Rambler's Top100 Service

Поиск 'врагов народа'

Аналитик Центра политологии и избирательных технологий, г.Кишинев
22 февраля 2007

В Молдове давно уже ни для кого не секрет, что ранее называвшая себя 'правительственной', а ныне скромно именующая себя 'независимой' газета 'Молдова Суверанэ' всегда была и остаётся сегодня самым верным и послушным 'рупором' власти. Точнее сказать, наиболее авторитарной и радикальной её части, не привыкшей 'выбирать выражения' и держаться в рамках общепринятых в цивилизованном демократическом обществе приличий при разговоре с оппонентами.

Одно из главных направлений в деятельности этого 'специфического' издания сегодня - это методическое и последовательное создание из оппонентов власти образа 'врагов народа'. По тому, из кого персонально, как и какими методами формируется газетой 'Молдова Суверанэ' в общественном сознании этот образ, можно с уверенностью судить, какими представлениями живёт и какими понятиями руководствуется в своих действиях нынешняя молдавская власть.

В частности, уже далеко не в первый раз газета 'Молдова Суверанэ' пишет в своих публикациях обо мне, уделяя моей скромной персоне слишком пристальное (точнее сказать, пристрастное) внимание и настойчиво пытаясь убедить молдавскую общественность в том, что в моем лице Республика Молдова якобы имеет своего явного и неприкрытого врага.

В чем же, по мнению этого 'независимого' издания, проявляется моя 'враждебность' к стране, гражданином которой я являюсь, которую искренне люблю, которой изо дня в день стараюсь помочь всем, что только в моих силах?

Во-первых, мне инкриминируется, что я регулярно публикую свои аналитические материалы на страницах ведущих российских информационных порталов. Что можно по этому поводу сказать?

Во времена тоталитаризма, из которых мы, слава Богу, хотя и с трудом, но всё же уже почти выкарабкались в демократию, такое обвинение никого бы, наверное, не удивило. Но ведь мы, если не ошибаюсь, живем сегодня в официально считающемся демократическим государстве, а потому заявлять о том, что факт публикации молдавским гражданином своих материалов в российских или иных зарубежных СМИ содержит в себе 'состав преступления', совершаемого им против своей страны, могут только отставшие от жизни люди, чьё сознание по-прежнему несёт на себе печать неизжитого тоталитарного мышления.

В этой связи хотел бы спросить редакцию газеты 'Молдова Суверанэ': Может быть, мимо моего внимания каким-то образом прошла и осталась мною незамеченной информация о том, что Россия уже перестала быть стратегическим партнером Молдовы и официально объявлена её злейшим врагом? Может быть, по этой причине уже официально запрещены любые контакты молдавских граждан с россиянами и, тем более, любые формы их сотрудничества с российскими СМИ? Или же всё это лишь чьё-то пристрастное 'частное мнение'? Хотелось бы знать тогда, чьё же именно?

Во-вторых, меня обвиняют в том, что, по моему мнению, диалог с Приднестровьем можно и нужно вести только на равноправной основе. По мнению же 'независимой' газеты 'Молдова Суверанэ' (или же, надо читать - 'властей Молдовы'?), не может быть и речи о каком-то 'равноправии' Приднестровья с Молдовой в процессе урегулирования.

Такая позиция, поистине, достойна удивления. Хотелось бы, однако, понять, чего же вообще добиваются власти Молдовы и их печатный 'рупор' в лице газеты 'Молдова Суверанэ', и что они понимают под процессом 'мирного урегулирования' конфликта в Приднестровье?

Хотят ли они как-то договориться с Приднестровьем о нормализации отношений и сближении позиций? Если да, то этого можно достичь лишь в процессе честного и открытого диалога, оба участника которого будут обладать равным правом не только свободно высказывать свою собственную точку зрения на предмет дискуссии, но и быть услышанными и, главное, понятыми. То есть, речь идёт о равноправном диалоге, в котором мнение каждой стороны будет учитываться, с ним будут считаться.

