Rambler's Top100 Service

Смысл заявки или заявка на смысл

Политолог, президент международного общественного фонда "Экспериментальный творческий центр" (Центр Кургиняна)
21 Июнь 2007

Сергей Кургинян, президент Международного общественного фонда "Экспериментальный творческий центр".

В реальной российской политике давно противостоят друг другу две совершенно различные линии. Причем одна из них доминирует. Это линия на принципиальный и категорический прагматизм. Данная линия не просто доминирует, а определяет лицо и специфику всего путинского семилетия.

Мне лично в этой линии многое симпатично. Складывается впечатление, что определенная когорта людей (я бы назвал ее "путинская команда"), придя к власти, сказала: "Стоп. Мы болтать не будем. Мы постараемся конкретно что-то сделать. Не говорить о державности, а строить корабли. Не выдвигать принцип государственного построения, а давить сепаратизм в той же Чечне. Мы и это, и все другое будем делать конкретно и технологично. В этом наш прагматизм. Мы будем решать задачу за задачей, исправлять ельцинский бардак. А дальше - как получится. Лягушка, как известно, била лапами, попав в горшок с молоком. Казалось бы, зачем бить-то? Лучше сразу потонуть! А она сбила из молока масло и выпрыгнула".

В своей лекции В.Сурков говорит об архетипах. Архетипы задаются именно такими сказками. Архетип системы, сложившейся с 2000 по 2007 год, - это архетип рассказанной мною сказки про лягушку. Так сбила ли лягушка масло? Выпрыгнула ли она?

Лягушке долго казалось, что она выпрыгнула. И она действительно выпрыгивала из одного горшка с молоком. И попадала в другой. Выпрыгивала из другого. И попадала в третий. Иногда мне физически больно смотреть на команду Путина. Притом, что я этим людям определенно симпатизирую. У них на лице печать переработки. Недосыпаний. Погруженности в бесконечную череду дел. Но выпрыгнуть из горшка с молоком можно один раз. А если прыгаешь из горшка в горшок, то сколько бы у тебя ни было сил, это рано или поздно плохо кончится.

Спросят: "Ну, так что? Сложить лапки и потонуть?" А кто может предложить подобную чушь? Кто может вообще не уважать этот труд в условиях, когда он явным образом дает определенный результат? Кто может обесценивать этот результат? Только не я. Я воспитан в уважении к труду. И в отвращении к бесплодной болтовне.

Но в том-то и дело, что альтернативой этому труду (то есть прагматизму) является не бесплодная болтовня. Идеология - это не бесплодная болтовня. Это форма мышления, соединяющая мышление с действием. Лягушка из приведенной сказки должна не только бить лапами. То есть бить лапами она должна категорически и безусловно. Но, сбив масло, она должна еще и правильно прыгнуть. Так, чтобы не оказаться в очередном горшке с молоком. Вот прицел на правильный прыжок и есть идеология.

В предыдущую эпоху - что говорилось? "Глядите, молоко-то уже сбивается! Вот уже, на твердом масле сидим! А ну, давайте прыгнем:" Прыгнули. "Ё-моё, еще один горшок с молоком! Надо снова бить лапами!"

После нескольких таких прыжков наша лягушка (она же власть) начала ощущать подвох в этой циклической процедуре (молоко - масло - прыжок - молоко-"штрих"). Конечно, напоминает Маркса (товар - деньги - товар-"штрих"). Но что-то не то.

В.Сурков первым из всех властных фигур постарался выйти за рамки прагматизма. То есть в пространство идеологии. Он с каждым годом выходил в это пространство все более решительно. Сохраняя и укрепляя свои политические возможности в очень непростой ситуации, он доказал, что у него есть главное качество политика - чувство времени (вчера рано, завтра поздно).

Всем понятно, что еще вчера (год назад) такая лекция стала бы для него политическим приговором. Политический класс просто бы не понял и пожал плечами. Ну, так год назад Сурков этого не делал. А сейчас сделал. Почему? Потому что лягушка "напрыгалась". Она, конечно, может прыгать и дальше. Но усталость лягушки в принципе предполагает некую задумчивость. А задумчивость (или хотя бы возможность задумчивости) - это ресурс. Какой политик откажется от ресурса? Только очень плохой политик. А я Суркова таким не считаю.

Другое дело, что на данном этапе задача, которую решает В.Сурков, достаточно скромна. Он хочет оправдать наличествующее, именуемое им "суверенная демократия". Он хочет показать, что за данным имманентным есть некое трансцендентное (холизм, архетип). Что нечто в России произошло не потому, что оно произошло, а потому, что оно сопричастно высшему.

Таким образом, налицо плюсы и минусы.

Плюсы в том, что В.Сурков вышел за пределы имманентного (прагматизма, обозначившего свою тупиковость). Минусы - не в конкретных апелляциях к конкретному трансцендентному (холизм, архетип). Можно так апеллировать, а можно по-другому. Все лучше, чем просто бить лапами в момент, когда ясно, что прыжок будет прыжком в новый горшок с тем же молоком, а то и с чем-то похуже.

Минус в том, что трансцендентное с имманентным должны быть связаны. В теории культуры (уже - социокультурном моделировании) эта связь называется "формулой спасения". Если же от теории культуры переходить к общественным процессам и власти, то тут связь имманентного (прагматика) и трансцендентного (идеология) именуется - политика. Кто-то скажет, что лучше называть такую связь - стратегия. Давайте помиримся на словосочетании "политическая стратегия".

Связь между имманентным (прагматикой) и трансцендентным (холизм, архетип), которую предлагает В.Сурков, называется охранительной политикой. Или еще - легитимацией наличествующего. Или еще - его апологией (оправданием). Было бы нелепым ожидать от В.Суркова, как официального идеолога Кремля, чего-то противоположного. Но, согласитесь, проблема есть. Состоит ли задача в том, чтобы оправдывать наличествующее? Или она в чем-то другом?

Скажут: "Не революционер же он! Он и про Февраль говорил - мол, революция - это болезнь".

А кому нравится революция? Но если революция сверху только и может спасти некие константы исторического бытия (а заодно и власть)? Если единственная альтернатива ей - сокрушительная революция снизу?

Однако даже не это главное. Главное - онтология. То есть статус наличествующего. Каково оно? Можно ли его легитимировать? Исправлять? Оправдывать? Или с ним надо делать что-то другое?

Сам В.Сурков когда-то сказал об иллюзии стабильности. Иллюзия стабильности - это также иллюзия всего остального. Нельзя иметь иллюзорную стабильность и реальный суверенитет, например. С политической точки зрения я хочу знать: если наличествующее так укоренено в благе (холизме), то почему оно иллюзорное? Благо-то не может быть иллюзорным.

Ответ на такой вопрос дал бы возможность связать трансцендентное с имманентным и получить формулу спасения. Она же - формат политики. Тогда лягушка, выпрыгнув, окажется не в молоке, не в серной кислоте и не в Гаагском суде - а в новом властном пространстве. И мне хотелось бы, конечно, чтобы это пространство было стоящим. А попавшая в него лягушка стала царевной-лягушкой.

Понимает ли В.Сурков эту коллизию? Думаю, понимает. Просто у него хорошее чувство времени. И соответствующие ограничения, вытекающие из этого чувства. Поэтому поживем - увидим. В любом случае, любая идеологизация на фоне абсолютного (и, увы, тупикового) прагматизма должна быть однозначно поддержана. Конечно, если это идеологизация за Россию, а не против. Но она ведь именно такова. Am I right?

Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!