Второе издание "холодной войны"

Александр Безбородов
Директор Историко-архивного Института РГГУ
11 Май 2007

Александр Безбородов, директор Историко-архивного Института РГГУ:

 

- Сегодня большинство наших российских ученых, в отличие от западных, не отождествляют гитлеровский режим со сталинским. Ни в период Великой Отечественной войны, Второй мировой войны, ни в довоенный или послевоенный периоды. И на это есть несколько веских оснований.

Я хотел бы начать с того, что сам термин 'тоталитаризм' - это изобретение, концептуальная модель возникла позже Второй мировой войны. Этот термин появился в 60-е годы. Им можно оперировать как инструментом идеологического свойства, и скрещивать шпаги на этом поприще в момент обострения тех или иных отношений. Годы, когда появился термин 'теория тоталитаризма', это годы 'холодной войны'. Это время, когда пытались в чем-то ущучить Советский Союз. Сейчас многие пытаются вернуться к тем годам, и возвышение России на Западе далеко не всем по душе. Многим очень не по душе. И вот опять происходит реанимация идейного багажа, второго издания 'холодной войны'. Этого очень не хотелось бы: очень затратное дело, а главное - пустое во всех отношениях.

Война - это всегда особый период управления страной. Да, в Союзе Советских Социалистических Республик было жесткое управление. Но надо отметить, что и Великобританией, и Соединенными Штатами Америки тоже жестко управляли. Это была война. О Германии особый разговор, но надо сказать, что еще в годы Первой мировой войны Германия была первой страной, которая ввела продразверстку. Многие считают, что это выдумка большевиков, но это германское изобретение. Поэтому такой период особого управления иногда ориентирует нас на то, чтобы сравнить что-то несравнимое. В то же время, если следовать историческому подходу, то надо признать, что этот период имеет общие управленческие черты, но если брать гносеологические черты режима, то две страны, которые в это время воевали, в основном, на суше - Советский Союз и Германия - они разнятся по своей природе. Это аксиоматично.

Есть еще один момент, который необходимо понимать. Вторая мировая война началась не 22 июня 1941 года, а в сентябре 1939 года. И если учитывать всю полноту, всю палитру историографического ландшафта по этой проблематике, то мир вползал в нее во второй половине 30-х годов. И начали воевать Польша с Германией, Германия с Британией, Германия с Соединенными Штатами Америки. И уже потом, как это прекрасно известно, Советский Союз с Германией. То, что в природе было заложено что-то такое, от чего эти два режима должны были сцепиться в смертельной схватке, это не так, и мы видим, что раздел шел по другим линиям. Здесь и демократические государства, и так называемый санитарный кордон. В частности, Польша пала под ударами Германии. То есть, война была многоаспектна, и сводить все ее многообразие, разнорежимность, различные цели, за которые страны воевали, и задачи, которые ставили, лишь к концепции тоталитаризма - значит брать старый идеологический инструмент и тащить его в сегодняшний день.

Но это может работать только на уровне очень и очень непосвященных людей. И российская аудитория, и западная очень поумнели в последние годы. Эта концепция исторически приходящая, и сейчас она не будет востребована. Сейчас на нее должен прозвучать грамотный ответ историков и политологов. Это довольно тупое идеологическое оружие, которое когда-то сверкало своей отточенностью, а сегодня - отнюдь.

Интересные факты:
Загрузка ...









Европейский форум