Или же коммунистическая власть Молдовы, на самом деле, хочет силой 'задавить' Приднестровье, не мытьём, так катаньем заставить его принять свои ультимативные условия капитуляции? Если это, действительно, так, то зачем же тогда продолжать морочить голову и своим собственным гражданам, и мировой общественности? Надо открыто выходить из переговорного процесса, разрывать все предыдущие договоренности, а затем пытаться 'дожать' Приднестровье как экономическими, так и военными средствами, закрыв глаза на вполне предсказуемую негативную реакцию со стороны своих собственных граждан и мирового сообщества, а также на возможные трагические последствия такой 'силовой политики' для своей собственной страны. Глубоко убежден в том, что такой путь не может быть продуктивным.

В-третьих, именно мне приписывается (естественно, абсолютно бездоказательно!) 'авторство' идеи, положенной в основу т.н. 'операции патент'. Речь идет о развернувшейся в эти дни по всей Молдове борьбе обладателей патентов, дающих право на различные виды предпринимательской деятельности, за свои права. Власть, в своё время разрешившая людям работать по патентам, сегодня лишает их этого права, отнимает у них, образно говоря, кусок хлеба, оставляет их без средств к существованию. Чему же тут удивляться, что возмущенные люди вышли на улицы, протестуют и пытаются обратить внимание власти на своё бедственное положение?

Что же касается моего мнимого 'авторства' в данном случае, то газета 'Молдова Суверанэ' вновь 'попала пальцем в небо'. Во-первых, главным автором и создателем предпосылок к массовым акциям протеста со стороны граждан страны является сама нынешняя коммунистическая власть, которая, фактически, выталкивает их за пределы физического существования и обрекает на голодную смерть. Во-вторых, акции протеста организуют и проводят сами 'патентщики', в них участвуют практически все оппозиционные партии (кроме 'прикормленных' властью) и предпринимательские объединения.

В-четвертых, меня обвиняют в том, что я недавно получил журналистскую премию 'За независимую позицию', учрежденную приднестровской партией 'Обновление'. Не скрою, я, действительно, удостоен этой премии и она мне очень дорога. Естественно, не в денежном эквиваленте, который весьма скромен. Во всяком случае, думаю, намного меньше, чем гонорар, который получил за свою статью в 'Молдова Суверанэ' её автор. Она дорога мне, прежде всего, по той причине, что является признанием моего личного вклада в дело сближения двух берегов Днестра.

В своих публикациях по проблеме Приднестровья я неоднократно подвергал критике, причём, весьма жёсткой, но всегда объективной, его правящую элиту. Неудивительно, что с частью этой элиты, считающей меня 'рукой Кишинева', у меня сложились достаточно сложные отношения. Но, даже не принимая и не разделяя мои взгляды на пути достижения приднестровского урегулирования, многие политики на Левобережье, называемые в Кишиневе 'сепаратистами' и 'врагами демократии', все же считают, что я имею право на свободное изложение своей собственной точки зрения. Так почему же тогда в демократическом Кишиневе отдельные 'демократические' издания вдруг начали считать открытое выражение публицистом своей гражданской позиции каким-то 'преступлением'? Опасная тенденция.

В-пятых, меня обвиняют также в том, что я 'оплакиваю' судьбу 'Меморандума Козака', который, по мнению автора статьи в газете 'Молдова Суверанэ', якобы 'разрушал основы нашей государственности'.

Не могу понять, почему ко мне, независимому политологу, который никогда и нигде публично не анализировал этот документ, предъявляются сегодня какие-то претензии!? Неужели в редакции 'Молдова Суверанэ' вдруг 'забыли', что этот документ парафировал лично президент Молдовы Владимир Воронин? Он лично убеждал общественность нашей страны в том, что только через создание федерации Молдова может возродиться, стать вновь единой страной. Эти же идеи до нас доносили и посол США, и глава миссии ОБСЕ.

