"Книга Шредера интересна как образец редкого сегодня на Западе политического диссидентства"

Главный редактор журнала "Политический класс"
11 Сентябрь 2007

Из выступления Виталия Третьякова, главного редактора газеты "Московские новости" и журнала "Политический класс", на презентации книги Герхарда Шредера "Решения. Моя жизнь в политике", 8 сентября 2007 года :

 

Не стану утверждать, что я читал данную книгу всю ночь, предшествующую сегодняшнему собранию, но я знаком с ней по отдельным главам, которые публиковались в газете "Московские новости", а также я успел полистать книгу уже сегодня.

Я немного слежу за судьбой господина Шредера, и особенно меня интересует его судьба после того, как он ушел в отставку с поста канцлера. Книга Шредера более всего интересна как образец редкого сегодня на Западе политического диссидентства, на которое решается очень малое число крупных политиков. Среди интеллектуалов на Западе есть политические диссиденты, инакомыслящие, а вот среди крупных политиков таких политических диссидентов практически нет.

В любых мемуарах любого современного политика мы увидим большее или меньшее число строк, посвященных тому, как важна Россия для Запада, как важно с ней сотрудничать и еще несколько таких же декларативных абзацев. Но после этого, если политик достаточно честен в своих теоретических статьях или мемуарах, он начинает разбирать, основываясь на интересах своей страны, как нужно вести себя по отношению к России, и становится видно, что такие понятия, как любовь, дружба, моментально испаряются.

Я рискну сказать, что канцлер Шредер терпит сегодня критику от своего искреннего отношения к России, от того, что он действительно считает, что дружба между Евросоюзом и Россией и сотрудничество между Германией и Россией должны быть основополагающей линией взаимоотношений наших стран. Если бы он после своей отставки возглавил аналогичный консорциум американо-германский или франко-германский, он вряд ли бы подвергался такой критике, даже со стороны немецкой прессы. Сегодня для того, чтобы быть политическим диссидентом в Западной Европе, нужно определенное мужество. Не скажу, что героическое, но мужество, и таких примеров очень мало.

Я не могу сказать, что полностью согласен с трактовкой всех событий, которые описываются Герхардом Шредером. Например, ситуация 1999 года, попытка уничтожения Сербии или, как минимум, ограничения любого рода ее активности. Это было не только в ситуации с Ираком, мы и от сербской ситуации 1999 года имеем свои последствия. В отношении Ирака многие западные политики сегодня говорят, что американцы повели себя неправильно, но по отношению к Сербии в 1999 году они продолжают утверждать, что это было правильно. Но жестко встав на одну сторону в том конфликте и применив чисто военную акцию принуждения, в результате получили, что весь Евросоюз, весь Запад, Соединенные Штаты Америки сейчас являются проводниками политики небольшой группы, имеющей свои интересы албанских националистов-сепаратистов, и при этом пытаются использовать совершенно абсурдную логику, утверждая, что прецедент Косово настолько уникален в мире, что ни в одной другой точке земного шара это не может привести к подобным действиям.

Понятно, что единого взгляда с разных сторон на все процессы быть не может. Но эти страницы, посвященные ситуации вокруг Югославии, Сербии в 1999 году, интересны и тем, что там дается несколько иная интерпретация поведения российского руководства в тот период, чем она давалась самими российскими руководителями. Здесь воспоминания канцлера приоткрывают некие тайны российской дипломатии того периода, о которых некоторые из нас знают, а некоторые только догадывались.

Отношения между Россией и Германией, а особенно между Россией и Евросоюзом сегодня действительно зашли в тупик. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве в этом году просто будет пролонгировано, не будет ничего нового, и ответственность за это полностью лежит на стороне Евросоюза. Брюссель и Объединенная Европа не смогли предложить России ничего кроме требования подписать и ратифицировать Энергетическую хартию так, будто она является обязательным документом для Российской Федерации. Это, безусловно, кризис. Почему он произошел? Видимо, потому, что в Брюсселе, Лондоне, Париже и Берлине, не говоря о Варшаве, людей, которые по отношению к России разделяют чувства и геополитическую логику автора данной книги, все еще очень и очень мало. И я сомневаюсь в том, что в ближайшее время их появится настолько много, что они составят какую-то значимую политическую силу на западе нашего континента. Я предполагаю, что еще долго мы не выйдем из этого затяжного кризиса между Евросоюзом и Россией, он будет длиться еще несколько лет, а может быть, несколько легислатур нынешних и будущих руководителей.

Я действительно рад видеть человека с Запада, из центра Европы, в данном случае это автор данных мемуаров, с которым можно говорить на темы отношений между нами, не предполагая, что тебя постоянно будут обманывать или говорить в лицо совершенно дерзкие по логике вещи, а ты вынужден принимать эту игру.

Вячеслав Никонов сказал, что Евросоюз "идет по последнему верблюду" и довольно медленно, а некоторые верблюды идут даже назад. Возможно, это естественный физиологический процесс, и к руководителям этого каравана можно было бы не предъявлять претензий за то, что они не слишком сильно подгоняют плеткой последнего верблюда. Но в этом караване появились ослы, а их крики и упрямство руководители каравана выдают за трели соловья. С ослиной логикой трудно считаться, во всяком случае, таким эмоциональным и одновременно рациональным людям, как российские политики.

Я приветствую искренность, которая нечасто встречается в мемуарах современных политиков, особенно западных. Приветствую мужество, с которым канцлер Шредер отстаивает свои принципиальные позиции, несмотря на все обвинения, которые падают на его голову.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум