'Кондопоги': что делать?

Учредитель Центра либерально-консервативной политики "Великая Россия"
21 Декабрь 2006

Выступление на Круглом столе 'Готовы ли мы к кондопогам?', организованном Издательством 'Европа', Русским институтом и Институтом общественного проектирования. 21 декабря 2006 г.

 

Попробую при ответе на поставленный вопрос пройти от общего к частному. И для начала хочу констатировать: в стране идет национальный подъем, причем национальный подъем русского народа (в другой системе координат - русской нации) - того самого, который титульный и государствообразующий, чтобы не было недопонимания. Мы можем ставить разный знак рядом с этой констатацией. Нам может нравиться или не нравиться тот факт, что национальный подъем русского народа - со всеми его возможными достижениями и соблазнами - уже начался, но отрицать этот факт вряд ли кто-нибудь возьмется.

Национальный подъем столь же многолик, насколько разнообразны 'русские национализмы'. В нем есть погромная составляющая (с ее энергией передела), есть экзотическая (эстетская, связанная, как правило, с утопической архаикой), но есть и политическая составляющая. Эта последняя, на мой взгляд, представлена в этническом национализме (племенной великорусский национализм в старой терминологической системе) и в имперском национализме.

Можно сказать, что нынешняя власть - особенно ввиду очередного большого выборного цикла - поставлена перед ответственным выбором: она должна решить, как поступить с нарастающей волной русского национализма. Можно сказать, что нынешняя власть стоит перед такой же дилеммой, перед которой в свое время (в 1905 году) С.Ю.Витте поставил императора Николая II : либо ввести диктатуру и потопить революцию в крови, либо даровать конституцию и создать легальные каналы для народившейся общественной энергии, то есть созвать Государственную Думу. Причем, Николай II сомневался и даже предложил великому князю Николаю Николаевичу стать диктатором, но последний не только отказался, но и оказал на императора моральное давление и народу был дарован Манифест 17 октября.

Сегодня власть стоит перед типологически схожей проблемой. Она должна определиться в отношении нарастающей волны русского национализма. Либо объявить его врагом России и включить механизмы подавления и рассеивания, либо признать русский национализм не просто союзником, но союзником желанным, способным, при условии конструктивного взаимодействия, стать основой для того, чтобы вся страна совершила прорыв к будущему. То есть, вопрос стоит предельно просто (и, при этом, предельно сложно) - в чьем ведении должен находиться русский национализм: ПОЛИЦИИ или ПОЛИТИКИ.

Если второе, то необходимо немедленно создавать каналы для национальной энергии, канализировать ее и структурировать, чтобы она не разнесла в клочья политическое пространство буквально накануне выборов в ГД. Сейчас в нашем политическом пространстве нет легальных структур, которые смогут представить интересы русских националистов и сочувствующих. Провластные партии - единороссы и эсеры - не готовы, в силу разных обстоятельств, к тому, чтобы представлять интересы русского национально ориентированного избирателя. А оппозиционные партии либо слабы, либо маргинальны, либо обладают противоположным идейным вектором.

В результате встает вопрос, который поставлен как один из самых актуальных автором представленного исследования Максимом Григорьевым: как наладить коммуникацию между властью (местной и региональной) и различными группами населения, в том числе национальными?

На мой взгляд, у власти есть сейчас только один - потенциальный - помощник в этом деле: институты гражданского общества. Институты гражданского общества могут стать операторами решения многих проблем, в том числе межнациональных. Здесь, однако, стоит вскользь заметить, что полноценные и повсеместные институты гражданского общества не сложатся без инициативного участия власти (и прежде всего верховной, в качестве инициирующего начала). Необходимо создать по всей стране Бюро гражданских инициатив, которые будут финансироваться из бюджета и оказывать, прежде всего, организационную, юридическую, консультационную и т.п. помощь существующим (провести при помощи внешних сил мониторинг) и появляющимся общественным инициативам. В перспективе эти общественные объединения могут стать опорой власти и посредником между ней и народом. Они же смогут выполнять роль 'комиссаров' (тех, о которых говорил Алексей Чадаев на встрече с Медведевым) при реализации на местах национальных проектов. Кроме того, это станет серьезным шагом к прекращению атомизации страны (и народа), навязанной нам либеральными доктринерами, которые разрушили многовековую коллективистскую (в другой системе координат - соборную) традицию: общины, гильдии, советы.

И, чтобы не быть голословным, приведу в пример некоторые практики, уже применяемые подмосковным молодежным движением 'Местные'. Сразу хочу сказать, что с точки зрения организационной 'Местные' - комбинированный проект. С одной стороны, это традиционная иерархическая, а с другой (на низовом - городском и районном - уровне) сетевая структура. Почему это важно отметить? Дело в том, что ДПНИ - типично сетевая структура, в которую каждый входит со своим ресурсом, базируется, во-первых, на сильной эмоциональной мотивации (+ инстинкты толпы), во-вторых - на трудно-контролируемых информационных сетях (Интернет + мобильная связь), ну а в третьих - на предельно простых идеологических конструктах. Это обусловлено самим принципом функционирования сетевой структуры. Она не пропускает через себя сложные идеологические мессиджи. А комбинированная структура типа 'Местных' позволяет доводить до участников сети довольно сложные идеологемы. Пример: если для ДПНИ предельно допустимая сложность мессиджа сводится к 'Долой чужих/черных', то комбинированная структура позволяет разъяснить и что такое 'долой', и что такое 'чужие'. То есть, есть возможность разъяснить, что 'чужие' 'чужим' рознь, несмотря на то, что и те и другие - 'не свои': есть легальные мигранты, а есть нелегальные иммигранты; есть трудовая миграция, а есть экспансия торговых синдикатов, и т.д. Это различие между ДПНИ и региональными молодежными организациями надо обязательно иметь в виду при формулировании программ и проектов.

