Украинский спецпроект легитимности

Адвокат, к.ю.н., международный наблюдатель
10 Апрель 2007

Сергей Мирзоев, адвокат, к.ю.н., международный наблюдатель, автор книги "Гибель права. Легитимность в оранжевых революциях".

 

История вопроса.

 

Специалисты хорошо помнят, какую роль в новейшей истории Украины сыграли решения судов, в том числе - Конституционного. Итоги второго тура выборов президента 21 ноября 2004 года были отменены решением Верховного Суда, в основу которого было положено и половинчатое решение Конституционного суда, попытавшегося остаться над схваткой, а потому в полной мере "употребленного" стороной В.Ющенко. Первое же решение Верховного суда Украины по жалобе В.Ющенко было весьма эффективным - были отменены результаты тура голосования 21 ноября 2004 года и избранный на пост президента Янукович снова стал кандидатом в назначенном тем же судом следующем, третьем туре выборов. 26 декабря 2004 года состоялся третий, не предусмотренный законом тур голосования, и обновленная к тому моменту ЦИК назвала победителем В.Ющенко. Наконец, Верховный суд следующим решением января 2005 года подтвердил законность итогов третьего тура и победа В.Ющенко на выборах стала легальной, а потому и вполне легитимной. Традицию легализации политических побед судебными решениями продолжил Высший административный суд Украины, который в апреле 2006 года рассмотрел иски нескольких партий, не прошедших в парламент и вопреки фундаментальным доказательствам массовых нарушений правил выборов, вопреки свидетельствам о явных и массовых отступлениях избирательных комиссий от закона, вынес решение, сохраняющее итоги выборов.

Многочисленные экспертные оценки и прогнозы тогда, как и сейчас делились на оптимистичные (суд разрешит дело по закону) и пессимистичные (суд может решить не по закону и вынесет целесообразное решение).

Хотел бы напомнить безо всякого злорадства, что в ноябре 2004 года и в апреле 2006 года множество специалистов и экспертов, особенно в России возлагали на украинские суды надежды, и считали, например, невозможной отмену итогов второго тура выборов президента, поскольку де суд по украинской конституции не обладает таким полномочием. Сегодня финал известен всем: суд не особо затруднился полным соответствием своего решения нормам действующего законодательства, хотя и обосновал решение формальными аргументами. Вот и сегодня слышны голоса тех, кто считает, что Конституционный суд обязательно будет действовать по Конституции и вынесет законное решение.

В таком же недоразумении оказалась депутат Парламентской ассамблеи Совета Европы, многолетний докладчик по Украине в мониторинговом комитете ПАСЕ Рената Вольвенд. Оценивая ситуацию с юридической точки зрения, она надеется, что достаточно провести анализ Указа Ющенко с точки зрения Конституции и законов Украины, как станет ясно, имел ли президент возможность применять такую крайнюю меру конституционной ответственности парламента или нет. Вероятно, есть толк в таких изучениях, но тогда надо изучать и возможности роспуска Конституционного Суда, и историю возникновения его нового (с 2006 года) состава и, например, такие важные детали, как новую практику издания президентом Ющенко множества указов по самым разным поводам. Внимание не столько дотошного, сколько настороженного исследователя привлечет издание в феврале текущего года указа об изменении порядка вступления в законную силу нормативных актов Украины. Теперь указы президента, вступают в силу и в том случае, если они опубликованы в издании президентской канцелярии, а не только в "Урядовом курьере" - официальном издании Кабмина Украины.

Депутаты Рады ссылались на незаконность исполнения Указа о роспуске еще и потому, что он считался неопубликованным, а эту проблему противоположная сторона решила заблаговременно. Кроме того, действуя по всем правилам юридической "войны", президент употребляет свои полномочия и, например, объявление указов по ТВ признает формой их опубликования и основанием для вступления в силу.

Эти факты, на мой взгляд, с очевидностью указывают на то, что новый конфликт, внешне похожий на конституционно-правовой, имеет все признаки спланированной и технически подготовленной акции.

