Новые пятилетки в экономике

Валерий Миронов
ведущий эксперт Фонда экономических исследований 'Центр развития', к.э.н.
20 Апрель 2007

Валерий Миронов, главный экономист фонда экономических исследований 'Центр развития', к.э.н.:

 

- В связи с принятием очередного среднесрочного прогноза социально-экономического развития России на трехлетний период - 2008-2010гг., разработанного Минэкономразвития, возникает вопрос, не воспроизводит ли Россия в "усеченном" варианте довольно негативный опыт советских пятилетних планов. Нужно сказать, что это не так. Сейчас не предписывается исполнение сотен тысяч параметров, включая номенклатуру товаров в торговле. Кроме того, прогноз разрабатывается в рамках принятого в 1995г. специального Закона 'О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации'. Этот закон предусматривает, что в системе госпрогнозирования разрабатывается три основных типа прогнозов - долгосрочный, среднесрочный и краткосрочный.

При этом порядок построения прогнозов скоординирован с зафиксированными в Бюджетном Кодексе процедурами составления проектов бюджета. Вообще подобного рода работы ведутся в странах с рыночной экономкой уже почти сто лет, начиная с 20-х годов прошлого столетия, когда работы по описанию и прогнозированию экономических циклов подвели некоторые страны либо к расширению функции статистических учреждений правительства, либо к созданию новых институтов для занятия краткосрочным экономическим анализом.

Развивались и методы решения этих задач. Структурное прогнозирование основано на экономической теории и, таким образом, оно взлетает и падает вместе с ней, а с упадком в 60-е годы кейнсианской теории оно на время утратило значимость. Тогда развеялись нереалистические ожидания от такого типа экономического прогнозирования, как, впрочем, и от многого другого - в частности от освоения космоса и от большого правительства. Но зато получили развитие неструктурные методы макроэкономического прогнозирования, которые основаны на использовании эконометрических методов анализа в эмпирических временных рядах, практически без опоры на экономическую теорию. Такое прогнозирование не сильно связано с модой на ту или иную экономическую теорию, имеет свою предысторию и продолжает развиваться быстрыми темпами. В ближайшие десятилетия возможно слияние лучших неструктурных и структурных подходов на основе прогресса в имитационном моделировании и в новых, в частности в 'отраслевых' экономических науках - в экономике труда и фирмы, в экономике общественного сектора, сельского хозяйства, здравоохранения, в международной экономике.

Сейчас трех-пяти летние индикативные планы есть во многих странах -трехлетки - в Канаде и Мексике, четырехлетки в США, Швеции и Норвегии, пятилетки - в Индии и Японии. Сроки связаны с политическим циклом. Два ярких примера устройства такого прогнозирования - это Германия и Франция. В Германии бюджетный процесс, а вместе с ним и макропрогнозирование, по крайней мере, до недавних пор был децентрализован, и оно осуществлялось правительством с привлечением сторонних экспертных организаций, при этом правительство не руководствуется какой-то одной моделью для прогнозирования, оно в значительной степени полагается на экспертов. В состав межбюджетной рабочей группы по налоговым расчетам входили представители федерального центра, всех 16 федеральных земель, органов местного самоуправления, Бундесбанка, Федерального статистического управления, Совета экономических экспертов и исследовательских институтов. Хотя участники могли пользоваться своими моделями, окончательный официально публикуемый прогноз отражал консенсус всей группы. Во Франции всем процессом, включая прогнозирование, занималось Министерство финансов, а министр финансов назначал 22 члена национальной экономической комиссии для обеспечения участия общественности в составлении прогноза.

Лично мне опыт Германии кажется весьма привлекательным в том плане, что необходимость добиваться консенсуса по официальным прогнозам позволяет защитить его от политического давления, способного поставить под угрозу доверие к общему бюджету. Поэтому и в России необходимо в помощь парламенту создать механизм, направленный на достижение консенсуса между основными заинтересованными сторонами (правительство, деловое сообщество, эксперты, т.д.) в макропрогнозировании и в бюджетном процессе. Это тем более важно, что с 2008г. российский госбюджет тоже станет трехлетним, что можно расценивать как переход от текущего к стратегическому прогнозированию.

С точки зрения ориентации бюджета на конечные результаты важное значение имеет включение в перспективный финансовый план ежегодно смещаемого на год вперед распределения ассигнований между субъектами бюджетного планирования на трехлетний период. Это удлиняет период планирования бюджетных программ, создает стимулы для оптимизации бюджетных расходов. При среднесрочном прогнозировании повышается гарантия стабильности финансирования действующих обязательств, в том числе капитальных расходов. С другой стороны, с учетом сырьевой специфики ряда регионов в трехлетние бюджетные планы субъектов Федерации будут вноситься поправки, что вряд ли будет способствовать ощущению стабильности у потенциальных инвесторов. Для несырьевых регионов основные риски при трехлетнем прогнозировании составят непредсказуемая инфляция и зависимость от федеральных трансфертов.

Если вернуться к российскому среднесрочному прогнозу на 2008-2010г., то, на мой взгляд, его ключевая проблема - динамика импорта и связанная с этим динамика торгового сальдо. Если оно продолжит сокращаться темпами, набранными в первом квартале 2007г., когда импорт вырос на 40%, а экспорт - лишь на 4%, то уже в 2009г. произойдет зеркальное отражение ситуации 2006г., т.е. положительное торговое сальдо в размере 140 млрд. долл. сменится отрицательным - в размере 100 млрд. долл. Жизнь такова и практика показывает, что власти к этому могут быть не готовы. В частности, к тому чтобы компенсировать сокращение торгового сальдо притоком иностранных инвестиций в реальный сектор экономики.

Проблемы будут, возможно, и в том случае, если процесс обнуления сальдо затянется, но обострится другая хроническая диспропорция последних лет - опережающий рост зарплаты над ростом производительности труда. Здесь разрыв в темпах прироста - два раза, в результате чего ценовая конкурентоспособность по отношению к восточно-европейским странам за счет очень большого абсолютного разрыва в зарплате пока поддерживается, но быстро теряется, что автоматически закрывает для нас мировые рынки обрабатывающей промышленности и сжимает для российских товаров внутренний рынок.

Для снижения рисков необходима модернизация экономической политики. Каждый кулик свое болото хвалит, и я как человек, имеющий в числе прочего официальный британский сертификат финансового менеджера, могу предложить, в частности, следующие три пункта - это моя личная точка зрения.

Нужны не слова о диверсификации, хотя они тоже нужны, а мониторинг и измерение диверсификации 'отраслевого' и видового портфеля промышленности на уровне отчетного показателя.

Нужна иммунизация портфеля государственных и квазигосудартсвенных активов и пассивов . К активам относится стабфонд и резервы ЦБ. К пассивам - госдолг и долги квазигосударственных корпораций (типа Газпрома и Роснефти).

Нужна опционизация промышленной политики, чтобы не промахнуться с отраслевыми приоритетами, т.е. нужны вложения, в том числе с госучастием, в достаточно широкий спектр перспективных разработок, чтобы от каких-то опционов можно было отказаться, но не упустить нового прорывного направления. Кто знает, каким оно будет - биотехнологии, нанотехнологии или что-то еще?

Интересные факты:
Загрузка ...














  Европейский форум