Rambler's Top100 Service

"Гендиректор" Казахстана

Николай Кузьмин
редактор отдела политики журнала "Эксперт. Казахстан"
7 мая 2007

Николай Кузьмин, редактор отдела политики журнала "Эксперт. Казахстан":

 

- Прошло 100 дней после назначения нового премьер-министра Казахстана. Карим Масимов был выбран президентом задолго до официального назначения. Прошлогоднее послание главы государства, а также его выступление на открытии третьей сессии парламента содержали в себе задачи, адресованные правительству. Это был концептуальный план модернизации Казахстана, однако Назарбаев подчеркнул, что разрабатывал его в тесном сотрудничестве с Масимовым. Можно сказать, что Масимов сам для себя написал программу, какой он ее видел. И с января этого года приступил к ее реализации.

В самом общем виде программа предусматривает лидирующую роль государства в модернизации экономики. Государство должно создать программы модернизации и привлечь к выполнению этих программ частный бизнес в рамках различных проектов государственно-частного партнерства. Основными инструментами для реализации этой программы стали созданные еще в прошлом году государственные холдинги "Самрук" и "Казагро", которые включили в себя все государственные активы в промышленности и сельском хозяйстве. Кроме того, фонд "Казына" включил в себя так называемые "институты развития" для обеспечения экспертного сопровождения проектов. В системе "Казына" есть Центр анализа и маркетинга, Банк развития, то есть этот фонд должен выполнять также функции финансового обеспечения государственных проектов.

Нужно отметить, что правительство во главе с Масимовым имеет гораздо больше полномочий, чем все предыдущие правительства. Эти изменения произошли в рамках концепции президента Назарбаева о внедрении принципов корпоративного управления в государственное администрирование. Иначе говоря, прозрачности, транспарентности, подотчетности не через контроль институтов гражданского общества, а через внедрение принципов корпоративного управления, которые были когда-то определены в рамках организации экономического сотрудничества и развития. Они являются установочными для всех корпораций. Любая корпорация - это, в общем-то, структура отнюдь не демократическая, это структура жестко-авторитарная, но в то же время есть некоторые принципы, которые обеспечивают прозрачность, подотчетность и эффективную работу. Таким образом, косвенно снимался вопрос о развитии демократических институтов в стране. В соответствии с принципами корпоративного управления, собственник компании - Назарбаев (если считать Казахстан компанией, то по Конституции ее "собственником" является глава государства). Большая часть государственных полномочий находится у него, он уходит от прямого управления страной и становится членом "совета директоров", сохраняя при этом в своих руках то, что называется властью. Все управленческие функции переданы правительству во главе с Каримом Масимовым.

Свою деятельность премьер начал с "притирки" в новой команде. Дело в том, что при смене руководителя правительства не существует такой вещи, как акт "приема-передачи". Если бы такая практика существовала, то Масимому стоило бы отказаться подписывать такой акт. Потому что хозяйство ему досталось в неудовлетворительном состоянии. В основе деятельности предшественника Масимова лежало простое освоение бюджетных средств, без оценки этих программ по конечному результату. Единственное, что остается после выполнения такой государственной программы - это своего рода финансовый ответ о том, как были распилены, выражаясь на жаргоне, бюджетные средства. Масимов заявил о том, что каждая из подведомственных ему структур должна представить свою программу действий, ориентированную на конечный результат. Не могу сказать, насколько точно и четко было выполнено его поручение, но, как минимум, установка такая существует. И я думаю, что все министерства, так или иначе, должны двигаться именно в этом направлении.

Второе: госхолдинги "Самрук" и "Казагро", а также Фонд устойчивого развития "Казына" были перенацелены с общих программ, которые определяются словами "содействовать развитию", "изучать", "продвигать", "расширять", на совершенно конкретные проекты. Например, подключение казахстанской стороны к строительству Камбаратинской ГЭС в Киргизии. Собственно, энергия из Киргизии для южных областей Казахстана жизненно важна была всегда, а сейчас по мере экономического развития, когда уже наметился дефицит электроэнергии, она важна вдвойне. Строительство Камбаратинской ГЭС началось еще в советское время, но так и не было закончено по причине развала Советского Союза и отсутствия денег у киргизов. Подключилось РАО ЕЭС. Но в самый последний момент Казахстану все же удалось как-то влезть в этот проект, через госхолдинг "Самрук", в частности. То есть, он будет непосредственно этим заниматься. Это к вопросу конкретики.