Наряду с романтическими и легисткими оценками ситуации должно существовать понимание того, что суды имеют множество возможностей при разрешении дела исходить не из непосредственного смысла и содержания закона, а ссылаться на аналогии закона и права, применять по своему разумению собственное толкование правовых принципов и положений конституции вместо норм закона. Это возможно даже тогда, когда существует специальное законоположение, а воля суда направлена на применение иного правила и на обоснование избранного решения. В случае обнаружения судом пробела правового регулирования, а имеющими пробелы можно признать три четверти статей Конституции и Украины, и России - уполномоченный суд получает широкие возможности толкования и применения закона. Статья 83 Конституции Украины, на которую ссылается В.Ющенко - типичный случай пробела в регулировании: в статье используются новые для всех нас правовые понятия фракций, групп и коалиции депутатов. Но большинство практических проблем деятельности этих объединений остались не урегулированными. Не спасает положение и Регламент Верховной Рады, в нем также не удалось предусмотреть все важное для практики фракций и коалиций.

Несмотря на специальный характер этих актов, в них нет запрета на переход депутатов из коалиции в коалицию и, конечно, нет такой формы ответственности депутатов и Рады в целом как роспуск парламента по результатам самоопределения депутатов. Оставаясь во фракции, но переходя из объединения в объединение более высокого уровня, депутат не нарушает Конституцию и Регламент. Вообще, такая конституционная ответственность как досрочное прекращение полномочий предусмотрена только для случаев явной неспособности Верховной Рады действовать в качестве высшего органа законодательной ветви власти после ее избрания(невозможность кворума, невозможность формирования парламентского большинства и т.п.).

На этот счет существует статья 90 Конституции Украины, в которой содержится исчерпывающий перечень оснований досрочного прекращения полномочий парламента или "роспуска Рады", как пишут журналисты. В этот перечень не входит такой факт как формирование конституционного большинства (300 голосов) в парламенте путем объединения депутатов из разных фракций в широкую коалицию. Таким образом, современное законодательство Украины не предусматривает правовой возможности (в том числе - в форме конституционной ответственности) досрочного прекращения Рады и объявления новых парламентских выборов.

 

Конституционный суд - самый конституционный суд в мире

 

Огромной побуждающей силой принять безответственное, конъюнктурное решение обладают современные условия деятельности судов. Например, когда решение суда не может быть обжаловано, или когда возможно прекращение статуса судьи в результате усмотрения начальников, или когда власть руководителя суда простирается так далеко, что только он назначает судей, обязанных рассмотреть судьбоносное дело или решить жилищный вопрос судьи. Конституционный суд Украины известен не только справедливыми и передовыми решениями, создавшими возможности, например, для нынешней политической реформы, но и явно конъюнктурными решениями. Некоторые из них я упоминал, но хотел бы обратиться к не забытому решению от 14 декабря 1999 года, которым было объявлено вне закона использование русского языка в Украине. В решении буквально сказано: "под государственным (официальным) языком понимается язык, которому государством придан правовой статус средства обязательного общения в публичных сферах общественной жизни" (цитируется по www . otechestvo . org . ua ).

Между тем, максимально широкое понимание правового понятия государственного языка не совпадает с положениями статьи 10 Конституции, в которой говорится: "в Украине гарантируется свободное развитие, использование и защита российского языка, других языков национальных меньшинств Украины". Понятно, что это толкование суда в жизненной практике и в деятельности публичных инстанций исполняется не везде и не всегда. Впрочем, Конституционный суд запрещает на своих заседаниях использовать русский язык. Таким образом, всеохватывающая публичность общественных сфер, в которых должно использовать исключительно украинский язык, согласно решению Конституционного суда 1999 года и есть истинный смысл основного закона. Несмотря на то положение статьи 10 Конституции, которое я привел. Подобный оборот судейской мысли возможен и в рассматриваемом случае, хотя прошло много лет и персональный состав суда изменился - юридические решения, правосудные и противоправные живут и действуют долго.

 

В чем, собственно должен разобраться Конституционный суд?

 

Для президента Ющенко существовала и существует возможность обращения в Конституционный суд страны с официальным вопросом - соответствует ли основному закону страны такая практика деятельности депутатских объединений, которая, по его мнению, является прямой угрозой узурпации власти, утраты суверенитета, нарушение правовых принципов императивного мандата депутатов. Но этот скучный ход был бы слишком правовым для президента Ющенко. В нем нет легкого безумия политтехнологов, не сильно разбирающихся в законах, зато уверенно лавирующих в "бурных водах" политического кризиса. Только в условиях кризиса вновь и вновь можно ставить вопрос о легитимности парламента и президента, вновь и вновь формировать нужный ответ. Какой? Мы все уже находимся вод воздействием интерпретаций: "парламент утратил легитимность, поскольку депутаты изменили свою политическую позицию, отказались от лозунгов, под которыми пришли в парламент". И больше не выступают под дланью Ющенко, надо добавить.

