Rambler's Top100 Service

Fake-структуры против русской политической культуры

директор Фонда исследования проблем демократии
19 ноября 2007

В издательстве "Европа" вышла книга М.Григорьева " Fake-структуры". Кремль.Орг публикует отрывки из первой главы.

 

Национальный образ жизни, культура и мировоззрение, история и территория проживания народа во многом, если не во всем, предопределяют особенности политического и общественного устройства страны. Традиция изучения их взаимосвязи можно назвать классической. Например, еще в XVII Ш.Монтескье выводил особенности политической жизни различных стран, отталкиваясь от их природных особенностей и истории, а А.Токвиль в XIX веке описывал взаимную зависимость принципов политического управления от обычаев и нравов американцев и природы США.

 

Политическая культура и гражданское общество

 

В долговременной перспективе зависимость от "матрицы национального образа жизни" проявляется даже в случае сильнейшего влияния других государств. Например, несмотря на различную идеологию, между Тайванем (в особенности до 2000 года) и Китаем можно найти существенное количество схожих черт политической системы. Формирование современной политической системы Японии в условиях ее оккупации США также не привело к идентичности ее политической системы американской. Японская система имеет целый ряд особенностей, в том числе наличие доминантой партии с несколькими фракциями, традиция "семейственности" - на выборах в палату представителей в 1996 г. из 500 мест 122 перешли сыновьям, дочерям, зятьям и внукам прежних кандидатов [1] и т.д.

Для некоторых стран понятие "гражданское общество" исторически имеет особое значение. Например, в США появление гражданского общества явно предшествовало возникновению более или менее централизованного государственного аппарата. В Великобритании его нормы также стали устанавливаться раньше, чем возникло эффективное централизованное правительство. Именно поэтому в рамках англосаксонского взгляда на мир наличие "гражданского общества" имеет первичный характер, обеспечивающий защиту прав человека и функционирования государства. Не удивительно, что "многие в Америке считают, что центральное правительство вообще не нужно, что большинство сфер жизни должны находится в ведении частного сектора" и "Америка действительно очень своеобразное государство, так как оно изначально заселено политическими и религиозными беженцами из Европы, которые : не любили централизованные власти вообще. Поэтому они основали в своей колонии такую политическую систему, которая была антагонистической по отношению к центральной власти [2] .

Для других стран и культур, в том числе для России, полноценная защита жизни и прав человека, защита и развитие страны скорее связана с идеями сильного централизованного государства, а структуры собственно гражданского общества исторически часто уходили на второй план. Этот факт во многом предопределяет иное отношение к государству, кардинально отличающееся от сильной англо-саксонской идеологии "защиты прав индивидуума от государственной власти". Эти отличия не носят уникального характера и характерны для самых различных стран и культур. Например, в демократической Японии исторически сильны идеи приоритета общественных интересов над приоритетами отдельных индивидуумов. На первом месте находятся общегосударственные задачи, которые обеспечиваются государственной властью, действующей в интересах развития страны, стремящейся не проиграть в жестоком соперничестве за лидерство в мировом сообществе [3] .

Вне зависимости от этих особенностей, на определенном уровне экономического и политического развития страны наличие развитого гражданского общества, рассматривается как часть общественно-политической системы эффективного и конкурентоспособного государства. Однако его формирование, также как и наличие демократической системы правления, в отличие от тоталитарной или первоначально навязанной извне, по самой свой сути возможно лишь в том случае, если она будет соответствовать политической культуре страны. Это означает, что демократическая форма устройства политической власти России невозможна без соответствия русской политической культуре точно также как демократическая система власти внутри США была бы невозможна без соответствия американской политической культуре. В еще большей степени особенностями политической и общественной культуры страны предопределяется структура гражданского общества. Точнее говоря, само гражданское общество страны возникает как продукт национального самосознания народа именно этой страны. Намеренный или неумышленный отказ от этого принципа приводит к появлению специфических псевдобщественных и псевдополитических структур, о которых пойдет речь далее.

