Rambler's Top100 Service

Глобализация повышает значение великих держав

Президент фонда «Политика»
28 Май 2007

Из выступления Вячеслава Никонова, председателя Комиссии Общественной палаты по международному сотрудничеству и общественной дипломатии, президента Фонда 'Политика на конференции по теме 'Глобализация, структурные изменения и роль государственных образований', 23 мая 2007 года (организаторы: Институт  общественного проектирования и Институт политики Школы государственного управления им. Кеннеди Гарвардского Университета):

 

Без преамбулы, двенадцать коротких тезисов на тему глобализации и государства.

1. В развитии глобализации государству принадлежит, скорее, пассивная роль. То, что она стала свершившимся фактом, то, что возникли глобальные рынки, всемирная сеть - заслуга, скорее, не государств, а независимых экономических субъектов. Если какие-либо государства в этом приняли участие, то, прежде всего, Соединенные Штаты, которые, как считает Дэвид Кинг, обладают самым слабым влиянием, и Советский Союз, который фактом своего разрушения позволил состояться глобализации именно как всемирному феномену, создав глобальную площадку для процесса.

2. Глобализация не столько уничтожает государства, сколько их мультиплицирует. Когда создавалась Организация Объединенных Наций, в ООН было 51 государство, сейчас больше 190. И количество стран растет. Всего сейчас на планете - 250, скоро будет, я думаю, больше трехсот. В любом случае, это одно из следствий глобализации, поскольку она делает все более условными государственные границы и способствует подъему национального самосознания в разных уголках планеты.

3. Растущее число негосударственных субъектов экономики и политики берут на себя ряд функций, ранее выполнявшиеся государствами. Очевидно, что экономическая мощь транснациональных корпораций превышает возможности правительств даже среднеразвитых стран. Национальные международные неправительственные организации оказывают не только растущее влияние на общественное мнение, но и формируют политику, вырабатывают законы, сами выполняют функции социальной защиты. Сети порой начинают доминировать над государственными вертикалями.

4. Государство, действительно, утрачивает монополию на властную функцию возникновением других влиятельных институтов, тех же ТНК и НПО. Если не юридически, то де-факто происходит эрозия внутреннего суверенитета отдельных государств, и отсюда, кстати, и разговоры о поствестфальском мире.

5. Утрата государства монополии на власть не означает умаление его роли. Функциональные государства, даже с учетом глобализации, сохраняют свое центральные позиции, и оно должно, однако, во многом формулировать заново и отстаивать свои позиции с усиливающейся конкуренцией с другими субъектами, которые претендуют на властные функции. Но у национального государства всегда будут преимущества или монополия в решении таких задач, как обеспечение порядка, обороноспособности, регулирования рынка, поддержание транспортной инфраструктуры, контроль за добычей природных ресурсов, регулирование миграции, решение внутренних этнических проблем и так далее.

6. Растет сотрудничество государств в решении наднациональных проблем. Хотят того государства или нет, они втягиваются в их решение. Более того, решение огромного количества проблем на планете возможно только или гораздо более эффективно не на уровне национальных государств, а на уровне их сотрудничества и международных организаций. Здесь, прежде всего, следует назвать такие проблемы, как изменение климата, озоновые дыры, наступление пустынь, выбросы углекислого газа, экология, преступность, эпидемии, бедность, терроризм, который стал тоже глобальным в условиях глобализации.

7. Государства сами меняются или должны меняться, чтобы не потерять конкурентоспособность в глобализирующемся мире. Глобализация предъявляет повышенное требование к качеству государственного управления. И, очевидно, что последствия глобализации можно осилить только в рамках дисциплинированно проводящейся государственной политики в различных отраслях и повышение эффективности всего управления. Критическое значение приобретает усиление финансовой, банковской системы, информационная открытость, эффективно функционирующая система правосудия, чистота правительства, отсутствие коррупции.

8. В продолжение мысли Андрея Мельвиля: глобализация оказывает очень противоречивое воздействие на развитие демократических институтов. С одной стороны, больше информационной прозрачности, императивы децентрализации, рыночной конкурентоспособности. Все это ускоряет распространение демократических ценностей, и число формально демократических государств на планете растет. Но в то же время возникает и другая проблема. Проблема, которая заключается в том, что обеспечение демократии, организации, оформленные в рамках отдельных государств демократических институтов при системе глобального управления начинают исчезать. Например, те же самые транснациональные корпорации, которые пользуются огромным влиянием, они не формируются, их руководство не формируется на демократических принципах. То же самое с глобальными неправительственными организациями. А кто избирал Еврокомиссию, ведущий руководящий орган Европейского союза? Насколько могут быть демократичны сами эти наднациональные институты? Наконец, глобализация сопровождается накоплением информации о гражданах, их поведении, создании электронных баз данных об их телеметрических параметрах, структурах ДНК, отпечатков пальцев и так далее. Тем самым возрастают возможности для вмешательства государства в частную жизнь граждан, значит, и угроза для демократии.