Теперь же, как ни странно, все они 'вышли сухими из воды', а на мне, ни слова не сказавшем ни 'за', ни 'против' данного документа в те дни, когда решалась его судьба, решили отыграться. Странная, более того, дикая какая-то логика получается. Нет, господа и товарищи, так дело не пойдет! Давайте будем отвечать каждый за себя.

Я лично не высказывался в своих статьях по самому 'меморандуму Козака'. Я лишь отмечал, что бездарно была утрачена возможность договориться. Я лишь спрашивал власть: Разве нельзя было, ещё до объявления решения о подписании, довести этот документ до таких кондиций, чтобы он всех удовлетворил? Разве нельзя было провести широкий совет с народом, а, если надо, то и референдум?

Так нет же, вначале торжественно объявили, что документ хороший, нужный и полезный, что такого-то числа он будет подписан в присутствии президентов России и Украины, а затем, всего за несколько часов до прилета в Кишинев российского презента Владимира Путина, вдруг заюлили, забормотали что-то нечленораздельное и: отказались от этой затеи. Горькие последствия этого политического конфуза Молдова расхлёбывает до сих пор.

Разве это серьезная, ответственная политика? Разве не очевидно, что это привело лишь к тому, что Приднестровье за последние три года ещё больше отдалилось от Молдовы? Разве это не подорвало доверие к Молдове со стороны мирового сообщества?

Автор этих строк является единственным молдавским политологом, который открыто и публично говорит в Тирасполе, что нам нужно быть вместе, нам выгодно быть вместе, мы обязательно будем вместе, а потому призывает власти и народ Приднестровья думать о совместном будущем с Молдовой.

А вот некоторые 'независимые' газеты типа 'Молдова Суверанэ' своими крикливыми, но бездоказательными публикациями намеренно вбивают клин в отношения между Молдовой и Приднестровьем, играя на руку тем политикам на обоих берегах Днестра, которые не желают этого объединения.

В Молдове к этой категории относятся те политики, которые уже не только мечтают об объединение с Румынией, но и открыто к нему призывают. Они понимают, что Приднестровье в составе Молдовы, вместе с Гагаузией', будет тем 'якорем', который не позволит стране оторваться от своей независимой государственности.

В-шестых, автор статьи в 'Молдова Суверанэ' пишет: 'В прессе появлялись информации, что этот персонаж (это обо мне) был замешан в 'посредничестве' денег, переведенных Тирасполем для некоторых молдавских политических объединений, в предвыборной кампании 2005 года'.

Эта тема, действительно, давно уже муссируется в некоторых молдавских СМИ. Нетрудно, однако, догадаться, откуда вылетела эта 'утка'. Скажу лишь одно: я давно занимаюсь политической аналитикой и потому пришел к мнению, что в этом деле никогда и никому посредники не были нужны. Дают деньги только тем, кто может потом что-то решить. Дают 'из рук в руки'. Без свидетелей. Посредники же ничего и никогда не решают, а потому не припомню случая, чтобы кто-то кому-то когда-то передавал деньги через них.

К тому же, не мешало бы разобраться, наконец, каким же это политическим объединениям в Молдове могли помогать приднестровцы, если они, действительно, помогали, в чем лично я, кстати, очень сильно сомневаюсь.

Помнится, когда-то президент Молдовы Владимир Воронин уверенно заявлял, что Игорь Смирнов оказывает материальную поддержку лидеру ХДНП Юрию Рошке. Даже конкретные цифры в миллионах долларах называл. Так что же, выходит, что я был посредником между 'сепаратистом' Смирновым и нынешним союзником Воронина - 'фронтистом' Рошкой? Театр абсурда, честное слово!

