Rambler's Top100 Service

Европеизация Приднестровья: кого это пугает?

Аналитик Центра политологии и избирательных технологий, г.Кишинев
12 сентября 2007

Наибольший вред той или иной стране, да и любому человеческому обществу вообще, наносит, прежде всего, склонность к самоизоляции, замкнутости, предвзятость и нетерпимость по отношению к соседям, к другим мнениям, к другому образу жизни, иначе говоря, та или иная фобия, овладевшая вначале элитой, а затем и народными массами.

Страдает от этого недуга, особенно остро проявившего себя в почти всех постсоциалистических и постсоветских странах, и Молдова. Часть ее элиты и простых граждан оказалась поражена примитивной русофобией, другой части присуща местечковая румынофобия.            Эти люди не хотят замечать, что Россия неизменно высказывает дружеское расположения к Молдове. Она принимает на своей территории свыше 45% всех молдавских гастарбайтеров, длительное время субсидировала и продолжает субсидировать Молдову, поддерживая цены на свой природный газ на уровне ниже мировых цен. Хорошо относится к Молдове и Румыния. Она оказывает ей значительную гуманитарную и политическую помощь, выражает готовность лоббировать ее интересы в различных структурах Евросоюза.

Каких-либо серьезных оснований и причин для возникновения всех этих фобий в Молдове сегодня, по большому счету, не имеется. И, тем не менее, эти фобии есть и их воинственные носители вовсе не собираются от них отказываться, не внемля никаким и ничьим разумным доводам.

В последнее время в Молдове начала все более ощутимо давать о себе знать и нетерпимость определенной части общества, прежде всего, политической элиты с либеральным уклоном, ко всему коммунистическому. Особая неприязнь и даже нетерпимость высказывается по отношению к правящей Партии коммунистов и ее лидеру Владимиру Воронину, хотя почти ничего подлинно коммунистического ни в действиях нынешних властей, ни в политике правящей партии, лишь формально именующей себя коммунистической, сегодня нет. Тем не менее, антикоммунистическая фобия в Молдове живет и развивается, принимая форму элементарной мести за страх и унижения, полученные за годы коммунистического правления. Справедливости ради надо признать, что президент Воронин сам много делает для того, чтобы эти чувства не исчезали.

Благодатным местом для возникновения и процветания различных фобий стало сегодня и Приднестровье. Впрочем, вполне объективных причин, не говоря уже о субъективных, для этого у него неизмеримо больше, чем у Молдовы. Ощущая себя, защитниками 'осажденной крепости', приднестровцы привыкли никому не верить на слово и ни на кого не надеяться. После вооруженного конфликта на Днестре весной - летом 1992 года, в регионе особое развитие получила румынофобия. Причем весьма трудно бывает подчас понять, кого же приднестровцы не любят больше - собственно запрутских румын, или же правобережных молдаван, обвиняемых ими в румынофильстве и стремлении к 'унии' с Румынией. Мне кажется, что румынофобия в Приднестровье, прежде всего, направлена против Кишинева.

Впрочем, надо признать, что румынофобия имеет, как в Тирасполе, так и Кишиневе исторические корни. Это связано, как с военными, так и довоенными временами. И очень плохо, что кишиневские и тираспольские власти с этими фобиями не борются, а иногда даже подыгрывают им.

Был период, когда в Приднестровье в образе врага рисовали и Россию, и Украину, вся 'вина' которых заключалась лишь в том, что они не захотели согласиться с аргументами Тирасполя, которыми он пытался обосновывать свою ненависть к соседней Молдове и отказ вести с ней переговоры.

Определенные силы, пораженные синдромом самоизоляции, в этом регионе пытаются раздувать вражду и по отношению к международным организациям, к любым молдавским официальным представителям и молдавским политикам, предпринимающим конкретные шаги в направлении урегулирования конфликта между Кишиневом и Тирасполем и восстановления единства страны.

В последнее время адепты сомнительного идеологического постулата 'Приднестровье - окруженная крепость' развернули кампанию активного сопротивления любым попыткам демократизации Приднестровья, реформирования всех сторон государственной, политической и общественной жизни в соответствии со стандартами, принятыми в развитых и процветающих странах Евросоюза.