9. Глобализация способствует стиранию граней между внутренней и внешней политикой государств и меняет содержание политики безопасности. Энергетическая, научно-техническая, транспортная, социальная, экологическая политика - все это все больше интернационализируется. В Министерстве иностранных дел уже не обладают монополией на проведение собственно внешней политики. Это функция уже всех, без исключения, министерств. Глобализация заметно осложняет проведение и меняет содержание внешней политики. По сравнению с прежними временами, когда положение в мире определялось взаимодействием максимум двух десятков государств, сейчас приходится иметь дело с гораздо большим количеством субъектов международного права, каждый из которых претендует хотя бы на формальное равноправие. Конечно, к государствам добавляется сотни международных организаций, институтов, режимов, а также тысячи частных, общественных самодеятельных игроков различного профиля и различных оттенков. В этих условиях возрастает удельная значимость низкой дипломатии, это торговля, технологии, валюта в сравнении с высокой дипломатией, национальная безопасность, военные кризисы, саммиты. Вопросы жесткой безопасности, безусловно, сохраняют свою значимость. Я абсолютно согласен с тезисом Дэвида Кинга о глобализации военной мощи, по крайней мере, американской военной мощи со всем их слабым государством. Но при этом, безусловно, увеличивается роль проблем мягкой безопасности, связанных с экономикой, финансами, бедностью, экологией, этническими противоречиями.

10. И в эту глобализацию будет сохраняться значение великих держав, как постоянных факторов мировой политики. По-прежнему определяющее воздействие на ход мировых дел будут оказывать такие центры силы, как Соединенные Штаты, Европейский союз, Китай, Япония, Индия. При благоприятном развитии событий, в качестве такого центра может выступить и Россия. Я думаю, предпосылки для этого, безусловно, есть. Все они будут претендовать на мировое лидерство, но при этом испытывать нехватку инструментов и возможностей для реализации этого лидерства. И, на мой взгляд, мировая система будет колебаться между попытками однополярного доминирования и фактической многополярности.

11. Глобализация сама по себе нисколько не упорядочивает систему международных отношений. Напротив, она ведет к распространению принципов, которые, в общем-то, граничат с анархией от осознания того факта, что национальные государства утрачивают способность к управлению вследствие активизации трансграничных процессов. Подстегивает правительства к созданию трансгосударственного миропорядка.

12. И последний тезис: активизируются усилия государств по созданию системы глобального управления. Существует четыре возможности, даже теоретических, создания такого мирового правительства. Это, собственно, концепция 'Мировое правительство', которое в представлении некоторых наших националистов, якобы, уже существует. Но на самом деле, конечно, является весьма маргинальной концепцией. Второе - это концепция реформирования Организации Объединенных Наций с превращением его Совбеза в квази-правительство, а Генеральной Ассамблеи - в квази-парламент. Но такой подход имеет гораздо больше сторонников, но подвергается критике, как сужено этатистский. И, конечно, для России это было бы наилучшей моделью, но это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Третье - это концепция политического управления глобальным развитием страны либо одной гегемонистской державы, скажем, Соединенных Штатов Америки, либо крупных держав, объединенных в НАТО, в 'большую восьмерку' и так далее. Подобная концепция уже активно реализуется на практике, но будет неизбежно встречать противоречие тех государств, которые не принадлежат к клубу великих держав. Ну, и наконец, оптимальная, конечно, система - это концепция глобального, корпоративного управления, которая пользуется наибольшей популярностью среди теоретиков глобализации. Но представляется в то же время предельно нереалистичным в современном мире, где по-прежнему сила и великие державы играют очень большую роль. Поэтому окончательный выбор модели глобального управления произойдут очень нескоро. Разрыв между потребностями в управлении глобальной экономикой и политикой, и крайне вялыми усилиями государств по созданию согласованной системы глобального управления пока что только растет. А это значит, что слухи о смерти национальных государств, даже в Европейском союзе, где они жертвуют значительной частью своего суверенитета в Брюссель, сильно преувеличены.

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!
купить диплом мифи