Rambler's Top100 Service

Замороженный конфликт и пути его разрешения

Исполнительный секретарь-руководитель аппарата Межпарламентской Ассамблеи государств-участников Сообщества "За демократию и права народов"
22 августа 2007

Приднестровский конфликт являет собой характерный для постсоветского пространства пример неурегулированного регионального кризиса. На данный момент решение проблемы Приднестровья является одной из наиболее приоритетных задач, стоящих как перед Россией, так и перед Европейским Союзом. С точки зрения географии Приднестровье находится практически в самом центре Европейского континента: одного этого факта вполне достаточно для того, чтобы уделить вопросу разрешения конфликта между Кишиневом и Тирасполем самое пристальное внимание.

История противостояния на Днестре начинается в годы распада Советского Союза, когда руководство ряда бывших союзных республик приняло решение выйти из состава СССР и начать строить независимые национальные государства. В числе этих республик была и Молдавия. Молдавский Народный Фронт, со временем приобретший в Кишиневе огромное влияние, из всех организаций подобного толка на всесоюзном пространстве, отличался едва ли не самым сильным радикализмом. Руководство МССР, принимая решения о будущем республики, руководствовалось именно фронтистскими идеями. В частности, в рамках концепции Молдавии как второго румынского государства, был разработан закон о переводе молдавского языка на латинскую письменность, в качестве государственного флага был принят румынский триколор, и главным политическим приоритетом будущего независимого государства был объявлен курс на скорейшее объединение с Бухарестом. Все это сопровождалось небывалым всплеском русофобии, массовыми нарушениями прав самих молдаван, более 300 лет живших в кириллическом пространстве.

Подобные события вызвали резко негативную реакцию на днестровском Левобережье. Местное население, в своем большинстве славянское, традиционно в большей степени тяготело к Москве и Киеву, нежели к Кишиневу. В короткий срок в регионе поднялась волна политической активности, начались демонстрации протеста против румынизаторской политики молдавского руководства. В результате приднестровское общество отказалось строить с Молдавией общее государство. В ответ на это, Кишинев принял решение присоединить Приднестровье силовым путем. Важно заметить, что территория Приднестровья никогда не принадлежала румынской Бессарабии, а была включена в нее Сталиным только фактически после окончания Великой отечественной войны в 1945 г., как часть МССР.

Пик вооруженной фазы Приднестровского конфликта приходится на лето 1992 года, когда превосходящие силы только что сформированной молдавской армии и так называемых волонтеров 'комбатантов' - выпущенных из молдавских тюрем уголовников вторглись на левый берег Днестра. В результате приднестровское ополчение, объединив усилия с местным казачеством и перешедшими на их сторону отдельными подразделениями дислоцированной в регионе российской 14 армии, сумели отразить молдавское наступление. Военное противостояние закончилось, но к конкретной договоренности стороны так и не пришли. В результате конфликт был заморожен. В 1997 г. в результате переговоров был принят и подписан Меморандум о нормализации отношений между Молдовой и Приднестровьем, подписи под которым поставили Главы государств Республики Молдовы, Приднестровской молдавской республики, России, Украины и действующий председатель ОБСЕ. Согласно этому документу Приднестровью предоставлялось право на самостоятельное ведение экономической, гуманитарной и культурной деятельности в отношении других стран. Политические вопросы были отложены в пользу приоритета экономического сотрудничества. Не смотря на то, что конфликт не был разрешен, в период действия Меморандума 1997 и в Молдове и в Приднестровье наметился экономический рост, резко поднялся уровень жизни. Однако с приходом к власти в Молдове коммунистов в 2001 г. международные договоренности были нарушены, а Приднестровье подверглось экономической блокаде со стороны Молдовы. Конфликт принял крайне острый характер и по сути действия молдавских коммунистов вернули ситуацию к фактически прямому противостоянию между ПМР и Молдовой. Только наличие Российского миротворческого контингента в Приднестровье не дало сторонам перейти в горячую фазу конфликта. Реальный шанс на его разрешение появился в 2003 году, когда представитель президента РФ Дмитрий Козак предложил решить вопрос через федерализацию Молдовы. Был разработан и парафирован обеими сторонами план реализации урегулирования. Однако в последний момент президент РМ Воронин под давлением западных дипломатов отказался подписывать соответствующий меморандум. Нынешний формат переговоров по Приднестровью, т.н. 5+2 (Молдавия, Приднестровье - стороны, Россия, Украина, ОБСЕ - посредники, ЕС, США - наблюдатели) плавно 'пробуксовывает' и пока что не принес ощутимых результатов.

Предлагая собственное решение проблемы, приднестровцы исходят из необходимости безоговорочного признания суверенитета ПМР. В данный момент проблема признания новых национальных государств стоит перед Европой со всей остротой (в качестве примеров необходимо, прежде всего, упомянуть Косово, а так же испанскую Каталонию и Страну басков, Валонию и Фландрию в Бельгии , Баварию в Германии, Турецкую республику северного Кипра, Северную Ирландию и д.р.). Тем не менее, мы настаиваем на том, что случай Приднестровья - особый.

Для того чтобы найти оптимальное решение вопроса, необходимо понять, чем же является Приднестровье в наши дни. Определенные политические силы стараются сформировать в глазах мирового сообщества вполне определенный имидж Приднестровской Молдавской Республики - имидж тоталитарного сепаратистского анклава с криминализованной экономикой, существование которого искусственно поддерживается из Москвы. Фактически, такая оценка не имеет ничего общего с действительностью.

Прежде всего, приднестровская экономика развивается гораздо эффективнее и динамичнее экономики Республики Молдова, уровень жизни на душу населения выше, чем в Молдове. Именно Молдова (без учета Приднестровья) на сегодняшний день является самой бедной страной Европы. Приднестровье же, усилиями своего руководства и населения, смогло восстановить промышленный потенциал, доставшийся ей в наследие от советской эпохи, должным образом использовав и рыночные нововведения. На протяжении девяностых годов двадцатого столетия Приднестровье демонстрировало стабильный экономический рост - в этом, кстати, и заключается одна из причин постоянного стремления Кишинева насильственным путем вернуть ПМР в состав Молдовы. В Приднестровье функционирует рыночная экономика с сохранением значительной роли государства, и эта модель продолжает демонстрировать свою эффективность даже в условиях торговой войны, которую развернули Молдавия и Украина, которые постоянно вводят новые санкции и правила таможенной регистрации. Приднестровье давно и успешно осуществляет внешнеэкономическую деятельность, поддерживая связи с частными компаниями из России, Украины, Германии, США, Израиля и ряда восточноевропейских стран. Одной из причин применяемой к Тирасполю политики санкций является именно его экономическая самостоятельность, которая лишает Кишинев возможности контролировать соответствующие финансовые потоки.

Теперь затронем политическую составляющую. На данный момент Приднестровье обладает всеми институтами независимого государства - оно имеет президента, правительство, демократически избранный парламент и независимые судебные инстанции, что признают и европейские наблюдатели. Анализируя нынешний политический статус Приднестровья, прежде всего необходимо обратить внимание на то, что мы имеем дело с успешной и демократической попыткой самостоятельного утверждения суверенитета. Стоит вспомнить, что в годы распада Советского Союза огромный процент населения ряда республик выступал против отделения от Москвы и развала государства. Фактически, суверенитет большинства новых государственных образований был санкционирован извне, во многом вопреки воле значительной части граждан. Нельзя игнорировать тот факт, что население ряда республик отнюдь не демонстрировало глобального единодушия относительно идеи их превращения в независимые государства через распад союза. Тем не менее, внешние силы (включая и Россию), заинтересованные в скорейшем развале СССР, санкционировали их суверенитет. Он был привнесен извне, искусственно, что до сих пор создает руководству этих стран проблемы с созданием собственных наций. В нашем же случае мы имеем дело с естественным суверенитетом, который явился результатом выражения коллективной воли народа. И универсальным средством выражения этой воли является практикуемый в непризнанной республике механизм референдумов. Руководство Приднестровья активно практикует проведение общенародных голосований, вынося на обсуждение нации центральные для своего государства вопросы. Последний референдум прошел в сентябре 2006 года, на нем девяносто семь (!) процентов голосовавших высказалось против объединения с Молдавией и за независимость Приднестровья с последующим сближением с Россией. На референдуме присутствовали иностранных наблюдатели, по мнению которых, все процедуры прошли без нарушений и в соответствии с международными правовыми нормами. Однако, несмотря ни на что, Запад отказался признать результаты голосования.

На данный момент соответствующие структуры мирового сообщества еще не выработали единой схемы для разрешения региональных конфликтов. США и ЕС в данном вопросе предпочитает руководствоваться собственными интересами, а не желанием решить проблему наилучшим образом. В каких-то отдельных случаях они исходит из догмы о нерушимости границ, в других - из права наций на самоопределение. Мы же четко исходим из второго принципа, и считаем, что проведение всенародных референдумов может стать тем универсальным механизмом, который позволит решать все подобные конфликты с наименьшими потерями.

Западные политики постоянно твердят о необходимости соблюдения демократических стандартов во всех сферах политической жизни. С этой точки зрения, референдум является одним из наиболее универсальных средств демократического волеизъявления. Именно референдум наилучшим образом выражает волю народа - а что такое демократия, если не власть народа? Если вы призываете к соблюдению демократических стандартов, так давайте их соблюдать, а не исходить из догмы о том, что демократия - это то, чего хочет евробюрократия и их заокеанские кукловоды.

Как уже говорилось выше, Приднестровье является демократическим политическим образованием. Население здесь имеет возможность детального ознакомления с позицией всех сторон. Здесь продаются молдавские, украинские, болгарские газеты. Здесь вещают молдавские, украинские и российские СМИ, принимаются все мировые теле и радиоканалы, широко развит и доступен для населения Интернет, так что здесь нет даже намека на наличие какой бы то ни было информационной блокады . Народ Приднестровья делает свой выбор, хорошо владея текущей политической конъюнктурой. Игнорировать его волеизъявление просто преступно.

Приднестровье, помимо прочего, являет собой уникальный пример решения национального вопроса, остро стоящего перед большинством постсоветских государств. Здесь прекрасно уживаются молдаване, русские, украинцы, болгары и представители других этносов. Более того, одной из основных причин создания ПМР явилось именно стремление противостоять эскалации национализма в Молдове. 'Мы не хотим, чтобы нас разделяли' - это желание постоянно высказывалось здесь в годы вооруженного противостояния. На данный момент национальный вопрос перед руководством Тирасполя не стоит. В плане следования принципу права наций на самоопределение Приднестровье являет собой более удачный пример, чем Косово. Здесь нет народа, который в случае обретения суверенитета рискует оказаться в статусе угнетенного меньшинства. На данный момент положение косовских сербов может быть охарактеризовано как катастрофическое, и, тем не менее, Запад правдами и неправдами хочет предоставить краю независимость, не урегулировав этот вопрос. Приднестровье же - пример единения народов, однако признавать его национальный суверенитет, уже состоявшийся по факту, западное сообщество не желает.

Западная пропаганда в своей риторике постоянно использует лексему 'приднестровские сепаратисты'. Однако следует понимать, что определение 'сепаратисты' никак не подходит к приднестровскому народу. Сепаратизм - это лишь движение за отделение тех или иных областей от государства, причем движение всегда маргинальное. Когда за отделение высказывается подавляющее большинство населения, мы имеем дело уже не с сепаратизмом, а с массовым волеизъявлением граждан с отказом от участия в фактическом поглощении Молдавии Румынией. С этой точки зрения, сепаратистами являются скорее те три процента, которые голосуют против создания независимой Приднестровской государственности. Повторяю, игнорируя результаты приднестровских референдумов, мы игнорируем волю народа к обретению суверенитета, а не сомнительные устремления 'сепаратистов'.

Западный политический класс, отказывая Приднестровью в праве на независимость, безусловно, опасается усиления влияния России в Европе. Роль России в приднестровском конфликте требует особого рассмотрения. Считается, что Москва всегда покровительствовала Тирасполю. На самом деле, и Горбачев, и Ельцин постоянно и жестко отказывали Приднестровью в поддержке, заявляя о своей приверженности территориальной целостности Молдовы. В годы крушения СССР националистическое руководство Кишинева априори признавалось 'демократическим', в то время как пользующееся массовой социальной поддержкой правительство Тирасполя считалось советским реликтом. Это понимали и сами приднестровцы: не стоит забывать о том, что возникновение ПМР было связано с референдумом, на котором гражданам предлагалось выбрать один из трех вариантов: 1) построение общего государства с Молдавией; 2) вхождение в состав Украины (заметьте, не России, а Украины); 3) создание независимой Приднестровской республики. Как видим, возможность вхождения в состав России здесь даже не упоминалась - несмотря на традиционную пророссийскую, русскокультурную ориентацию большинства жителей региона.

Как мы видим, на данный момент приднестровская государственность - свершившийся факт. ПМР, помимо того, что в ней работают основные государственные институты, ведет независимую экономическую и внешнеполитическую деятельность. На данный момент большинство населения республики отказывается входить в состав Молдовы даже в формате конфедерации. Можно утверждать, что федералистский подход устарел, и речь надо вести именно о предоставлении Приднестровью полноценного политического суверенитета.

Косовский прецедент, если таковой случится, станет новой вехой в истории Европы. Вне зависимости от того, желает того Запад или нет, предоставление независимости Косово станет сигналом для всех непризнанных республик. Признавая необходимость скорейшего разрешения всех конфликтов, мы выступаем за взвешенный подход к каждой отдельной ситуации, настаивая на универсальности механизма всенародных референдумов.

Можно без конца продолжать, как того желает Запад, настаивать на сохранении 'территориальной целостности' Молдовы. Можно попытаться осуществить т.н. демократизацию региона, как предлагает господин Ющенко, которая по факту рискует обернуться карательной операцией против 600 тысячного населения Приднестровья. Все подобные мероприятия направлены лишь на замораживание (фактически - сохранение) конфликтов, а не на их разрешение. Мы же предлагаем наиболее демократичный путь - прислушаться к желаниям и воле народа. Именно такой подход должен стать универсальным для всех подобных ситуаций в Европе и во всем мире.

Загружается, подождите...
0