Rambler's Top100 Service

Россия должна определиться с международным клубом

лидер движения "Наш выбор"
4 июня 2007

Из выступления Ирины Хакамады на Гражданских дебатах на тему: 'Новая внешняя политика России - от мюнхенской речи до Хайлигендамма', 4 июня 2007 г.:

 

Я не политолог, поэтому у меня аналитика более простая, но более жесткая. Я согласна с теми позициями Владимира Путина в его мюнхенской речи, когда он оценивает шаги в области политики международной безопасности, ограничения ядерных вооружений, ограничения обычных вооружений в Европе и предъявляет соответствующие претензии к западному миру. Я с ним полностью согласна, когда он говорит о двойных стандартах, в том числе и в Евросоюзе по отношению к экономическому сотрудничеству с Россией. То есть, я согласна с оценкой политологов, что эта речь впервые настолько открытая, что фактически озвученное многими экспертами, наконец, прозвучало в политических формулировках. Но я не согласна с позицией России в качестве учителя по одной простой причине: в свое время внешнеполитический курс Владимира Путина был обозначен как прагматический. То есть, мы делаем упор на двусторонние отношения, нам необходимо выгодное политическое и экономическое сотрудничество, мы готовы сотрудничать с разными режимами, и, как Евгений Примаков в свое время провозгласил, мы боролись за многополярность. Но мы при этом сами не выдерживаем этого курса. Если мы за прагматическое сотрудничество со всеми странами, тогда мы должны играть по общим правилам.

Мы существуем в условиях, когда приоритет клубных отношений выше, чем приоритет двусторонних отношений. То есть, используя двусторонние отношения до определенного момента можно получать выгоду, но необходимо обозначить, в какой клуб вы входите. И если вы не входите ни в один клуб, то вы нигде не являетесь своим. Поэтому все правила игры вроде международных стандартов тут же рушатся, когда возникают корпоративные клубные игры. Евросоюз - это один клуб, НАТО - это другой клуб, Америка с другими странами 'восьмерки' - это третий клуб, ОПЕК - четвертый клуб, а Россия - нигде. Поэтому она встречает такое сопротивление.

С одной стороны, Соединенные Штаты Америки говорят: мы за то, чтобы везде были прозрачные правила торговли. Москва повышает цены совершенно справедливо на газ для Белоруссии, не для Европы и Украины, а для 'ужасного' белорусского режима, и нам тут же американцы выдвигают претензии, потому что их клуб борется с нами, а мы пока что чужие, мы не входим в их клуб, мы представляем потенциальную угрозу, тем более у нас огромная территория, много ядерного оружия, а теперь еще и нефти.

Поэтому встает вопрос: как изменить ситуацию так, чтобы мы понимали друг друга? Первое: не важно, какой будет режим в России, но он должен быть предсказуемым. Если Россия требует ограничения обычных вооружений в Европе, и Москва с 99-го года это соблюдает, представьте себя в позиции Европы: мы берем и убираем с границ все - а кто у них будет следующим президентом? Они даже внутри не знают, у них нет прозрачной кампании, никто не знает, кто реально побеждает. Вдруг в России появится не поймешь кто, и потом этот 'не поймешь кто' начнет гонку вооружений, а мы тут все убрали, нам что, потом обратно все возвращать? Без предсказуемого политического режима, не важно будет он авторитарный, демократический, ничего не выйдет, никто с нами не будет разговаривать всерьез, будут все время держать кукиш под столом. Мы это видим каждый день. А вот с Китаем нет таких проблем, потому что даже записав его в стратегические враги, Европа понимает что будет с Китаем хотя бы в отрезке в десять лет. Что будет с Японией - понимает, с Америкой - понимает, а с Россией ничего не понятно.

И второе: мы должны определиться с клубом в соответствии со своими ценностями. Если мы по ценностям внутри политического режима не определились, мы никогда не найдем свой клуб. И пока мы не находим своего клуба, у нас остаются только двусторонние отношения. И нас всегда будут обрушивать в двусторонних отношениях, потому что международное право всего лишь инструмент больших групп, которые влияют на всю международную политику. Такова несправедливость, ничего не поделаешь, и мы пока не в силах менять эти правила.

0

0