетическом лейтмотиве межгосударственных экономических отношений, создающего впечатление абсолютной доминанты именно этой мотивации в существовании самого Содружества. Именно это направление определилось, как наиболее перспективное всего процесса сотрудничества в рамках СНГ, обусловленное контекстом зоны свободной торговли. Как подчеркивалось в сообщении пресс-службы президента Украины: 'Активное взаимодействие в данной области создаст условия не только для гарантированного обеспечения энергоресурсами стран СНГ, но и для организации маршрутов по транспортировке энергоносителей, в частности, в ЕС'.

Как не парадоксально, но напряженность внутри СНГ в канун его 15-летия возрастает в первую очередь между государствами-депозитариями Содружества.

Прежде всего, в силу ряда причин застопорился процесс дальнейшей интеграции России с Белоруссией, инициированный подписанным еще десять лет назад Союзным договором. На белорусской экономике болезненно сказывается повышение цен на газ. Если еще год тому назад Россия пыталась в пять раз - до 230 долларов за тысячу кубометров - увеличить цену на газ, экспортируемый на Украину, сохраняя при этом расценки на уровне 47 долларов для Белоруссии, то в этом году она требует от нее по 200 долларов за тысячу кубометров.

По оценкам белорусских аналитиков за счет льготных цен на газ и нефть страна ежегодно получала косвенные субсидии в размере 4 миллиардов долларов. Это послужило побудительным мотивом для белорусского президента А.Лукашенко предложить Украине свое партнерство на переговорах о ценах на газ и условиях транзита российского 'голубого топлива' в Европу по трубопроводам, проходящим через их территорию еще за неделю до минской встречи. Его следующее действие в этом направлении выразилось в предложении Азербайджану поставлять свою нефть по Черному морю на Украину, а оттуда на перерабатывающие заводы в Беларуси - в обход России.

Эти шаги главы белорусского государства трансформировались уже во время саммита в конкретную договоренность с руководителями Украины и Азербайджана о 'создании рабочей группы по наработке вопросов транспортировки каспийских энергоносителей на европейский рынок'.

Украинский президент В. Ющенко в ходе обсуждения указанного сотрудничества, отметил возможность использования трубопровода 'Одесса-Броды' для белорусских нефтеперерабатывающих предприятий. По его мнению, 'целесообразно рассмотреть вопрос о создании консорциума, объединяющего в СНГ стран-экспортеров, стран-транзитеров и стран-импортеров нефти и газа'.

Более того, по мысли белорусского лидера, если на данный момент действия гипотетического межгосударственного объединения, не обладающего собственными углеводородными ресурсами, могут ограничиться только совместными переговорами с Москвой, то в случае их не результативности, придется задуматься над прокладкой газопровода с берегов Каспия через Южный Кавказ по дну Черного моря в украинско-молдавском направлении.

Дисгармоничность в рамках СНГ энергетической политики характерна и для других его членов.

Так, Грузия, руководствующаяся в пребывании в Содружестве стимулом льготных цен на газ, лишившись его в силу повышения цены на газ до 230 долларов за тысячу кубометров, находится в состоянии поиска альтернативных энергетических поставок. В соответствии с договором по газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзерум Грузия должна получить 250 млн. кубов азербайджанского газа по цене 63 долл. за тысячу кубов. Помимо этого она имеет право на 5% от объемов перекачки газа в качестве платы за транзит. При этом 3 млрд. кубометров газа в год должна получать Турция. Однако по газопроводу Баку-Тбилиси-Эрзерум, инфраструктура которого полностью еще не достроена, это количество газа в течение определенного времени до Турции доходить не сможет. Исходя из чего, Грузия рассчитывает на получение и этого газа. Но все это является делом хотя и ближайшего, но будущего. А пока она занимается активной энергетической стратегией на ближайший год, компонентами которой являются Азербайджан и Иран.

Но и на этом пути она сталкивается с барьерами, порожденными импульсивностью внешнеполитического курса режима Саакашвили. С одной стороны, стоимость 1 тыс. кубических метров газа, поставляемого Азербайджану Россией газа, в случае присоединения его к блокаде экономических связей Грузии составит $130, а в случае нарушения им этой блокады - $230. А в условиях, при которых потребность республики в газе составляет 13-14 млрд. куб. м газа в год, а добыча не превышает 6,5 млрд. куб. м. и оператор проекта 'Шахдениз' British Petroleum , сможет полностью удовлетворить этот спрос не ранее 2012 года, 'демонстрацию' по выражению Саакашвили 'азербайджано-грузинского братства' вряд ли ожидает триумф. Тем более на фоне им же применяемых определенных форм дискриминации азербайджанского населения Грузии, хотя и предварительная договоренность о поставках азербайджанского газа в Грузию была достигнута в Минске в ходе неофициальной встречи президентов двух республик. С другой, окрик заокеанского патрона Саакашвили, несколько отрезвил его в отношении гипотетического сотрудничества с Ираном в энергетической сфере.

