Rambler's Top100 Service

Приднестровье: обновление или консервация кризиса?

Аналитик Центра политологии и избирательных технологий, г.Кишинев
23 октября 2007

И в Тирасполе и в Кишиневе сегодня все чаще говорят о целесообразности создания на переходный период договорного союза двух сторон. Это может быть Молдавско-приднестровский еврорегион или Экономический союз Молдовы и Приднестровья, задачей которого станет обеспечение благоприятных условий для совместной реализации насущных экономических и гуманитарных проектов.

           

Новые предложения президента Молдовы Владимира Воронина, направленные на решение ряда экономических и гуманитарных проблем, важных как для Молдовы, так и для Приднестровья, словно круги по воде от брошенного камня, разошлись в стороны ... и исчезли. Поговорили - и, судя по всему, забыли.

Можно, конечно, винить в этом самого Воронина, который выбрал отнюдь не самую лучшую форму для озвучивания своих предложений (через газету), забыв направить их вовремя приднестровской стороне, а также посредникам и странам-гарантам.

Ну, разве не смешно звучит, например, сообщение в молдавских СМИ о том, что российскому президенту Владимиру Путину была передана газета с интервью Воронина, чтобы он в самолете по пути из Душанбе в Москву смог бы ознакомиться с этими предложениями?

Смех - смехом, но все это, к сожалению, позволило противникам любых инициатив, направленных на сближение Молдовы и Приднестровья, весьма тонко сыграть на чувствах обиженных лидеров Приднестровского региона, заявив во всеуслышание, что с их мнением в Кишиневе не желают считаться.

Можно обвинить в неспособности к диалогу и высшее руководство ПМР, которое устами пресс-службы президента Игоря Смирнова слишком поспешно выразило свое негативное отношение к последним инициативам Воронина.

Все это дало повод противникам объединения страны, которые есть как в Тирасполе, так и в Кишиневе, выразить свое отрицательное отношение и к самому переговорному процессу, и к любым инициативам, направленным на его реанимацию. Мол, зачем они нужны, все эти переговоры, когда и на левом, и на правом берегу Днестра вообще не с кем говорить, а тем более, договариваться.

Однако, по моему мнению, главные ошибки и проблемы заключаются вовсе не в этом. Самая большая сложность в том, что ни Воронин, ни Смирнов, не могут предложить сегодня каких-либо действенных механизмов для возобновления диалога и совместного поиска путей решения общих проблем.

Безусловно, и на левом, и на правом берегу Днестра не могут не понимать, что надо что-то делать, что надо как-то решать проблему транзитных автомобильных перевозок через Приднестровье, надо совершенствовать и развивать дорожную сеть.

Не менее остро стоит вопрос и о восстановлении единства железной дороги. Необходимо найти устраивающую Кишинев и Тирасполь формулу, которая позволит вновь свести воедино две части некогда единой Молдавской железной дороги - молдавскую и приднестровскую, а затем осуществить их коренную модернизацию, без чего невозможно увеличение объемов грузовых и пассажирских перевозок.

Давно назрела также необходимость в совместных усилиях для решения накопившихся проблем в области энергетики, связи, образования, развития торгово-экономических связей не только с Западом и Востоком, но и между двумя берегами Днестра.

Необходимы общие усилия Кишинева и Тирасполя и для улучшения ситуации с привлечением инвестиций.

Люди доброй воли, а их подавляющее большинство, как в Молдове, так и в Приднестровье, все это прекрасно понимают. Поэтому, как бы не суетились противники любых контактов между Тирасполем и Кишиневом на обоих берегах Днестра, им не одолеть эту общую волю сторонников сотрудничества и объединения усилий для решения общих проблем.

Они, скорее всего, и сами это понимают, а потому злобствуют в бессильной ярости. Особенно заметно это в публикациях на 'Ленте ПМР' (Тирасполь) и в 'Коммерсанте ПЛЮС' (Кишинев). Читаешь эти материалы, и такое возникает впечатление, что имеешь дело с 'объединенной редакцией', которая заправляет этими обоими изданиями. Уж больно похож политический почерк у авторов, публикуемых в них материалов. И не так уж трудно догадаться, кто именно там сегодня за 'главного редактора в штатском'.

Так что же делать? Как преодолеть противодействие со стороны противников любых форм приднестровского урегулирования?

Интересные предложения в этом плане, выступая более года тому назад в Лондоне на международной конференции по проблеме Приднестровья, высказал депутат молдавского парламента, лидер Партии социальной демократии Дмитрий Брагиш.