Так вот, после Кондопоги у 'Местных' началась долгая и непростая дискуссия, в результате которой появилась 'национальная программа'. Задача-минимум этой программы - недопущение в Подмосковье погромов и агрессии на национальной почве, задача-максимум - межнациональный мир. В рамках 'национальной программы' 'Местные' уже провели серию рейдов на подмосковных рынках, начали патрулирование криминогенных районов в рамках программы 'Ночной дозор', провели - пока на районном уровне - круглые столы и встречи с представителями национальных общин, проживающих в Московской области, митинг 'Русская поправка' с требованием внести изменения в Конституцию России и отметить в ней культурно-историческую роль русского народа ('русский народ - первый среди равных'). В ближайших планах работа с посольствами стран-экспортеров нелегальных иммигрантов и с их гражданами, нелегально пребывающими в МО и другие мероприятия.

Причем все мероприятия - многосоставные. Так, во время рейдов по рынкам 'Местные' не только препятствуют работе нелегальных иммигрантов, но и обеспечивают торговлю местным фермерам на тех условиях, которые устраивают их, а не перекупщиов, занимаются 'воспитанием' покупателей, то есть разъясняют права покупателя на основании закона (право требовать не только сертификат на продукцию, но и документы продавца) с раздачей 'памяток' и т.д. Это как раз и есть тот сложный мессидж, который можно довести до участников комбинированной организации и почти невозможно до участников чисто сетевой структуры.

Важное значение для воздействия на общественное мнение имеет отношение правоохранительных органов к деятельности 'Местных' в такой взрывоопасной зоне, как борьба с нелегальной иммиграцией. И тот факт, что милиция не задерживает во время рейдов на рынках активистов 'Местных' за разжигание межнациональной розни, повышает уровень доверия и к самой милиции, и к местной власти. Тем более повышает уровень доверия к правоохранительным органам тот факт, что во время 'Ночных дозоров' (когда пресекаются реальные правонарушения) милиция взаимодействует с 'Местными'. То есть, 'Местные' - типичный институт гражданского общества - своей деятельностью способствуют легитимации местной власти, повышают уровень реципрокности, то есть 'взаимности в исполнении законом установленных обязанностей для частных, а равно и официальных лиц' (А.Д.Хлопонин. Гражданское общество или социум клик: российская дилемма).

На особом месте стоят круглые столы и встречи с представителями национальных общин, проживающих в Московской области. 'Мы понимаем, - написано в Манифесте 'Местных', - что наше родное Подмосковье - очень привлекательный регион для тех, кто едет в нашу область за длинным рублем. Однако неконтролируемый и избыточный приток иммигрантов приводит к тому, что они занимают те сегменты на рынке труда, в которых Московская область не испытывает дефицита рабочей силы и, более того, в которых заинтересованы коренные жители. Кроме того, в местах массового пребывания и труда нелегальных иммигрантов расцветает этническая преступность, как организованная, так и бытовая. Но мы сообща вырвем этот гнилой куст из нашей родной земли! Мы не позволим попирать наше Подмосковье и его коренных жителей тем 'приезжим', кто воспринимает нашу землю как добычу, а себя - как захватчика! Мы никому не позволим навязать нам свою волю и свои порядки!'. Там же есть принципиальные слова: 'Мы, 'Местные', исходим в своей деятельности из очевидных истин, в которых и заключена наша идеология - идеология патриотов. Подмосковье - это наша земля, обустроенная трудом и подвигами наших предков, которые сделали эту землю одним из самых красивых и успешных уголков великой России. И мы требуем, чтобы все без исключения - и местные и 'приезжие' - не только соблюдали закон, но и уважали сложившиеся веками традиции и обычаи нашей земли'. Если вы посмотрите на выводы предложенного нам исследования 'Кондопога: что это было?', то увидите, что 'Местные' сформулировали для решения именно те задачи, нерешенность которых стала одной из причин событий в Кондопоге.

Вот, собственно, все, что я хотел сказать. При наличии политической воли у верховной власти и при выстраивании под патронажем государства системы Бюро гражданских инициатив в регионах, мы сможем создать сеть посредников в лице институтов гражданского общества (не только молодежных, разумеется), с помощью которой проблемы межнациональных отношений не только будут находиться под постоянным наблюдением (мониторинг), но и решаться, хотя бы отчасти. И тогда, при наличии (=создании) политических институтов (=партии), представляющих интересы русского национализма, мы сможем ввести его в нормальное, конструктивное русло и направить на благо страны и всех народов, ее населяющих.

Интересные факты:
Загрузка ...












Европейский форум