В прошлом я уже неоднократно выступал в молдавских, приднестровских и зарубежных СМИ с призывами к объединению Молдовы и Приднестровья. Причем главным тормозом процесса сближения двух берегов Днестра я называл слишком прямолинейную, негибкую и чрезмерно жесткую позицию официального Кишинева, руководство которого упорно не желало понять ту простую истину, что решить приднестровскую проблему можно только на основе взаимного уважения, доверия и взаимных компромиссов.

Но в данной публикации я намеренно обхожу тему объединения. Уверен в том, что, независимо от того, будет ли Приднестровье в составе Молдовы, или же оно добьется независимости и международного признания, все равно этот регион лишь тогда получит реальные шансы на успех в своем становлении и развитии, если пойдет по пути демократизации. Это значит, что нем должны неуклонно соблюдаться права человека, бизнес быть свободен от административного произвола, а судебная система должна стать по-настоящему независимой и справедливой. Именно поэтому я считаю чрезвычайно важным всемерное ускорение процесса демократизации Приднестровья, а под его европеизацией подразумеваю перестройку всех сторон жизни в регионе в соответствии с выдержавшими испытание временем правовыми нормами, действующими в развитых и процветающих странах Евросоюза.

В отличие от позиции занятой многими зарубежными специалистами по России, я считаю, что примером для подражания в деле европеизации может служить политика президента Владимира Путина. Уже сегодня видно, сколькими прочными нитями - экономическими, финансовыми, гуманитарными, культурными - связал он Россию с Европой, да и со всем остальным миром. Видно и то, какую пользу все эти его действия уже принесли и, уверен, будут приносить и в дальнейшем и самой России, и Европе, и остальному миру. Многое говорит о том, что приближается время, когда проект 'Большой Европы' будет включен в повестку дня для обсуждения его Россией и Евросоюзом.

Безусловно, не в меньшей степени, чем Приднестровье, нуждается в настоящей, а не мнимой европеизации и сама Республика Молдова. При этом речь вовсе не идет о вступлении Молдовы в ЕС. Более того, я убежден, что саму эту идею, которая для различных молдавских партий, в том числе и правящей ПКРМ, стала сегодня некой 'ритуальной внешнеполитической константой', необходимо снять с обсуждения, по крайней мере, на ближайшие годы, заменив ее реальными планами действий и усилиями, направленными на налаживание экономических, политических и гуманитарных связей как с ЕС в целом, так и с отдельными странами, входящими в этот союз. И лишь тогда, когда все условия для вступления в ЕС созреют, прежде всего, внутри самой Молдовы, можно будет вернуться к вопросу о ее вступлении в эту международную организацию.            Таким образом, европеизация Молдовы - это быстрый и качественный ее переход на европейские стандарты в экономике, в бизнесе, в правовой сфере.

Приднестровью также чрезвычайно важно сдать экзамен на соответствие европейским стандартам и нормам. В первую очередь, надо устранить проявления 'антизападного синдрома' со стороны политической элиты и простых граждан этого региона. Это позволит Приднестровью, естественно, при помощи со стороны России и структур ЕС, стать одним из наиболее благополучных, развитых и передовых еврорегионов Молдовы (в случае объединения с ней), или процветающим 'Приднестровским еврорегионом' (при сохранении нынешней ситуации раздельного существования РМ и ПМР).

Что могут выиграть приднестровцы в результате внедрения европейских ценностей в своем регионе?

Во-первых, это позволит им создать у себя систему власти, подконтрольную гражданам.

Во-вторых, они добьются верховенства закона и надежной защиты прав человека.

В-третьих, они смогут построить у себя в регионе настоящую рыночную экономику 'европейского образца', с гарантированной свободой для предпринимателей и недопущением монополизма.

В-четвертых, они смогут сформировать у себя социальное общество, в котором будут созданы все необходимые условия для всестороннего развития личности, качественное образование и здравоохранение. В этом обществе будут жить материально благополучные люди.

Важно понять, что распространение идей европеизации в Приднестровье вовсе не означает обязательный слом всех существующих здесь традиционных политических, культурных и социальных ценностей, в первую очередь, всеобщего настроя на тесное сотрудничество с Россией, ощущения себя частью русского, славянского мира. Это вполне объективные реалии этого региона, с которыми надо считаться как Молдове, так и Европе.

Этого, к сожалению, не понимали и продолжают не понимать власти Молдовы и значительная часть ее политической элиты. Было бы непростительной ошибкой Евросоюза, который заметно активизирует свои действия в Приднестровье, если он также пойдет этим ошибочным путем.

Сильные и активные очаги русской, славянской культуры есть на юге Молдовы, в ее крупных городах - Кишиневе, Бельцах. Но в наиболее концентрированном виде они сосредоточены именно в Приднестровье, которое, по сути, является форпостом русской культуры в Балканском регионе. Эту ментальность жителей Приднестровья, ощущающих себя частью России, ни в коем случае нельзя подавлять и ломать. Ее нужно понять, с ней нужно согласиться и принять ее как данность.

Приднестровье, как, в целом, и сама Молдова, могло бы стать великолепным мостом между западной и восточной цивилизациями, постепенно преобразующимися в единую цивилизацию Большой Европы. Европеизация Приднестровья - это помощь в развитии образования в этом регионе, особенно Приднестровского университета, который должен включиться в Болонский процесс, чтобы обеспечить признание его дипломов во всех европейских странах. Европеизация Приднестровья, - это активное сотрудничество с бизнесом этого региона, открытие ему европейских рынков, оказание ему помощи в овладении современными методами предпринимательства.

Сегодня, с точки зрения исторической перспективы, не столь уж важно, произойдет ли в ближайшее время объединение Молдовы и Приднестровья, или же и далее сохранится нынешний статус-кво. Важно, чтобы в регионе произошли благоприятные изменения в сторону его демократизации и внедрения европейских стандартов политической, экономической и общественной жизни. Справедливости ради, надо отметить, что эти процессы на Левобережье уже пошли. Здесь уже возникла реальная многопартийность. В приднестровском обществе уже начались дискуссии о путях дальнейшего развития региона, об его экономической и социальной модели.

Но, в то же время, нельзя не признать, что в Приднестровье есть весьма влиятельные политические силы и обслуживающие их политтехнологи и журналисты, которые хотели бы наглухо 'закрыть' этот регион, превратив его на вечные времена в 'осажденную крепость' и убедив его жителей в том, что 'вокруг только враги и недруги', а потому никакими демократиями заниматься ни в коем случае нельзя. Важно подчеркнуть, что есть силы, как в Молдове, так и за ее пределами, которые подыгрывают им, убеждая, что лучше самоизоляция, чем любые формы объединения с Молдовой. По моему твердому убеждению, эти силы явно и скрыто работают на идею унионизма, на объединения Молдовы с Румынией. Эти силы убеждены, что без Приднестровья, а возможно и без Гагаузии, это можно будет сделать легче и быстрей.

Важная роль в распространении демократических ценностей в Приднестровском регионе ложиться на Россию, которая должна быть в ответе за тех, кого 'приручила'. Уверен, что Россия не оставит приднестровцев наедине с их многочисленными проблемами. Но очень не хотелось бы, чтобы Россия, развивая отношения с этим регионом, где проживает много ее граждан, стала поддерживать здесь тех, кто смотрит на Молдову только как на врага, и хотел бы, чтобы все население региона сплотилось вокруг этой порочной идеологии.

Россия - самый сильный политический и экономический игрок в этом регионе. Эта сила налагает на нее и большую ответственность. Россия, по моему мнению, должна думать не только об инвестициях в этот регион, которые, к слову, явно запаздывают, но и о том, чтобы в регионе развивались и укреплялись демократические процессы, чтобы Приднестровье стало настоящим мостом между Востоком и Западом.

Все эти вопросы давно должны быть вынесены на свободное и честное обсуждение и в Молдове, и в Приднестровье. Но вот в чем беда: несмотря на то, что в Кишиневе и Тирасполе осудили идеологию большевизма и не приемлют лозунг 'Кто не с нами, тот против нас!', позиция тех, которые стараются быть 'над схваткой' - очень редко встречает понимание и поддержку.

Приднестровским властям и некоторым политикам куда больше понравилось бы, чтобы о них писали, какие они 'хорошие, белые и пушистые', и как несправедливы к ним 'молдавские злодеи'.

Примерно то же самое, только о 'приднестровских бандитах', хотели бы читать официальные власти в Молдове, а также национально-либеральная оппозиция.

Эта публикация, ни для тех, ни для других. Она для самостоятельно мыслящих читателей, для тех, кто искренне хочет мира и спокойствия в этом регионе и благополучия его граждан.

Загружается, подождите...
0