Rambler's Top100 Service

Министерство молодежи - quo vadis?

директор Центра либерально-консервативной политики им. П.Столыпина и П.Струве
26 сентября 2007

Появление в составе правительства Комитета по делам молодежи никого не удивило. Разговоры об этом среди экспертов, включенных в тему, шли почти год, а косвенное обещание прозвучало летом на встрече президента с представителями молодежных общественных организаций. Кстати, разговоры эти были скорее дискуссией, а не констатацией. Во всяком случае, споров на тему "Зачем?" было не меньше, чем споров на тему "Кто?". Было немало аргументов против того, чтобы создавать в стране министерство, призванное "заниматься" молодежью. Главный из них: министерство - это бюрократическое заведение с высокопоставленным чиновником во главе. Вспоминались даже не комсомольские вожаки, а райкомовские тетки, которые "креативили" на предмет молодежи и придумывали ей - молодежи - "чем заняться". В результате своим топорным подходом революционизируя молодежь. Где гарантии, что сейчас не случится того же?

Был и еще один аргумент. В последнее время лояльные - охранительные, и при этом творческие - молодежные организации работали вполне успешно в рамках сложившейся системы взаимоотношений с властью. Более того, стали вырисовываться контуры долгосрочных программ поддержки молодежных движений и инициатив через систему значительных грантов, в борьбе за которые участвуют доказавшие эффективность организации. Непосредственный диалог с представителями власти приобрел доверительный характер, чему способствовали как сами эти представители, нашедшие общий язык и нужную интонацию в разговоре с активной молодежью, так и некоторые характерные черты нынешнего молодого поколения, которое - в массе своей - привержено скорее "консервативно-державным" ценностям, чем либерально-анархистским. Тут и возникал вопрос - а чего от добра добра-то искать? Зачем формализовать и бюрократизировать неформальные - а потому более чем плодотворные - отношения? Короче, зачем молодежи свой министр?

Я сам в этих спорах исходил из ответа на вопрос "Зачем?". Больше года назад мне доводилось писать о том, что на федеральном уровне необходим координирующий центр по молодежной политике. Правда, мне тогда казалось, что он не должен быть включен в структуру исполнительной власти, а должен находиться как бы рядом с этой структурой. Причем рядом с АП в большей мере, чем рядом с правительством. В задачи такого центра входили бы, в первую очередь, изучение опыта самодеятельных молодежных организаций с целью поиска оптимальных "моделей для сборки" такого рода организаций по всей стране и потом замыкание этих общественных молодежных инициатив в единую цепь. Новый комсомол, если хотите, только без цинизма и формализма того, старого комсомола. Собственно, этим и определялся мой замысел о такой федеральной структуре - скорее проектной (кавалеристской), чем программной. Скорее систематизирующей, чем системной.

Отсюда следовал вывод, что роль такой структуры не может играть ни одна из существующих молодежных организаций. По той простой причине, что любая такая организация будет вести себя на этом поле тотально и пытаться вводить собственные, по определению индивидуальные практики, и, следовательно, вызывать отторжение у остальных. Неэффективно это, прямо скажем.

Вывод: подобная структура должна быть внешней по отношению к существующим молодежным организациям. Отсюда один шаг до того, чтобы начать разговор о федеральной структуре (того или иного типа), которая "извне" в тесном контакте с верховной властью работает с действующими организациями с целью их развития и создает условия для появления новых. И задачей номер один для этой структуры было бы создание механизма воспроизводства молодежных организаций, то есть внятных для всех и каждого "входа" и "выхода" из них. Только наличие действующего механизма воспроизводства сделает молодежные организации устойчивыми, придает им запас прочности и более или менее определенные перспективы. А иначе не стоит и огород городить.

Может ли КДМ стать такой структурой? Может, конечно, если его авторы и будущее руководство будут соблюдать некоторые правила. И правило номер один: федеральная структура, встроенная в систему исполнительной власти, должна быть четко и однозначно позиционирована по отношению к общественным инициативам. То есть исполнительная власть должна осознавать себя, во-первых, отдельно от общественной инициативы, а во-вторых - исключить из своего мыслительного инструментария схему "начальник-подчиненный". Это естественное правило демократической культуры. Если под координацией общественных организаций и инициатив со стороны исполнительной власти будет пониматься "чуткое руководство", то это приведет к смерти общественной инициативы и к отмиранию - через тотальную формализацию - того самого института, который создавался для строительства жизненного пространства для общественной активности. Общественные и властные институты должны существовать в принципиально разных плоскостях и не должны сливаться. Пересекаться - другое дело. В таком случае задача федеральной структуры, занимающейся молодежными общественными инициативами - стать посредником между организованной молодежью и властью, но не подменять собой общественную инициативу. А то мы можем получить запланированный (министерства ведь планируют свою деятельность?) на конец следующего года - октябрь, скажем - взрыв креатива в Рязанской, например, губернии.

