Rambler's Top100 Service

"У нас может быть очень много мечтаний, но давайте обсуждать предел возможного"

Президент Фонда эффективной политики, член Общественной палаты РФ
7 ноября 2007

Кремль.Орг публикует реакцию президента ФЭП Глеба Павловского на противоречивую статью Абдула-Хакима Султыгова "О феномене национального лидера России", опубликованную на сайте "Единой России". По этой теме читайте также материал А.Казакова.  

 

Из выступления Глеба Павловского, президента Фонда эффективной политики на заседании Клуба политического действия "4 ноября" по теме "Политическая модель России после марта 2008 года", 07.11.2007г.:

 

- Во-первых, мне кажется, нет ничего более опасного, чем понятие лидера-наследника, потому что борьба за второго лидера, за следующего лидера в наших условиях может привести только к уничтожению всей лидерской команды, а победитель не обязательно окажется достойным качества лидера, хотя, несомненно, станет хозяином. Поэтому само понятие преемника, о чем неоднократно говорил Владимир Владимирович Путин, в принципе, неприемлемо для нашей политической системы, потому что преемник - это узурпатор, повторяю, любой преемник-лидер, претендент в преемники-лидеры может быть только узурпатором. Открытым или скрытым - это уже другой вопрос. Мне кажется, что наша проблема в том, что мы, как видите, запоздало, даже по датам, начинаем дискуссию на основную тему - по будущей модели. Потому что вообще-то на последнем месяце избирательной кампании, которая меняет модель политической системы, а она меняет модель политической системы, мы все это понимаем прекрасно, в рамках прежней Конституции меняет модель политической системы, то надо и обсуждать варианты этого изменения, параметры изменения, границы этого изменения. То есть, в принципе, продление действующей политической системы было возможно одним путем - путем третьего срока. Поскольку от этого отказался как национальный лидер, так, в общем-то, и вся его команда, или почти вся, то мы в любом варианте вступили в полосу неизбежных инноваций, и эти инновации могут быть небезопасны. Мне кажется, например, публикация удивительнейшей статьи господина Султыгова даже в порядке дискуссии, о чем надо было бы написать, что это публикуется в порядке дискуссии и редакция с этим не согласна, на сайте "Единой России" является в условиях избирательной кампании возмутительным ударом по всем программным установкам "Единой России" как демократической партии, по принципам президента, по "Плану Путина", в точном смысле этого слова. И хочу сказать, что предлагаемое введение понятия института

формального национального лидерства с принесением присяги встречается даже не во всех тоталитарных странах. В Советском Союзе этого не было, это существовало в фашистской Германии, присяга вождю. Это не приветствуется, повторяю, даже в деспотических тоталитарных системах, потому что это принципиально несовместимо с каким бы то ни было правовым порядком. Вот мы видим, какие начинаются инновации, ладно, господин Султыгов эксцентрик, и к нему так и следует относиться, но в данном случае он просто дал возможность противникам партии, безусловно, обширное поле для инсинуаций. Хочу сказать, что, к сожалению, конец этого президентского цикла отличается от предыдущего, то есть от 1999-2000 года, в худшую сторону в одном отношении, но чрезвычайно важном. В 99-м году кампания планировалась сразу, она планировалась вся в пакете, планировалась одновременно с созданием центра планирования политики следующей администрации. Собственно говоря, то, что потом было названо Центром стратегических разработок, фактически возникло еще ранней осенью 99-го года и именно с этой конкретной целью - разрабатывать политику двух как минимум следующих президентств. И поэтому какая-никакая, мы все знаем, чем грешила эта структура и грешит, у нее есть своя экономическая, а также и не экономическая идеология, но, тем не менее, в частности, концепция финансовой власти, финансов как передового вида мировой власти и точки потенциального прорыва для России разрабатывалась именно тогда и там. Сегодня ничего сравнимого у нас нет. Например, мы создаем корпорации, но у нас нет разработанной модели корпорации, модели совмещения корпорации с государственной политической системой. У нас есть набор противоречивых законодательных данных, и эти самые хуже или лучше работающие, но не проработанные в качестве моделей, очаги экономической и реальной политической власти. И хочу сказать, что есть один момент, который не разрабатывал Центр стратегических разработок, но который принес именно Путин своим звериным политическим чутьем, своей интуицией и превратил это в приоритет буквально с первого года, поначалу испытывая сильное сопротивление даже внутри собственной команды, а сегодня это нам кажется самоочевидным, - это приоритет создания системы, сопротивляющейся экстремальным видам ошибок, ошибкам экстремального класса, которые приводят к уничтожению самой системы. Потому что все, что делал Путин, постоянно сопоставлялось им с этим приоритетом, и сама его и тактика, и стиль политический предполагали очень простое обстоятельство - что большинство русских катастроф XX века вытекало из реализации вроде бы рациональных стратегий, вот в чем проблема. Эти стратегии не казались безумными и иррациональными тем, кто их разрабатывал, они казались абсолютно прозрачными, ясными, рациональными, более того, передовыми на тот момент, и при этом они показывали риски, мегариски политического процесса в стране. И любая новая модель должна разрабатываться, мне кажется, с учетом этого параметра, то есть что будет соответствовать и философии политической, и Путину. Но, повторяю, ждать, что Путин будет сам это разрабатывать, сегодня невозможно, потому что у него, честно говоря, много других дел. И вот это проблема - эта дыра зияющая, эта брешь в нашей новой политической системе, отсутствие, дефицит и места таких разработок, и самих разработок, оппозиция ничего в этом плане не дает, просто ничего, ноль. И это серьезная проблема, мне кажется, это точка, на которой нам надо всем сфокусироваться, а не на гадании, какой бы мы хотели видеть политическую систему после 2008 года. У нас может быть очень много мечтаний, но давайте обсуждать предел возможного.

Загружается, подождите...
0