Армения, являющаяся, кстати, самым крупным на постсоветской территории реципиентом западной финансовой помощи, хоть и с консультациями и учетом пожеланий 'Газпрома', но изъявила готовность задействовать газопровод, связывающий с Ираном.

Самодостаточность в этом смысле Казахстана, Узбекистана и ассоциированного члена СНГ Туркмении, позволяет им самостоятельно разрешать проблемы Киргизии и Таджикистана и расширять при этом ареал поставок во всех географических направлениях.

В итоге, внесение Россией ужесточенной коррективы в свою энергетическую политику на постсоветском пространстве и превалирование ориентиров других постсоветских республик на внешние энергетические источники, а также попытка создания ими субрегиональных систем сотрудничества в этой сфере, придают деятельности СНГ весьма эфемерный характер. Собственно, это и побудило не только его основателей, но и многих других государственно-политических деятелей и аналитиков к формулированию выводов о его грядущем распаде. К этому присовокупляется и ограничение доступа товаров ряда государств Содружества на российские рынки. По всей вероятности СНГ на данной стадии его существования уже придаются функции инструмента цивилизованного расхождения, а не развития постсоветской интеграционной системы.

Что же касается политической составной Минского саммита, то она была регламентирована двусторонними встречами президентов стран, охваченных орбитой этнополитических конфликтов. Фабулой рандеву В.Путина со своим молдавским коллегой и тезкой В.Ворониным явилось предложение о компромиссе, означающее открытие для молдавских горячительных напитков российского рынка в обмен на деблокирование Приднестровья и реанимирование соглашения о нормализации отношений Молдавии и Приднестровья, известное как 'меморандум Козака'. Встреча же российского президента с Саакашвили напротив, еще более усугубила взаимные претензии в отношении абхазского и югоосетинского конфликта, и завершилась весьма патетической, но, как всегда эмоциональной и непродуманной метафорой грузинского лидера: ':для нас не имеет решающего значение, что думает Россия о нас, что о нас она скажет, и что предпринимает. Отныне планы, будущее, успехи Грузии будут писаться в самой Грузии'. Двусторонние же переговоры И.Алиева и Р.Кочаряна, резюмировались декларированием 'приближения к последней стадии переговоров по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе'.

На саммите не прозвучало и намека на необходимость выработки Содружеством собственного альтернативного СБСЕ, НАТО и другим международным организациям механизма урегулирования этнополитических конфликтов.

Подобная ограниченность сфер деятельности СНГ, действительно подводит его к грани демонтажа, но не в силу исчерпывания его функций ввиду 'достижения целей' по Шушкевичу, а в результате превалирования центробежных тенденций и усугубления экономических и политических противоречий на всем постсоветском пространстве.

Распад Содружества способен инициировать три гипотетические ситуации на территории бывшего Советского Союза:

а) Образовавшийся вакуум в опоре на ресурсные возможности, прежде всего России, Казахстана, Украины и Белоруссии, волю и намерения остальных государств, заполняется более действенной, эффективной во всех отношениях межгосударственной организацией, обладающей централизованными структурами координации всей финансово-экономической, внешнеполитической и военно-стратегической политики постсоветских республик. При этом после урегулирования известных конфликтов, осуществляется научно продуманная, поэтапная и последовательная межгосударственная кооперация, способствующая окончательному оформлению постсоветского интеграционного Союза с постепенно складывающимся общим валютным, таможенным и оборонным пространством;

б) В территориальных зонах распада СНГ формируются региональные интеграционные содружества с привлечением государств дальнего зарубежья наподобие ГУАМа, ЕвраАЭС и ШОСа, создающие свои автономные параллельные системы и отношения с другими региональными интеграционными сообществами. При этом для этих систем симптоматичным будет в одном случае четкая и безоглядная ориентация на Запад, а в другом - создание альтернативной ему коалиции мощных во всех отношениях евроазиатских государств;

в) Государства-члены распавшегося Содружества в разнобой будут осуществлять попытки внедрения в западные либо азиатские интеграционные структуры в статусе сырьевых, рыночных и транстерриториальных инфраструктур, ибо на большее, чем 'не совсем любимые пасынки' они претендовать при всем желании, не смогут. Увы, основные ниши давно заняты, а побочно создаваемые не обеспечивают должный авторитет и престиж!! Описанный сценарий способен лишить Россию зоны своего традиционного влияния, сузить его геостратегическое пространство посредством максимального приближения НАТО, ЕС, восточно-азиатских интеграционных институтов к ее границам по всему их периметру и существенного ущемления ее статуса не только как мирового, но и как регионального лидера.   

И возникает сакраментальный вопрос: 'Исчерпаны ли функции СНГ и кому выгоден его распад'!
Загружается, подождите...
0