Rambler's Top100 Service

Молдове пора повзрослеть

Аналитик Центра политологии и избирательных технологий, г.Кишинев
19 июля 2007

Политические и экономические отношения между Кишиневом и Москвой сегодня демонстрируют явную тенденцию к оживлению. Прекратились взаимные нападки в молдавских и российских СМИ. Возобновились политические, экономические и культурные связи и контакты на всех уровнях. Обозначились сферы взаимного интереса и взаимодействия Молдовы и России.

В 2007 году уже состоялось несколько встреч президента Молдовы Владимира Воронина с Владимиром Путиным, после чего начал постепенно приоткрываться для молдавских товаров, в том числе вина, российский рынок. Ожидается приезд в Кишинев российского министра экономического развития и торговли Германа Грефа, который намерен предметно обсудить с молдавским руководством вопросы, связанные с российскими целевыми инвестициями в экономику Молдовы. Возобновились поставки в Румынию, транзитом через Молдову, электроэнергии с принадлежащей российской компании 'Интер РАО ЕЭС' Молдавской ГРЭС, расположенной в Приднестровье. Активизировался совместный поиск Кишиневом и Москвой новых путей урегулирования конфликта на Днестре и реинтеграции Молдовы. Все это, безусловно, весьма позитивно, а потому радует и вселяет оптимизм, но, одновременно, заставляет вновь и вновь задумываться над тем, как долго продлится этот новый и далеко не первый ренессанс взаимного тяготения наших двух стран? Что надо сделать для того, чтобы позитивные процессы развивались и крепли?

Дело в том, что общее состояние молдавско-российских отношений после 1991 года очень напоминает качели: то отмечается их стремительный взлет и качественное развитие в направлении укрепления дружбы и сотрудничества между Кишиневом и Москвой, то они вновь резко обрываются и начинают падать в никуда, вянуть и сворачиваться, и тогда все прежде наработанное идет прахом, намертво увязает в конфликтах и вражде. Особенно резкие взлеты и досадные падения в молдавско-российских отношениях, в том числе на самом высшем уровне, наблюдаются с марта 2001 года, когда к власти в Молдове пришла команда лидера ПКРМ, нынешнего президента Владимира Воронина.

Добившись убедительной победы своей партии на парламентских выборах в феврале 2001 года за счет эксплуатации лозунга сближения с Россией и даже присоединения к Российско-Белорусскому Союзу, Владимир Воронин в дальнейшем повел себя совершенно неадекватно, то решительно устремляясь в сторону России и утверждая, что альтернативы прочным молдавско-российским связям не существует, то вдруг круто разворачивая внешнюю политику Молдовы совсем в другую сторону, становясь 'лицом' к США, НАТО и ЕС, а 'задом', соответственно, к официально объявленной стратегическим партнером России.

Естественно, что при такой огромной амплитуде колебаний внешней политики Кишинева и непредсказуемости очередных шагов молдавского внешнеполитического ведомства в отношении сотрудничества с Россией не приходится говорить о каких-то выдающихся достижениях на этом направлении, в том числе и по проблеме урегулирования конфликта на Днестре, в котором Россия выступает ведущим игроком, являясь страной-гарантом.

Относительно истинных причин проведения Молдовой 'маятниковой' внешней политики, все более негативно отражающейся на состоянии молдавско-российских политических и экономических отношений, в Кишиневе бытует несколько взаимоисключающих версий и точек зрения.

Немалая часть молдавской оппозиции и политической элиты связывает нынешние проблемы во взаимоотношениях Кишинева с Москвой исключительно с негативными чертами личности самого президента Молдовы Владимира Воронина. Его непредсказуемость, постоянные колебания между Западом и Востоком в поисках максимальной выгоды вкупе с отсутствием серьезного опыта государственного управления и чрезмерной самоуверенностью и самовластностью стали сегодня притчей во языцех не только в среде политической оппозиции в Молдове, но и в обществе в целом.

