Rambler's Top100 Service

"Большой брат" для наблюдателей

политолог, доцент Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ)
2 ноября 2007

Из выступления Алексея Чадаева, члена Общественной палаты РФ, президента Фонда исследования проблем демократии, на пресс-конференции в РИА "Новости" "Выборы 2007 г. - выборы без наблюдателей", 2 ноября 2007 г.:

 

- Как вы знаете, на этой неделе Центризбирком направил приглашение международным наблюдателям. И уже месяц по этому поводу идет дискуссия. По крайней мере, первые комментарии, в которых звучал сдержанный рык по поводу задержки этих приглашений от Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ прозвучали еще в конце сентября. Суть недовольства в том, что Россия затягивает. Были использованы термины "беспрецедентно", было заявлено, что это подрывает и нарушает основы системы международного наблюдения за выборами. Не так давно Россия выступила с инициативой установить единый порядок наблюдения за выборами на постсоветском пространстве, согласно которому число наблюдателей ограничивается - не более 50 человек. Жестко регламентируются их права и обязанности и более или менее опрозрачивается процедура их отбора. Эти решения тоже были откомментированы руководством соответствующих международных структур, в частности, пресс-секретарь Бюро госпожа У. Гуннарсдоттир заявила, что ситуация становится критической, что решение беспрецедентно, а ее начальник мистер Штраль заявил еще более жестко, что действия Москвы - это попытка разрушить результаты более десяти лет работы одной из самых надежных систем по наблюдению за выборами.

И, наконец, приглашения наблюдателям появились, и мы видим некий итог этой ситуации. Со своей стороны мы давно и прочно следим за ходом разнообразных предвыборных кампаний в России и на постсоветском пространстве, и, в частности, за действиями, позицией и ролью международных наблюдателей в этих кампаниях, и можем засвидетельствовать, что никакой позитивной роли с точки зрения верификации выборных кампаний и референдумом на соответствие демократическим стандартам за эти годы наблюдатели не показали. Я сам участвовал в качестве наблюдателя, в частности, на референдуме в Приднестровье, который соответствовал всем демократическим стандартам, но приглашенная группа международных наблюдателей туда даже не поехала, заявив, что раз режим нелегитимен, то и любые процедуры, организованные им, нелегитимны. И, следовательно, даже не подлежат обсуждению с точки зрения их соответствия стандартам. Мы неоднократно сталкивались с политикой двойных стандартов со стороны наблюдателей, когда, например, на выборах на Украине фиксировались только те нарушения, которые представляют интерес для одной из участвующих сторон, налицо была очевидная пристрастность международных наблюдателей. Очень разными были оценки, скажем, второго и третьего туров выборов на Украине в 2004 году.

Поэтому мы заявляем, что эти институты сегодня вместо того, чтобы выполнять функцию именно "палаты мер и весов", где хранятся эталоны демократических стандартов и откуда они извлекаются в нужный момент, и с ними сравнивают результаты той или иной кампании, выполняют сугубо политическую, конъюнктурную функцию в интересах вполне определенных стран. Поэтому у нас, как у специалистов, вызвала некоторые вопросы позиция, в том числе и наших чиновников, и нашего Центризбиркома.

То есть, что означает решение позвать на выборы наблюдателей, но при этом ограничить их число, и одновременно заявить о том, что мы не удовлетворены ни ролью наблюдателей, ни качеством их работы? Оно означает буквально, что, конечно, роль наблюдателей деструктивна, и мы это понимаем, но чтобы ни с кем не ссориться и чтобы не попасть под шквал ураганной критики за несоответствие и несоблюдение разных демократических стандартов, мы, так и быть, их, пусть в сокращенном количестве, но позовем. Мы считаем, что эта позиция половинчатая. Она не посылает ясного сигнала международному сообществу, не обостряет дискуссию по состоянию легитимности демократических институтов в мире, как это должно было бы быть, а, наоборот, ее ретуширует, пытается сгладить.

И тем самым, все сводится к навязшей в зубах проблеме - дискурсу ограничения прав и свобод в России. Мы все равно подпадаем под критику, мы все равно подпадаем под негативные оценки, но мы оказываемся не в состоянии именно, в результате этой половинчатости, донести нашу позицию и актуализировать реальную, гораздо более значимую сегодня проблему - проблему кризиса институтов международной легитимации электоральных процедур, которые есть в мире, и кризиса демократических институтов как таковых. Именно с этим связано сегодняшнее мероприятие.

Мы опубликовали лежащее здесь открытое письмо к главе Центризбиркома с предложением полностью отказаться от участия и приглашения международных наблюдателей на выборы в Россию и выступить публично, объяснив эту позицию. Мне кажется, это было бы хотя и рискованным, очень жестким, но честным и последовательным шагом, который мог бы, по крайней мере, актуализировать дискуссию и создать пространство, в котором мы могли бы свои претензии к работе международных структур, в частности, того же Бюро по демократическим институтам и правам человека, высказать, предъявить миру и сделать предметом всеобщего обсуждения. Если говорить о каких-то фундаментальных причинах необходимости резкой позиции по вопросу, то они, конечно же, состоят в том, что мы видим, как одна процедура, законная, легальная процедура, основанная на Конституции и законодательстве, может быть довольно легко "опрокинута", искажена, трансформирована другой процедурой, которая внутри себя совершенно непрозрачна. Мы абсолютно не знаем, по каким критериям отбираются наблюдатели, мы абсолютно не знаем, кто определяет их количество, которое очень разнится в разных странах. Например, Польша вообще отказалась в этот раз от участия иностранных наблюдателей, и, кстати, их отсутствие не помешало победе оппозиционных партий над правящей партией. И в этом смысле тут не только легитимность выборов в итоге никем не оспорена, но даже идеальный случай, когда еще и оппозиция побеждает правящую структуру, и при этом никто не нарушает государственный суверенитет Польши и ни у кого не вызывает это вопросов, в том числе и в плане соответствия демократическим стандартам. Мы, конечно, отдаем себе отчет, что действительно у нашей демократической процедуры существуют проблемы, что она действительно во многом несовершенна, что она действительно требует доработки, что она действительно требует самой серьезной работы по усилению механизмов защиты от грязных технологий, от административного давления, от разнообразных нарушений. Но мы бы хотели заметить, что это не имеет ничего общего с попыткой вместо суверенной процедуры легитимации навязать некую другую, непонятную и непрозрачную процедуру легитимации результатов выборов. И мы хотим понять, кто наблюдает за наблюдателями, кто контролирует их работу, каковы критерии контроля качества их работы и каковы критерии оценок их пристрастности, ангажированности и так далее. Собственно, это был один из поводов, по которому мы, собственно, учредили некоммерческую структуру, которая называется Фонд исследования проблем демократии, в правление которой мы пригласим самых авторитетных экспертов и политологов России, которые будут изучать эти вопросы. И, в частности, один из ближайших планов и проектов этого фонда - это проведение полномасштабного исследования и публикация этого исследования в виде книги о роли международных наблюдателей на выборах на постсоветском пространстве за последние десять лет, те самые десять лет, о которых говорил Кристиан Штраль, и некий объективный анализ итогов этой работы.

Загружается, подождите...
0