Затем премьер упорно стал работать над привлечением наших в кавычках олигархов, крупного частного бизнеса к проектам государственно-частного партнерства. К проектам, значимым для национальной экономики, может быть, не привлекательных напрямую для нашего частного бизнеса, но значимых для национальной экономики. Есть различные варианты этого государственно-частного партнерства, есть концессионные проекты, это строительство дорог, в первую очередь, есть какие-то иные варианты. Надо сказать, что эта работа очень сложно идет, и частный бизнес относится к государству с вполне оправданным подозрением. Было несколько встреч и коллективных, и по одному с премьером, и, в конце концов, была брошена в ход даже тяжелая артиллерия, то есть, состоялась уже встреча с президентом. Пока о реальных совместных проектах ничего неизвестно, но на словах получено принципиальное согласие. Собственно, многое из того, чем занялся непосредственно Карим Масимов и его правительство, находится пока в проектном состоянии. Проекты в области транспорта, например. Это, во-первых, создание транспортного коридора "Западная Европа - Западный Китай". То есть, от казахстанско-китайской границы в Европу будет два маршрута. Один - до российской границы "Таскала - Узенки", пограничные пункты с той и с другой стороны. И другой - через Каспий, через Кавказ и Турцию, а в дальнейшем - на Европу. Один из этих проектов, условно, можно назвать российским, другой, условно, западным. Ну а какое из этих направлений выберут китайцы и европейцы, это уже им решать. Казахстан в традициях своей многовекторной политики разрабатывает оба направления. Предполагается создать около двадцати так называемых транспортно-логистических центров на протяжении вот этих транспортных коридоров, которые бы делали их удобными для перевозки грузов и пассажиров. То есть, будет развиваться инфраструктура, какое-то производство, услуги, СТО для автомобилей, пункты оформления документов и так далее. Скоро начнется концессионный проект - строительство кольцевой алма-атинской дороги.

У Казахстана есть проблемы, схожие с российскими. Например, на законодательном уровне было принято решение о переносе всех казино и игровых автоматов в специально предназначенные для этого зоны. Было определено всего две зоны: одна рядом с Копчегайским водохранилищем, другая - рядом с озером Боровое, на севере Казахстана. Все казино уже закрылись. Ни одно казино в Алма-Аты уже не работает. Это решение было исполнено быстро и жестко, в общем, также как проводилась реформа ЖКХ. Разумеется, со стороны игрового лобби были жалобы, крики о том, что бюджет недополучит много денег, тысячи людей останутся без работы, и так далее, но, тем не менее, принятое решение в своей карательной части уже выполнено. Сейчас решается комплексный вопрос о переносе всех игровых залов и казино в курортную зону.

Во внешней политике Казахстана приоритетным направлением работы правительства осталась Россия. Это заслуга не столько нынешнего премьера, сколько бывшего, Даниала Ахметова, который стал сейчас министром обороны. Сейчас устанавливаются тесные связи с "Рособоронэкспортом" - закупка, ремонт, модернизация вооружения казахстанской армии будет проводиться при участии России. Кроме России, Масимов посетил Азербайджан и Грузию, с которыми договорился о развитии транспортного коридора, об увеличении казахстанских инвестиций в различные объекты Грузии, в частности, в распределительные газовые сети в Тбилиси, в строительство терминалов, нефтяного и зернового, на черноморском побережье Грузии. То есть, пробивается транспортный коридор через Южный Кавказ в Европу. Ну, наряду с этим, ведется работа и на восточном направлении. То есть, пограничные переходы на китайской границе планируется сделать не только воротами для китайцев в западном направлении, вплоть до Европы, но и подтянуть в район Карагоса китайские товары, китайское производство. Причем предполагается участие не местных китайских производителей, а крупных международных компаний с восточного побережья Китая, которые уже стали мировыми брендами и хорошо известны на международном рынке. Для этой цели в Казахстане создается специальная экономическая зона. Кроме того, планируется создать перевалочный пункт для экспорта зерна в Китай, что, много проще, чем осуществлять перевозку зерна морем через третьи страны.