С другой стороны, не только правая политическая оппозиция, но и немалое число представителей команды самого Воронина возлагают вину за ухудшение отношений между Молдовой и Россией на кремлевскую администрацию. Эта позиция также находит понимание и поддержку у части молдавского общества.

Однако, по нашему мнению, основная причина взлетов и падений в отношениях между Молдовой и Россией заключается все же в том, что ни официальный Кишинев, ни Москва до сих пор не выработали взаимоприемлемую концепцию развития этих отношений. Они строятся пока еще по принципу личной дружбы или неприязни, а также договоренностей между теми, от кого в наибольшей степени зависит, как они будут развиваться. Создается впечатление, что Россия все еще окончательно не определилась относительно того, как ей следует развивать свои отношения с Молдовой и к чему ей надо при этом стремиться. Что же касается самой Молдовы, то она, судя по всему, уподобляясь печально известному 'буриданову ослу', основательно запуталась, пребывая в постоянном поиске ответа на вопрос, с кем ей будет выгоднее и безопаснее - с Западом, или с Россией? К тому же команда Воронина никак не может решить, какую же именно 'модель отношений' с Россией ей следует выбрать: польскую или белорусскую, финскую или эстонскую, или же надо придумать какую-то свою - молдавскую?

Понять специфику молдавско-российских отношений нельзя и без учета того немаловажного фактора, что Молдова находится на стыке двух мировых цивилизаций - между славянским, восточным миром и романским, западным миром. По этой причине в Молдове издавна доминируют две культуры - романская и славянская, а страна практически является двуязычной, поскольку здесь очень прочные позиции имеют государственный молдавский (румынский), так и русский языки, причем последний играет роль языка межнационального общения. В Молдове, кроме коренного молдавского населения, проживают в значительном количестве русские, украинцы, гагаузы, болгары, евреи, поляки. В республике есть территории с преобладающим проживанием национальных меньшинств. В Гагаузии, например, это гагаузы, в Тараклии - болгары, в таких крупных городах, как Кишинев, Тирасполь, Бельцы, Бендеры проживает значительное число русских и русскоговорящих граждан. Есть также крупные села с компактным проживанием украинцев и русских.

Несмотря на то, что, согласно данным последней переписи, всего 2-3 процента граждан Молдовы считают себя румынами (потомками румынских поселенцев 1918-1940 г.г.), эта часть молдавского общества оказывает весьма существенное влияние на внутреннюю и внешнюю политику страны, поскольку большинство граждан, считающих себя румынами, принадлежат к творческой интеллигенции, занимают ключевые позиции в органах государственного управления, в сфере образования, являются действующими политиками правого толка, ориентирующимися на Румынию и тесно связанными с Бухарестом.

После получения в августе 1991 года независимости Молдова очень быстро попала в сферу интересов США, НАТО, ЕС, Румынии, которые использовали ослабление влияния России на постсоветском пространстве в своих экспансионистских интересах. В то же время, здесь пока еще сохраняется сильное влияние России и Украины. Во многом это объясняется как общим историческим прошлым, схожей ментальностью, так и значительным числом русскоговорящих граждан. Немаловажное значение имеет и то обстоятельство, что сотни тысяч молдавских граждан работают сегодня в России, присылая заработанные там деньги остающимся в Молдове семьям.

Особенно активно, последовательно и напористо в Молдове действует соседняя Румыния. Пользуясь поддержкой США и различных западных фондов 'по продвижению демократии на постсоветском пространстве', Бухарест проводит в Молдове активную и целенаправленную политику, направленную на втягивание Молдовы в сферу своего влияния с последующим полным поглощением в рамках так называемой 'новой унии'.

Активная пропагандистская деятельность Бухареста в Молдове уже привела к тому, что Румыния во все большей степени начинает восприниматься некоторыми молдавскими гражданами как открытые для их страны и для них лично 'ворота в ЕС'. Одновременно, под влиянием румынской и западной пропаганды, а также местных правых политических сил, среди части молдавского населения, особенно у молодежи и обывателей, складывается довольно негативный образ России, которая якобы, исходя из присущего ей 'имперского комплекса', всеми силами стремится удержать Молдову в орбите своего политического и экономического влияния и, тем самым, препятствует наступлению 'европейского будущего страны'.

Учитывая настроения этой, пока еще не очень значительной, но уже весьма активной и влиятельной части граждан Молдовы, желая заручиться ее поддержкой, правящая ПКРМ после прихода к власти в феврале 2001 года вначале отступила от своих предвыборных обещаний в отношении русского языка и вхождения Молдовы в Российско-Белорусский союз, а затем вообще круто развернула внешнеполитический вектор страны с Востока на Запад, начав раз за разом демонстрировать 'евроатлантическую солидарность' с Вашингтоном и Брюсселем, а также везде, где это только возможно, критиковать Россию, надеясь, что это ее 'солидарное' поведение будет учтено и вознаграждено Западом.

Особо резкой критике подверглись позиция России по проблеме Приднестровья и наличие российских военных в этом регионе. Министр иностранных дел Молдовы Андрей Стратан, выступая на заседании Совета ОБСЕ даже заявил, что власти республики расценивает присутствие российского воинского контингента в Приднестровье как 'военную оккупацию'. При этом демонстративно игнорировалось и не учитывалось то обстоятельство, что Москва неизменно сохраняет приверженность принципу политического и территориального единства Молдовы, а ее воинский контингент в Приднестровье, в условиях отсутствия подвижек в урегулировании конфликта, с 1992 года является самым надежным гарантом мира и безопасности на берегах Днестра.

В настоящее время в Молдове созданы и активно действуют, получая солидную финансовую, материальную и методическую помощь с Запада, десятки всевозможных неправительственных организаций. Некоторые из них все более жестко продвигают идею вхождения Молдовы в НАТО, требуют замены российских миротворцев в Приднестровье на 'международные миротворческие силы', способствуют 'выталкиванию' русского языка из сферы образования и культуры Молдовы, ограничения, а затем и постепенного запрета прессы, теле - и радиопередач на русском языке.

А что же сама Россия? На фоне активности финансируемых Западом общественных организаций, особенно заметно отсутствие в Молдове НПО, которые стремились бы создать позитивный имидж России, защищали бы права русскоязычных граждан, а также продвигали идеи экономического, политического и гуманитарного сотрудничества между двумя странами. Их либо вообще нет, либо же они столь малочисленны, безынициативны, малоизвестны и невлиятельны, что их деятельность просто не замечается молдавским обществом.

Что касается русских общин в Молдове, то их деятельность в основном направлена на пропаганду русской культуры и народных традиций. Их довольно много по количеству, но в них слишком мало членов и потому они неавторитетны, причем не только среди молдавского населения, но и в среде самих русских и русскоязычных граждан, почти ничего не знающих об их существовании и деятельности. Исследования показывают, например, что из 100 опрошенных русских по национальности граждан Молдовы не более 3-4 знают о существовании газеты Координационного совета русских общин 'Русское слово', в то время как остальные вообще никогда не держали ее в руках и, естественно, не читали.

Все это привело к тому, что имидж России стал ухудшаться. Однако, есть все основания полагать, что эту ситуацию еще можно переломить. Для этого у самой России должно появиться твердое желание заняться исправлением своего имиджа в Молдове. Реальные у словия для этого сегодня имеются.

Во-первых, все еще весьма значительная часть населения Молдовы (как собственно молдаване, так и представители других национальных общин) достаточно позитивно настроена по отношению к России. Еще жива историческая память, живы люди, которые хорошо помнят, чем и скольким обязана Молдова дружественной России. Это подтверждается, в частности, и данными соцопроса, проведенного Институтом Гэллапа в марте 2007 года, в ходе которого многие граждане Молдовы высказали самые серьезные упреки в адрес правящей ПКРМ в связи с допущенным ее руководством ухудшением отношений с Россией.

Во-вторых, посольству РФ в Молдове удалось собрать вокруг себя устойчивый круг активистов российско-молдавской дружбы - молдавских и российских граждан, среди которых имеются представители различных социальных групп молдавского общества, твердо ориентированных на всемерное расширение и укрепление политических, экономических и культурных молдавско-российских связей.

В-третьих, в Молдове большой популярностью и искренним уважением пользуется президент России Владимир Путин, который воспринимается не только русскими, но и молдавскими гражданами как политик нового поколения - динамичный, высокообразованный, активный, прагматичный.

Все это создает достаточно хорошие предпосылки для формирования позитивного имиджа России в глазах молдавского общества. Необходимо учитывать и то немаловажное обстоятельство, что у значительной части молдавского народа по-прежнему сохраняется тяготение к России, существует понимание, что, провозгласив курс на вступление в Евросоюз, Молдове ни в коем случае нельзя портить исторически дружественные, добрые отношения с Россией, которые прежде шли ей всегда лишь на пользу.

Вопрос сегодня лишь в том, чтобы найти именно то звено, потянув за которое, можно будет вытянуть всю цепь накопившихся проблем во взаимоотношениях между двумя странами, а также точно определить, что может помочь развитию связей между Молдовой и Россией, готовы ли обе стороны к тому, чтобы пойти на сближения друг с другом, и на каких условиях?

Сегодня ситуация и в мире, и в СНГ, и в России, и в Молдове значительно отличается от той, какой она была в 2001 году. Поэтому, чтобы ответить на эти вопросы, надо попытаться разобраться с тем, что конкретно могло бы лечь в фундамент новых отношений между Россией и Молдовой. С одной стороны, надо ликвидировать или минимизировать те проблемы, которые препятствуют движению Кишинева и Москвы навстречу друг другу. С другой стороны, надо найти благотворные идеи, которые стимулировали бы развитие отношений между двумя странами на всех направлениях.

Уже длительное время своего рода 'камнем преткновения' в молдавско-российских отношениях называется сохраняющееся присутствие российских военных в Приднестровье. Было, помнится, время, когда Воронин заявлял, что российское военное присутствие является фактором, оказывающим положительное воздействие на ситуацию в регионе. Сегодня же, попав под сильное давление со стороны США, НАТО и ЕС, он склонен усматривать в этом чуть ли не главное препятствие на пути окончательного урегулирования приднестровского конфликта, в то время как глава тираспольской администрации Игорь Смирнов придерживается диаметрально противоположного мнение по этому вопросу.

У большинства молдавских политиков, особенно провластных или называющих себя правыми и правоцентристами, считается хорошим тоном требовать вывода российских войск из Приднестровья. Как правило, эти заявления делаются от имени государственных структур, политических партий, общественных объединений. Однако нельзя сказать, что это позиция также и всего молдавского общества. Общественность Молдовы эту проблему практически вообще не обсуждает. Поэтому в дискуссии на эту тему нет серьезных обоснований того, какие минусы и какие плюсы может принести наличие российских военных баз в Молдове. Кстати, и сами россияне не проявляют желания сделать эту тему предметом публичных обсуждений.

В то же время, на бытовом уровне можно нередко слышать мнения, что Молдове вовсе не помешали бы деньги, которые она может получить за аренду Россией военных баз на ее территории. Существует убеждение, что это могло бы способствовать более динамичному развитию торгово-экономических связей Молдовы с Россией. Возможность сохранения российского военного присутствия в Молдове большинство граждан воспринимают вполне благожелательно, в то время как к перспективе вовлечения страны в НАТО относятся с большой тревогой и настороженностью. К сожалению, именно по этой причине тема сохранения российского военного присутствия в Молдове является сегодня табу. Она почти не обсуждается в СМИ. Складывается впечатления, что политический класс Молдовы пребывает в состоянии 'самоцензуры', отказываясь от обсуждения этой темы с народом, действуя по принципу 'как бы чего не вышло'. Вдруг народ выскажется за предоставление России военных баз? И что тогда скажут Вашингтон и Брюссель, на довольствии которых безбедно существуют сегодня многие молдавские 'независимые политики'?

Значительно больше внимания уделяется сегодня в Молдове теме возвращения Приднестровья под власть Кишинева, то есть 'реинтеграции страны'. Но и тут наблюдается весьма странное явление - власть и многие партии, судя по всему, как бы пребывают в наивном ожидании, когда эта проблема решиться сама по себя. Причем уступки будут потребованы только со стороны Приднестровья.

Странно и непродуманно выглядят недавние предложения Кишинева приднестровцам об их 'активном включении в структуры исполнительной власти Молдовы', согласно которым, 'лидер Приднестровья должен стать членом правительства, руководители приднестровских министерств - членами коллегий министерств центрального правительства'. Предлагается также квота представителям Приднестровья в парламенте Молдовы.

Ну и, что же получится, если это план будет реализован? Во-первых, во властные структуры Молдовы придут люди, не владеющие государственным языком, не обладающие высокой квалификацией, привыкшие работать по иным стандартам, далеким от нормативов и принципов Евросоюза, внедряемых сегодня на правом берегу Днестра. Во-вторых, АТО Гагауз-Ери немедленно потребует (и, скорее всего, получит) для себя точно такие же квоты. В-третьих, в итоге, если все это будет реализовано, и правительство, и парламент объединенной Молдовы вновь превратятся в 'лебедя, рака и щуку', неспособных сдвинуть с места огромный воз проблем, которые требуют своего срочного разрешения. К тому же не следует забывать, что к участию во власти в Молдове приглашаются те самые 'проклятые сепаратисты', 'бандиты' и 'контрабандисты', с которыми, по словам президента Воронина, вообще невозможно решать какие-либо проблемы. Вряд ли это обстоятельство забыто и в Кишиневе, и в Тирасполе, а потому рассчитывать на 'мирное сосуществование' обидчиков и обиженных вряд ли приходится - каждый из них непременно попытается 'гнуть свою линию' в свою пользу, но в ущерб интересам всей объединенной страны.

Нужны совершенно другие подходы и решения. Например, возвращение к идее молдавской федерации, все объекты которой (Молдова, Приднестровье и Гагаузия) будут иметь равные права, но Молдова, кроме того, будет иметь еще и обязанность стать для двух других частей федерации 'локомотивом прогресса', помочь им внедрить у себя стандарты ЕС в политической, экономической и общественной жизни. Но в Кишиневе вместе того, чтобы мыслить реалиями, продолжают строить воздушные замки. Складывается впечатления, что Молдова в лице нынешней власти и ее оппозиции просто 'делает ветер', бесконечно переливая из пустое в порожнее в ходе вялых дискуссий на приднестровскую тему, а, на самом деле, ждет, что Приднестровье ей достанется на блюдечке с голубой коемочкой.

Но это уже что-то из разряда чудес, в которые в современном мире мало кто верит. В реальности же все говорит о том, что проблема реинтеграции может быть решена лишь тогда, когда не только Приднестровье согласится пойти на уступки Молдове, но и сама Молдова проявит готовность не на словах, а на деле сделать необходимые шаги в этом направлении. Шаги, которые за нее не могут сделать ни Россия, ни США, ни НАТО, ни ЕС с ОБСЕ. Это именно та ситуация, когда говорят: 'Вам (Молдове и Приднестровью) жить вместе - вам и решать, как жить и с кем быть'.

Что касается других вопросов в отношениях Молдовы и России, то тут каких-либо значительных проблем пока не наблюдается. Если, конечно, не считать проблемой то, что ни Молдова, ни Россия не делает практических шагов навстречу друг другу, ограничиваясь все новыми декларациями об их желательности и целесообразности.

Издавна тяготеющие друг с другу, связанные между собой миллионами невидимых, но очень прочных нитей, народы двух стран вправе ожидать начало этого движения, в выигрыше от которого окажутся не только власти Молдовы и России, но и все простые люди, живущие на их земле. Давно назрела необходимость возрождения и развития прямых связей между регионами Молдовы и России. В последнее время активность в этом вопросе проявляют деловые круги Гагаузии и ее новый башкан Михаил Формузал. Уже установлены прямые контакты Гагаузии с Татарстаном и Московской областью. Очень хотелось бы, чтобы этот процесс не остановился на фазе 'протоколов о намерениях'. Заинтересованы в развитии прямых связей с российскими регионами и северная столица Молдовы - город Бельцы, да и весь северный регион Молдовы. Готовы предложить свои проекты российской стороне и бизнесмены Кишинева. Одним из лидеров этого процесса могло бы стать Приднестровье, где накоплен большой опыт длительного и успешного взаимодействия с различными российскими и украинскими регионами.

Важнейшим направлением сотрудничеств Москвы и Кишинева могла бы стать реализация молдавско-российских проектов в области энергетики, в том числе создание 'энергетического моста' для транзита российской электроэнергии через территорию Молдовы на Балканы, что позволило бы вывести на полную мощность принадлежащую российскому концерну 'Интер РАО ЕЭС' Молдавскую ГРЭС в Приднестровье и завершить начатое российским концерном 'ИТЕРА' сооружение мощной газотурбинной электростанции в Бурлаченах. Выгода для Молдовы от этого состоит не только в надежном обеспечении дешевой электроэнергией, но и в получении платы за ее транзит. Кстати, весьма привлекательные для Европы транзитные возможности Молдовы существуют и в сфере железнодорожного и автомобильного транспорта. Российские инвестиции для развития транспортной инфрастуктуры Молдовы могли бы способствовать возвращению на новые молдавские автострады и электрифицированные скоростные железнодорожные линии крупнейших международных перевозчиков, в настоящее время обходящих ее стороной.

К интересным и перспективным как для Молдовы, так и для России можно отнести проекты в области производства и переработки сельскохозяйственной продукции: выращивание семенной кукурузы, производство детского питания, концентрированных соков, коньяков и т.д. Есть хорошие возможности для развития научных связей, контактов в области культуры. Ряд вузов Молдовы готовы обсуждать с Россией вопросы создания совместных молдавско-российских высших учебных заведений. Перечень этот можно еще долго продолжать, поскольку ни для кого в Молдове не секрет, что именно в те благословенные времена, когда она была тесно связана с Россией политически и экономически, ее экономика процветала, а народ пребывал в состоянии социального благополучия. Отрицать это не могут даже самые ярые противники развития и улучшения молдавско-российских отношений.

Так что же сегодня является самым важным для возвращения молдавско-российских отношений на прежний высокий уровень? Прежде всего, кишиневским властям пора очнуться и понять, что Россия вполне может обойтись и без молдавского вина, и без молдавских фруктов и овощей, но вот самой Молдове без российского рынка, российских инвестиций, российской поддержки в мире будет очень трудно. Это реалии, которые, возможно, могут кое-кому показаться обидными. Но от этого они не перестанут быть реалиями, которые нельзя обойти, перепрыгнуть, игнорировать. Все же остальное - дело техники, тем более, что Россия всегда откликается на доброе начинание и всегда платит добром за добро.

Кишиневу также следует разобраться в том, что является реальными, а что мнимыми, наносными проблемами в развитии его отношений с Москвой. Этих мнимых проблем сегодня намного больше, чем проблем реальных, и они очень мешают прогрессу в молдавско-российских отношениях, не позволяют придать этим отношениям динамику и новый импульс. Президент Воронин и его команда зачастую живут вчерашним днем, а надо жить днем сегодняшним и думать о дне завтрашнем. Без этого никакого прогресса ни в чем нам не добиться. Безусловно, что Молдове, опираясь на помощь России, легче будет войти в этот завтрашний день.

 

0