Есть, правда, ещё один вариант. Приднестровцы убеждены, что чем дольше в Молдове будут у власти коммунисты, тем больше у них шансов получить независимость. Они исходят из того, что политика правящей ПКРМ и президента Воронина лучше всего убеждает жителей Приднестровья в том, что ни в коем случае нельзя объединяться с Молдовой. Если следовать этой логике, то можно предположить, что Приднестровье могло вкладывать деньги в те молдавские партии и в тех молдавских политиков, которые работают на его независимость, то есть в правящую ПКРМ и в её лидера Владимира Воронина. Ничего не могу сказать на эту тему доказательно, потому что 'не в курсе', но почему-то уверен, что ХДНП и ПКРМ подтвердят мою невиновность - не передавал лично я им никаких 'денег от Смирнова'.

В-седьмых, в самом названии статьи утверждается, что я 'сепаратист со связями в ФСБ'. О моём мнимом 'сепаратизме' я уже написал. Теперь хочу сказать пару слов о привидевшихся редакторам 'Молдовы Суверанэ' моих 'связях с ФСБ'. Никоим образом не ставлю под сомнение, что связь любого гражданина Молдовы со спецслужбами чужой страны является уголовным преступлениям. Поэтому такого рода обвинения в мой адрес не могут оставить меня безразличным. Тем более, что они раздаются не в первый раз. Раздаются, несмотря на то, что соответствующие компетентные органы страны, призванные защищать Молдову от внешних угроз, не проявляли и не проявляют ко мне никакого (по крайней мере, открытого) интереса. Спрашивается, почему? Ответ, на мой взгляд, может быть только один: всё это чистой воды бред и инсинуации!

Однако меня не может не беспокоить то обстоятельство, что такого рода провокационная 'сигнальная информация' может дать спецслужбам Молдовы основание отслеживать мои контакты с оппозиционными политиками, следить за мной и за ними (а вдруг я их вербую!?), прослушивать мои телефонные переговоры, беседы и т.д.

Кроме того, насколько мне известно, спецслужбы Молдовы и России заключили между собой соглашение о сотрудничестве и не ведут работу друг против друга. Публикация же в газете 'Молдова Суверанэ' создает совершенно иную версию. Причем, ни на минуту не сомневаюсь, что, несмотря на всю свою 'независимость', газета делает это не без ведома властей.

Зачем и кому это надо? Какие цели этим преследуются? Способствовать развитию в стране русофобских настроений? Подставить под удар тех оппозиционных политиков, с которыми я поддерживаю контакты? Не получилось открыть уголовные дела против них по обвинению в коррупции, так теперь попробуем зайти с другой стороны?

Общий вывод: Я вполне мог бы ограничиться всего одной фразой - 'Грязная статья в грязной газете!'. Уверен, что многие, кто меня давно и хорошо знают, поняли и поддержали бы эту мою позицию. Но это очень упростило бы ситуацию. Ведь дело вовсе не в газете. Её дело, как говорится, 'солдатское': приказали - напечатали. Дело в той атмосфере политического террора и преследования инакомыслящих, всё более напоминающей времена 'сталинских чисток', репрессий, 'ежовщины', которая складывается в стране, называющей себя демократическим государством, стремящимся жить по принятым в Единой Европе политическим и юридическим нормам.

Неужели молдавские коммунисты, как партия, не могут действовать в условиях демократии, не прибегая к репрессиям против своих оппонентов? Неужели они, действительно, неизлечимы? Ведь, несмотря на все их заверения в приверженности 'демократии', 'политическому плюрализму', 'свободе слова', за ними, как за дымовой завесой, снова и снова проявляются рецидивы всё той же старой болезни.

Извините за банальность, но вынужден, обязан сказать: Люди, будьте бдительны! Бациллы тоталитаризма подрывают политическое здоровье молдавского гражданского общества. Власть Молдовы тяжело больна. Надо принимать меры. Птичий грипп ведь тоже сначала возникает в одном месте, а уж потом начинает стремительно распространяться, как лесной пожар. Может быть, пора уже, наконец, США, ЕС, России, ОБСЕ подумать о 'демократической вакцинации' в Молдове? Пока не поздно:

Загружается, подождите...
0