Развиваются контакты с южными соседями. Тут президент уже, как таран, пробил стену киргизского недоверия, подозрительности в отношении к казахстанскому бизнесу, который "придет и все скупит". Теперь главным игроком станет правительство во главе с Каримом Масимовым, который политическое согласие между странами должен будет оформить в виде конкретных договоров с Киргизией, которые бы устраивали казахский бизнес, казахстанскую сторону. Совсем недавно казахский премьер-министр посетил Туркмению. Работа с туркменами будет, видимо, вестись по той же схеме, Казахстан будет конвертировать свои экономические преимущества в конкретные дивиденды, связанные с сотрудничеством на Каспии, с газовыми проектами, с транспортировкой газа в том числе. Прежде всего, это будет сотрудничество по работе газопровода "Средняя Азия - Центр", который идет на Россию, проходит и по туркменской, и по казахской территории.

С Европой и с Америкой отношения, естественно, есть, но пока они не оформились во что-то принципиально новое, отличное от того, что было раньше. Они носят, скорее, характер политических деклараций, намерений, подтверждения взаимной заинтересованности и так далее. Перед Казахстаном в прошлом году была поставлена задача стать председателем ОБСЕ, но на каком-то этапе она "подвисла". У меня есть ощущение, что на сегодняшний день в Астане происходит переоценка значимости поста председателя ОБСЕ для Казахстана. Сначала из уст президента в одном из эксклюзивных выступлений, потом из уст официального представителя МИДа прозвучали слова о том, что это, конечно, важная цель, но не некая сверхценность, ради которой Казахстан готов, как сказал президент, расшибиться в лепешку, но добиться ее.

В области государственного управления была обозначена реформа, пока контурно, она стала как бы преломлением идеи применения принципов корпоративного управления в управлении государством. То есть, в министерствах и акиматах, это региональные органы, будут созданы так называемые "советы директоров". Министр превращается в политическую фигуру, а все управленческие функции и полномочия возлагаются на так называемого "генерального директора". Это некий аналог государственного секретаря в таких странах, как Япония, Германия, или Франция. Это несменяемый руководитель. К власти может прийти другая партия, смениться кабинет, смениться министр, соответственно, но госсекретарь в министерствах остается на своем месте, как бы обеспечивая преемственность и приглядывая за хозяйством. Вот в Казахстане и предполагается введение похожей фигуры.

Видимо, эта реформа госуправления будет проводиться в несколько этапов. Сначала будут отобраны, наиболее значимые, модельные министерства, в которых есть деньги. То есть, чтобы проверить действенность принципов корпоративного управления, прозрачности, транспарентности, насколько это эффективно, а затем будут реформироваться и другие министерства.

Задачи, которые президент поставил перед Масимовым и которые были поставлены Масимовым перед самим собой, очень сложны и требуют неких микрореволюций, революций не только в подходах к реализации проектов или к административному управлению, а революции в сознании людей. Этот процесс может занять долгое время, а может вообще не начаться никогда. Человеческий фактор - это слабое место у правительства Масимова. Причем, на всех уровнях, сверху донизу. Кадровая проблема в Казахстане затрагивает всех, начиная от управленческой элиты, кончая строителями или другими рабочими. И, к сожалению, в отличие от строителей из Киргизии или Узбекистана, гастарбайтеров на это место не получишь. Думаю, что работа Масимова на посту премьер-министра Казахстана не будет неким триумфальным походом к включению Казахстана в число пятидесяти наиболее конкурентоспособных стран. Это будет дорога с ямами, ухабами, будут какие-то провалы. Но правительству разрешается делать ошибки, при условии, что они будут исправляться.

Загружается, подождите...
0