Его программа 'Четыре шага навстречу друг к другу', несомненно, могла бы лечь в основу возобновленного переговорного процесса.

Весьма здравые мысли по вопросам сотрудничества Приднестровья и Молдовы высказывал на Одесском форуме 'Будущее Приднестровья' и лидер Патриотической партии ПМР Олег Смирнов. Он предложил, в частности, сосредоточиться на 'малых делах' в области экономики и гуманитарной сферы, которые позволили бы совместными усилиями решать общие проблемы.

На этом же форуме с интересными идеями выступали представители Молдовы, известные молдавские эксперты Виктор Дорош, Сергей Назарие, Виктор Жосу.

Конструктивные предложения высказали также председатель парламента ПМР Евгений Шевчук и спецпредставитель Верховного Совета ПМР Григорий Маракуца, выступая перед журналистами в одесском пресс-клубе 'Право'.

В целом, все последние форумы и конференции показывают, что представители Молдовы и Приднестрвоья уже научились слушать друг друга. И, более того, они уже начали друг друга слышать.

Но есть нечто, что мешает все это перевести в практическую плоскость конкретных договоренностей. Одна из причин - это президент Молдовы Владимир Воронин и команда, которые, как собаки на сене, монопольно 'сидят' на проблеме Приднестровья, не допуская к подключению к этому процессу премьер-министра, спикера парламента, депутатов, общественность.

Поэтому, несмотря на то, что последние инициативы Воронина были весьма важными и интересными, без участия Василия Тарлева, Мариана Лупу, а также представителей оппозиции в лице Серафима Урекяна и Дмитрия Брагиша, они вряд ли будут доведены до стадии реализации.

Эта проблема будет более детально рассмотрена в одной из последующих публикацией, пока же остановлюсь на ситуации в самом Приднестровье.

Именно от того, какая точка зрения возобладает в среде высшего руководства Приднестровья, во многом зависит будущее переговорного процесса.

Хочу особо подчеркнуть, что, в данном случае, речь идет не об объединении Молдовы, а только о создании механизмов, крайне необходимых для успешного решения всех тех проблем, которые давно уже крайне негативно влияют на ситуацию и на правом, и на левом берегах Днестра.

Приднестровцы по своему отношению к этому вопросу разделились на три лагеря.

Одни выступают за то, чтобы вступить в диалог с Молдовой, и в процессе переговоров начать решать насущные экономические проблемы. В основном, это люди, связанные с реальной экономикой и понимающие всю пагубность нынешней ситуации, когда Приднестровье, где по вине Молдовы, где по собственной глупости, начинает экономически изолироваться от окружающего мира. Негативные последствия этого во все большей степени ощущаются в регионе, как в экономике, так и в социальной сфере.

Другие приднестровцы агрессивно и даже злобно продолжают бить в барабаны вражды, призывая отказаться от любых контактов с Молдовой, поскольку в каждом ее предложении о сближении видят какой-то подвох.

Третьи - это люди, избравшие для себя позицию 'сторонних наблюдателей', поскольку не знают, кому верить. В лучшем случае, они уповают на самих себя, а в худшем - вообще потеряли веру в свое будущее и в какое-либо будущее приднестровского региона.

Именно эти третьи, судя по поступающей информации, начинают активно уезжать из Приднестровья, а те из них, кто обладает капиталами, начали активно переводить их в другие страны.

А что же сам лидер Приднестровья, бессменный президент Игорь Смирнов? Президент, по моему мнению, пока еще колеблется. Он хочет быть президентом, устраивающим представителей всех трех лагерей. Но, увы, так не получится. Смирнову необходимо или определяться, или уходить.

Несомненно лишь одно: именно от решения Смирнова сегодня зависит, начнется ли в приднестровском регионе обновление, или же будет продолжаться 'консервация кризиса'.

Механизмы урегулирования конфликта, безусловно, имеются. И в Тирасполе и в Кишиневе сегодня все чаще говорят о целесообразности создания на переходный период договорного союза двух сторон. Это может быть Молдавско-приднестровский еврорегион или Экономический союз Молдовы и Приднестровья, задачей которого станет обеспечение благоприятных условий для совместной реализации насущных экономических и гуманитарных проектов. Он может подготовить обе стороны к объединению. Если же это по каким-либо причинам окажется невозможным, то к цивилизованному разводу.

Если такое формирование будет создано, то с ним, несомненно, захотят иметь дело и Россия, и Украина, и Белоруссия, и ЕС с США. А это уже реальный шанс на развитие экономики и социальной сферы, на улучшение жизни людей на обоих берегах Днестра.

Загружается, подождите...
0