Рождаемость повышает личный интерес президента

Главный редактор журнала "Политический класс"
12 Октябрь 2007

- Пока я успел ознакомиться только с кратким изложением Концепции демографической политики. Все пункты, приведенные в этом изложении, правильные. Но, конечно, прежде всего, необходимо ознакомиться с деталями и конкретными предложениями.

В прошлом году была введена система так называемого материнского капитала, без всякой концепции, без перечисления министерств и ведомств, которые должны этим заниматься. И уже одно это действие дало поразительный эффект: в России началось повышение рождаемости. Конечно, это было сопряжено еще и с тем, что с такой инициативой выступил сам Путин. Его авторитет и популярность среди населения, обращенные на эту тему, фактически привели к тому, что стало рождаться больше детей. Буквально стало происходить "непорочное зачатие" от "президентского духа", и эта метафора не чересчур натянутая.

Владимир Путин очень остро поставил вопрос о демографических проблемах России уже в своем первом президентском Послании. Но затем он редко касался этой темы или касался в самых общих чертах. Насколько мне известно, он находился в колебаниях и сомнениях по поводу того, можно ли проводить эффективную демографическую политику. Отчасти это было обусловлено влиянием многих наших демографов, которые внушали ему мысль о том, что Россия в данном смысле похожа на развитые западноевропейские страны: сколько денег ни вкладывай в демографическую политику, все равно население рожать больше не будет из-за свободы, феминизма, из-за раскрепощения женщин, их активного участия в производстве, и так далее. Я сам лично имел возможность вступить с Владимиром Путиным в начале прошлого года в короткую полемику по этому вопросу, высказав мнение, что влияние этих оценок весьма порочно, ибо они исходят из прямой аналогии между Россией и западноевропейскими странами. В этом вопросе прямой аналогии быть не может.

В России, при существующей бедности значительных слоев населения, вопрос рождения ребенка сводится к вопросу о том, будет ли на что его кормить и учить. И в России этот вопрос решается совсем иначе, чем в Западной Европе. Реальные деньги, адресованные реальным семьям, реальным матерям, могут резко стимулировать рождаемость. К тому же, личный интерес президента, его авторитет, в данном случае играет колоссальную роль. Даже напоминание о существовании этой проблемы и необходимости ее решить тоже стимулирует рождаемость. В данном случае людям передается некий социальный оптимизм: государство знает об этой проблеме, оно будет заботиться о вас и о ваших детях, и даже если сегодня оно не очень хорошо заботится, не волнуйтесь, рожайте детей, и мы будем это поддерживать.

В прошлом году Путин посвятил в своем Послании значительную часть текста как раз этому вопросу. Ему предшествовало некое лирическое отступление, когда президент отвлекся от текста и сказал: "А теперь о самом главном. Что у нас главное?". Сергей Иванов, который тогда был министром обороны, выкрикнул: "Любовь!", на что Путин ответил: "В Министерстве обороны знают, что у нас самое главное. Речь действительно пойдет о любви, о женщинах, о детях, о семье". Этот небанальный экспромтный пассаж особо привлек внимание и показал, что Путин не чисто политически, а действительно человечески переживает за эту проблему.

В совокупности эти два фактора, вопреки прогнозам наших ученых-демографов, экспертов в этой сфере, в очень короткие сроки реально привели к росту рождаемости.

Я еще не изучил принятый документ, но отмечу те меры, за реализацию которых я буду бороться. Первая мера: я уже предлагал Владимиру Путину при личном общении с ним, чтобы он оценивал деятельность губернаторов, руководителей территорий, помимо других факторов, по увеличению либо снижению рождаемости на территориях, которыми они руководят. Для ряда регионов России, например, кавказских и некоторых восточных, это неактуально, там и так высокая рождаемость, но для большей части регионов это очень актуально. И в конечном итоге, если в данном регионе рождается больше детей, это свидетельствует об улучшении жизни в этом регионе. Все остальные можно не учитывать: цифры роста продукта, произведенного в этом регионе, число построенных домов не важно. В каждом дополнительном рожденном ребенке эти цифры автоматически содержатся. Я надеюсь, что этот критерий будет введен практически как официальный.

Более того, та национальная идея России, о которой много говорят, но никто ее в кратком виде сформулировать никак не может, должна основываться на демографической политике. Основа национальной стратегии России - это умножение народа. Солженицын говорил о сбережении народа, а я уточняю: умножение народа. Демографическая политика - главная для всех министерств, начиная с верстки бюджета Министерством финансов. Все остальные решения - в производственной сфере, в электроэнергетике, не говоря уже об образовании, медицине, - должны отталкиваться от задач роста населения и, естественно, его оздоровления. А эти задачи и цели должны формулироваться соответствующим органом. В частности, я выступаю за создание Министерства демографической политики, которое в ближайшие годы, а, может быть, еще полтора-два десятилетия должно быть стратегически головным в составе нашего правительства и всего экономического блока.

Еще один пункт. Я стою за запрещение абортов, кроме, естественно, абортов по медицинским показаниям, когда это необходимо сделать для сохранения жизни и здоровья матери. Это не запрещение контрацептивов, но запрещение абортов. Либерализм либерализмом, а задача выживания нации выше всяких теорий. И если нация вымирает, то в конечном итоге вымрут и все либералы внутри нее. Поэтому даже для размножения либералов такая нелиберальная мера как запрещение абортов должна быть введена в России законодательно.

Есть еще ряд позиций, о которых в этой связи можно говорить. И я надеюсь найти их все в данном документе. Надеюсь, что документ будет обновляться, и в конечном итоге станет еще более эффективным.

Интересные факты:
Загрузка ...












Европейский форум