Демократический режим дает в руки исполнительной власти другие - более тонкие и не вредные - инструменты для целевого воздействия на общественные институты. Это та же система грантов, сопряженных с конкурсной практикой. Это создание площадок для взаимодействия разных общественных инициатив и организаций. Это создание механизмов взаимодействия и (равноправного) сотрудничества между общественными институтами и институтами исполнительной власти. Это создание пакетов предложений для общественных организаций (ярмарка проектов?). Это еще многое другое.

И теперь пара слов непосредственно о КДМ. Каковы его задачи на первое время? Во-первых, необходим грамотный мониторинг общественных инициатив молодежи на всех уровнях, начиная с регионального, причем по всей России - от Калининграда до Анадыри и Владивостока. В результате должна быть составлена "карта общественных молодежных организаций". Что значит грамотный мониторинг? Да хотя бы не ограничиваться сведениями, предоставленными существующими региональными КДМ или подразделениями федеральных структур (Рособразования, Агентства по физре и спорту, Минобороны и даже МВД и пр.). Для грамотного мониторинга надо создать временный "эскадрон гусар летучих", которые поедут по стране и своими глазами высмотрят все молодежные инициативы, могущие быть интересными Государству Российскому. Это работа трудоемкая, но не невыполнимая.

Параллельно необходимо создать методическую группу (с привлечением не только общественников-практиков, но и ученых, которые есть, но о которых мало кто знает), задачей которой станет разработка рекомендаций и может быть даже алгоритмов создания и функционирования молодежных общественных организаций и инициатив. Эта же группа может сформулировать задачу для социологических служб, которые должны заняться многоуровневым изучением нынешнего молодого поколения. В рамках работы этой группы следует начать работу по созданию (или адаптации и универсализации существующих) специальных образовательных программ. Разумеется, это только несколько шагов из необходимых, на мой взгляд, но расписывать всю программу - это другой жанр.

Есть в будущей работе КДМ и опасности, которые можно обойти, если знать о них заранее и если есть желание работать эффективно, а не только показательно. Во-первых, КДМ не должен идти по легкому пути и ограничиваться студенческими общественными инициативами. Понятное дело, что студенты на экзистенциальном уровне склонны к самодеятельной общественной активности, но студенчеством наше молодое поколение не исчерпывается. Во-вторых, молодые функционеры, которых полным-полно в ныне действующих на региональном уровне КДМах, могут расплодиться и похоронить под своей завязанной в галстук при 40-градусной жаре "правильностью" любую молодежную инициативу. Есть способы, как сделать для этих состарившихся душой уже в юности "деятелей" работу в КДМ - нет, не неинтересной (эти функционеры в КДМы пришли не с интересами, а за "своим интересом"), а неудобной.

Главный, возможно, вопрос, как сделать так, чтобы бюджетные, обложенные планами деньги не убили творчество молодежи? Прежде всего, нельзя, на мой взгляд, из федерального бюджета напрямую финансировать молодежные организации. Нельзя молодежных лидеров делать чиновниками. Финансировать надо, прежде всего, инфраструктуру молодежных организаций, а также конкретные проекты и программы. Например, если в том или ином губернском/районном городе лояльные, позитивные молодежные организации мыкаются по темным пыльным углам, то КДМ может обеспечить их нормальным "жильем", то есть создать в городе молодежный центр и сдавать в нем помещения за символическую плату. Во всяком случае, и для КДМ, и для молодежных общественных организаций должна быть очевидна граница между их пространствами. Нельзя допустить, чтобы они стали инструментами друг для друга.

Я думаю, что разговор о КДМ, о его задачах и инструментах только начинается, так что можно пока ограничиться тем, что уже сказано. В любом случае, очень многое зависит от того, кто возглавит КДМ и как новый руководитель сможет выстроить отношения как существующими общественными молодежными организациями, так и с теми органами государственной власти, которые занимались раньше молодежью, и будут заниматься, скорее всего, впредь.

Загружается, подождите...
0