Rambler's Top100 Service

Советский "знак качества" в российской действительности

Президент Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий (работодателей); президент Фонда поддержки законодательных инициатив; член Общественной палаты России.
21 марта 2007

Томчин Григорий, президент Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий (работодателей); президент Фонда поддержки законодательных инициатив; член Общественной палаты России:

 

- Техническое регулирование - это два скучных слова, которые на самом деле касаются напрямую нашей жизни каждый день. Поскольку техническое регулирование - это и гибель шахтеров, и падающие дома, и отравленные люди, и вместе с тем это требование от предпринимателей взятки чиновниками. Дело в том, что техническое регулирование - это стандарты.

В советское время стандарты писались по любому поводу, и тем не менее, ничего стандартного в этом не было. В конце каждого из них было написано, что нарушение стандарта преследуется по закону, а закона, по которому оно преследуется, не было. Но это было не важно, и наказывался начальник, наказывался директор. Допустим, снимался с должности директор молочного завода, и он же переводился на должность директора завода по производству стройматериалов. Это было сплошь и рядом. У нас всегда был "Знак качества", который выглядел как иллюстрация лозунга "лучше не можем".

Тем не менее, стандарты в рыночной экономике - это главный двигатель прогресса. Это когда передовые производители устанавливают свои стандарты на продукты, объявляют о них, и уже другой производитель с более низким качеством, с более низкими потребительными свойствами работать не может. Когда же государство устанавливает стандарты, то оно равняется на самого худшего производителя, потому что оно обязано дать возможность любому заводу работать. Поэтому при переходе на рыночную экономику у нас получилось так, что все эти стандарты нарушались и не работали еще в советский период. Некоторые соблюдали их по инерции, особенно на крупных предприятиях.

Поэтому три года назад был принят закон о техническом регулировании, который вывел нас на мировой уровень. "Мировом уровень" - это когда государство следит только за безопасностью жизни и здоровьем людей, а все остальные требования являются заботой самих производителей, то есть стандарты становятся добровольными.

Требования по безопасности указываются в технических регламентах, которые принимаются либо законом, либо в исключительных случаях постановлением правительства, либо указами президента. И нарушение этих требований действительно преследуется по закону. Три года правительство тормозило принятие таких технических регламентов: создавалась программа на 74 регламента, потом на 180. За эти три года в Думу не было предложено ни одного. Инициативных регламентов тоже было очень много, но бизнес ждал, когда хоть одно выпустит правительство, понимая, что бизнес вперед не пустят. Тем не менее, уже полгода назад десять регламентов были направлены в правительство на отзыв. Правительство не смогло написать даже отрицательный отзыв, не говоря о положительном.

С чем это связано? Это связано с двумя существенными разногласиями. По некоторым подсчетам у нас 18 млн. чиновников, госслужащих, из которых 12 млн. - это контролеры, причем большей частью именно контролеры различных видов безопасности. И каждый из них терял возможность самостоятельно писать нормативные акты, навязывать условия бизнесу. Колоссальное сопротивление ведомств, колоссальное сопротивление контролеров всех мастей и тех людей, которые разрабатывали стандарты и считали, что обязательными должны быть именно те нормы, которые они называют, а не те, к которым привел консенсус между обществом и производителем.

И вторая часть - это крупнейший олигархический бизнес. Почему он против? Потому что публичные правила игры, принятые законом, не дают возможности сохранять монополию, а договоренность с правительством дает. Крупнейшему   олигархическому бизнесу легче договориться с правительством, и только "системный бизнес" понимает, что это не так. Скажем, РАО "ЕЭС России", РАО "РЖД" считают, что нужно полностью выполнять законы. Им так лучше, потому что у них очень много клиентов, они осуществляют услугу и работают практически со всеми - с бизнесом, с гражданами, и им нужны публичные правила для всех.

Тем не менее, те поправки, которые сегодня внесены на рассмотрение, уже абсурдны. Есть продукция, и есть процесс ее производства. Поскольку для вступления в ВТО мы должны все-таки принять закон, где описаны основные требования к продукту, то на это соглашаются. Уже ни правительство, ни другие чиновники, ни олигархи не могут от этого отойти. А вот процесс производства на территории России они выводят из-под закона, причем именно требования по безопасности. Это значит, что по процессу производства остаются все старые ГОСТы, которые были. А как нам разделить процесс и продукт? Скажем, передача электроэнергии - это процесс или продукт? Перевозка - процесс или продукт? Упал кран - к крану претензий нет, к зданию претензий нет, значит, претензии к процессу строительства. Или когда во время забивания сваи пробило шахту метро. К свае претензий нет, она такая, какой должна быть по установленным стандартам, тоннель метро тоже построен как надо, вагон метро тоже сделан как надо. А вот процесс производства, процесс этого действия выведен из-под закона. Поэтому на сегодняшний день спор о том, что есть процесс, а что есть продукт - это тоже спор за контроль и за близость к чиновнику, за близость к правительству, это спор между олигархами и чиновниками, с одной стороны, и всем остальным бизнесом и обществом - с другой.

Чтобы предотвращать катастрофы, нужно четко разделить, где у нас требования по безопасности, свести их в закон, принять действительно жесточайшие поправки к ответственности за это. Причем ответственность должна быть такая, чтобы неповадно было нарушать правила, и чтобы эти правила были ясные, четкие и понятные, и чтобы было понятно, откуда взяты эти нормы. И чтобы система подтверждения соответствия тоже была ясная, четкая и понятная, а не за деньги.

Загружается, подождите...
0