ОНИ не вправе властвовать по ряду причин и суд обоснует это, если понадобится. Среди 18 членов суда множество академиков и профессоров, они в состоянии найти аргументы. К тому же жесткий прессинг со стороны "Батькивщины" может быть ослаблен, если Тимошенко ринется на коалицию во главе с Партией регионов, и тогда можно не просто перевести дух, а получить новую ситуацию, новые ресурсы и новые голоса в результате парламентских выборов. Поэтому ничего "сакрального" конституционно-правового в конфликте нет, а есть спецпроект по употреблению техники легитимации, суда, политических противников и временных союзников в борьбе за укрепление президентской власти.

Возвращаясь к конституционно-правовой стороне дела, важно отметить, что главный вопрос для Конституционного суда не в формально-правовой стороне (имел ли президент полномочия распускать парламент), а в существе сложившейся ситуации: сохранила ли свою легитимность Верховная Рада в том случае, если в ней через год после выборов продолжаются переходы депутатов из одного политического союза (коалиции) в другой? Легитимна ли Рада, если депутаты меняют свои политические позиции уже после выборов, изменяя тем самым соотношение политических сил?

Существует ли возможность ответить на этот вопрос? Конституционный суд хотя и связан формальной процедурой и необходимостью следовать смыслу запросов 53 депутатов Верховной Рады, вынужден будет оценить правовое содержание Указа, а не только юридические суждения депутатов. Кстати говоря, в Указе немало слов посвящено формальной стороне дела. Например, со ссылкой на статью 102 Конституции Украины обосновывается право президента принимать решение о судьбе Рады, всесторонне аргументируется правонарушающий, неконституционный характер самоопределения депутатов, самостоятельно, без решения фракции примыкающих в коалиции. Со ссылкой на шесть статей Конституции делается общий вывод об обязанности президента реагировать на изменение политической физиономии Рады путем ее роспуска и назначения новых выборов.

Таким образом, содержательно ответить на вопрос о законности действий президента возможно, если отстраниться от непосредственного смысла норм и обратиться к суждениям о легитимности/нелегитимности Верховной Рады. Но находится ли этот вопрос в ведении Конституционного суда? На мой взгляд, нет. Ровно как вопрос о легитимности парламента решается по общему правилу на выборах и референдумах, а не определяется судом даже самого высокого уровня. Хотя, конечно, существуют и динамично развиваются технологии вменения легитимности, "биовласти", техник оборота смыслов и интерпретаций.

Нельзя забывать, что события "оранжевой революции" в своей основе содержали технологию легитимации, никак не связанную с правовыми процедурами. Напротив, суды всех уровней рассматривались технологами как средство дальнейших актов легализации сложившейся де-факто ситуации. Предстоит ли Конституционному суду и в этот раз выступить инструментом легализации? Ставки столь высоки, что можно ожидать любого решения суда. По итогам ситуации и с учетом того или иного решения суда может быть возобновлена инициатива импичмента президента или роспуска Рады. Впрочем, возможен и компромиссный вариант, основанный на судебном паллиативе. Его существо может состоять в признании неконституционности действий обеих сторон - депутатов и президента, но в правомерности роспуска парламента суд может усомниться. Такой вариант не может удовлетворить президента, но в состоянии временно приостановить кризис - вплоть до следующего.

Обычно в этом месте в экспертных документах следует заключение. Но не в этот раз. Важнее, на мой взгляд, поставить вопрос.

Так уж случилось, что сразу после указа В.Ющенко о роспуске парламента мне пришлось присутствовать на международном правовом коллоквиуме, посвященном судьбе генерала украинской милиции Олега Сало, подвергшегося репрессиям сразу после окончания выборов президента Украины. Сам коллоквиум и прекращение уголовного преследования генерала стали возможными только после того, как ослабла власть радикальных "помаранчевых революционеров" и после фактического изменения политического режима в стране.

Это изменение можно назвать демократизацией общественной жизни, обусловленной, на мой взгляд, паритетом основных политических сил и отрешением от должностей чересчур решительных деятелей-непрофессионалов. Сегодня этот паритет находится под угрозой. Украина в который раз ставит перед нами чрезвычайно важный вопрос: способно ли общество разглядеть реальную потребность в вечных ценностях законности, стабильности, разделения властных полномочий и потребность в согласующей и балансирующей роли партий, лидеров и народа, или будет молчаливо потреблять продукцию технологий легитимации?

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум