Rambler's Top100 Service

Усиление общественных структур как гарантия преемственности курса

член общественного Совета при Минрегионразвития, кандидат экономических наук
15 августа 2007

В преддверии выборной кампании представители экспертного сообщества, каждый на свой лад обсуждает проблему преемника. Возникают все новые и новые версии, называются самые разные фамилии. Уже давно перестали этот список ограничивать только Дмитрием Медведевым и Сергеем Ивановым, появляются новые фигуры - Владимир Якунин, Сергей Нарышкин и т.д. Анализируют, каким должен быть преемник. Отдельные политики активно прогнозируют не только результаты выборов 2007-2008 гг., но и выдают прогнозы на 2012 год. Так, спикер Совета Федерации Сергей Миронов с уверенностью заявляет, что в 2012 году президентом РФ изберут Владимира Путина. Все эти разговоры свидетельствуют о неразвитости нашей политической культуры, и лишний раз заставляют задуматься над тем, почему, в отличие от других стран, для нас так важен вопрос, к кому перейдет власть в 2008 году.

Отвечая на вопрос, почему политическая элита серьезно опасается прихода к власти 'случайного', избранного населением человека, связано с особенностями политического развития. У России нет позитивного опыта демократической передачи власти без существенных потрясений для ее элит, да и в целом для страны. Вся предшествующая история России свидетельствует о том, что каждый новый правитель, пришедший к власти, 'перекраивает' политическую систему. Но если российский истеблишмент боится нового передела собственности, то почему вопрос преемника так тревожит людей, у которых дай бог в собственности квартира, площадью в 36 кв. м., или земельный участок, в 6 соток? Конечно, потерять и это жалко, но вряд ли обыватель думает именно об этом. Скорее, он ратует за то, чтобы не менялись правила, по которым живет сегодня страна. То есть он ратует не за преемника, а за преемственность политики в тех ее частях, которые устраивают основную массу населения страны. Но сохранить даже отдельные тенденции развития достаточно сложно, поскольку так и не созданы те структуры, которые обычно выступают гарантами преемственности, исключают 'революционные преобразования', неизбежным следствием каковых является смена элит и смена идеологии развития страны. Такими гарантами в старых демократиях являются партии, которые, сменяя друг друга у власти, вносят определенные коррективы в развитие страны, но не настолько принципиальные, чтобы с приходом нового лидера жители страны 'просыпались в другом государстве'. А также гарантом преемственности курса в целом является развитая структура гражданского общества, с ее отработанными механизмами участия в принятии решений и контроле за выполнением этих решений. Следовательно, нужно вести дискуссию не о преемнике, а о преемственности курса и о совершенствовании 'гарантийных механизмов' этой преемственности.

Одним из таких механизмов должна стать по задумке Кремля партия 'Единая Россия', которая сегодня выступает именно за преемственность, называя 'План Путина' своей программой на выборах. Но обозначение 'Плана Путина' программой партии недостаточно, поскольку в глазах основной массы населения, 'Единая Россия', с одной стороны, отождествляется с действующим президентом РФ, но, с другой - является партией чиновников, которым население не доверяет, и с которыми связывает многие проблемы страны, в том числе проблему коррупции. Поэтому 'Единой России' нужно на деле доказать, что она действительно проводит политику Путина принятием новых законодательных актов, прозрачностью предвыборной кампании, своей фактической деятельностью не только в предвыборный период, но и в дальнейшем.

Также важной гарантией продолжения курса должна стать деятельность общественных организаций. В своем последнем Послании Федеральному Собранию В.Путин подчеркивал, что в условиях демократии невозможно представить себе политические процессы без участия неправительственных объединений, без учета их мнений и позиций. И, если какие-то вопросы должны просто контролироваться общественными структурами, то в решении, например, вопроса межнациональных отношений культурно-национальные автономии, как структурные единицы гражданского общества, должны стать важнейшим инструментом реализации курса государственной национальной политики. Именно они должны стать важнейшим инструментом недопущения межнациональных конфликтов, именно они могут и должны способствовать тому, чтобы национальной проблематикой не спекулировали безответственные политики, именно они должны добиваться того, чтобы общество, а не отдельные чиновники, получало реальную выгоду от работы мигрантов. С другой стороны, прежде всего, национально-культурные автономии должны при содействии государства помогать мигрантам изучать русский язык, знакомить их с российским законодательством, способствовать адаптации мигрантов на рынке труда, то есть способствовать тому, что бы трудовая миграция, в которой заинтересовано государство, носила цивилизованный характер.

Кроме того, общественные организации призваны формулировать определенный запрос к государственной политике, озвучивая то, что наболело у общества. Но для этого еще следует сконструировать и научиться реализовывать модели взаимодействия государства и общественных структур в процессе расширения демократии в России. Уже сейчас государство много делает для развития общественных организаций, в том числе и значительно увеличивая финансирование их деятельности, с 500 млн. рублей в 2006г., до 1,25млрд. в 2007, и уменьшая тем самым их зависимость от зарубежных фондов.

Сегодня зафиксирован вектор развития страны в новой бюджетной стратегии. Но не в том смысле, что какую-то статью бюджета трудно нарушить, а в том смысле, что он направлен на развитие несырьевого сектора промышленности, производства товаров и услуг. Также в трехлетнем бюджете заложены средства на решение демографических проблем, реконструкцию ветхого жилья, реформу ЖКХ и т.д., то есть тех вопросов, в решении которых заинтересовано абсолютное большинство российских граждан. Тем самым именно большинство населения страны будут заинтересованы в том, чтобы руководство не отступало от данного вектора развития и, возможно, именно этот механизм станет реальной точкой отсчета формирования действительно работающего гражданского общества, которое не позволит элитам свернуть с выбранного курса.

И, наконец, 'План Путина' включает в себя важнейшую проблему - проблему суверенитета страны. В данном случае речь идет о суверенитете, как возможности самостоятельно определять свою внешнюю и внутреннюю политику, умении отстоять свою независимость, умении встроиться в международное разделение труда и занять в нем важные приоритетные ниши, умении разработать и реализовать четкую внешнюю политику, учитывающую интересы страны и реалии современной жизни. Кроме того, суверенитет страны - это и признание суверенитета своих соседей. Первые шаги в этом направлении делаются на наших глазах, и отношение к нам постепенно меняется в лучшую сторону. Даже самые несговорчивые принимают наши условия, о чем свидетельствует завершение газовой войны между Россией и Белоруссией, хотя кое -кто из соседей продолжает играть свою игру, как, например, Грузия. С нами должны сотрудничать не потому, что мы отдадим свои природные ресурсы дешево, а, следовательно, невыгодно для граждан России, а потому, что наши технологии позволят нам сделать наши предложения более привлекательными, чем предложения наших конкурентов. То есть, проблема суверенитета, в этом смысле - очень широкое понятие, зависящее от нашей экономической политики, от развития новых технологий, от использования новых возможностей и победы в жесткой конкурентной борьбе.

То есть, преемственность курса Путина воспринимается как важный шаг усиления влияния общественных структур и контроля со стороны народа, который станет, говоря словами самого президента, реальным индикатором формирования в России активного гражданского общества.

Загружается, подождите...
0