 

Что такое fake -структуры?

 

Однако проблемы в интерпретации понятия "гражданское общество" имеют меньшее значение, чем проблемы в практике его функционирования. Одной из наиболее важных таких проблем стало появление целого класса структур, внешне носящих форму определенных организаций гражданского общества, но не выполняющих свойственные им функции.

В рамках полноценного гражданского общества существует саморегулирующийся механизм, с помощью которого наиболее авторитетными и влиятельными общественными организациями становятся те из них, которые в наибольшей степени способствуют удовлетворению потребностей той или иной группы или всего общества в целом. В такие организации активнее вступают, участвуют в ее деятельности, они получают большую, по сравнению с другими, финансовую помощь и пожертвования, к ним больше прислушиваются государственные органы и политические деятели, они привлекают больше внимания средств массовой информации.

Однако в случае, если такого рода саморегулирующийся механизм в полной мере не сформировался, а гражданское общество находится на этапе становления, на первый план могут выходить такие общественные образования, которые в реальности удовлетворяют потребности существенно меньших групп, чем декларируется, либо ни одной из общественных групп вовсе. Именно этот случай мы наблюдаем в России. Часто описанные образования не имеют членов вовсе, либо их наличие носит фиктивный характер. Как правило, большая часть их деятельности не доходит до декларируемых ими целей, а останавливается на задаче удовлетворения финансовых запросов и амбиций их руководителей.

Эти образования способны к многократному изменению своих принципов и идеологии, вплоть до противоположных, а их название и истинный характер деятельности могут не соответствовать друг другу. Также подобные структуры легко меняют названия и взаимодействуют с аналогичными структурами, формально образуя новые организации, при этом ничего не прибавляя к своей деятельности и оставаясь такими же бесполезными для общества. Назовем такие общественные организации fake-структурами (от англ. fake - поддельный, фальшивый). Основной их характеристикой, или fake-принципом, является несоответствие декларируемого и настоящего содержания.

Например, такой структурой является образование под названием "Другая Россия" . Даже статус этого объединения постоянно "плывет" - сами участники одновременно используют, меняют и снова используют разные формы и названия: всероссийская конференция, гражданский конгресс, политическое совещание, оппозиционная коалиция. Организации каждого из основных участников коалиции ДругихT - Г.Каспарова, М.Касьянова (на данный момент - бывшего активного участника), Э.Савенко-Лимонова, А.Илларионова сами по себе представляют собой типичные fake -структуры.

Например, "Национал-большивистская партия", которая ни в коей мере партией не является, в своей "программе" 1994 года декларировала 'испепеляющую ненависть к античеловеческой системе троицы: либерализма/демократии/капитализма' и 'национал-большевик видит свою миссию в разрушении системы до основания', а также, что 'на идеалах духовной мужественности, социальной и национальной справедливости будет построено традиционалистическое, иерархическое общество'. В 2004 году на V съезде НБП была принята новая программа (без отмены старой), в которой главной целью провозглашалось 'превращение России в современное мощное государство : путём обеспечения свободного развития гражданского общества, независимости СМИ'. Каким образом можно совместить 'испепеляющую ненависть к либерализму', "традиционное общество" и 'свободное развитие гражданского общества', 'ненависть к демократии' и 'независимость СМИ' остается загадкой.

В глазах Запада и части российской либеральной интеллигенции М.Касьянов и Г.Каспаров предстают в виде правых политиков демократических убеждений. Например, журнал "Forbes" [4] пишет о союзе Э.Лимонова с М.Касьяновым и Г.Каспаровым: ":данная группа объединилась с либералами и демократами-рыночниками в общей критике Кремля. Вместе с ними ее сторонники выходят на уличные шествия", "По политическим убеждениям Каспаров глубоко консервативен; по экономическим - правый " [5] . Между тем по большинству вопросов и 'Народно-демократический союз' (НДС) М.Касьянова и 'Объединенный гражданским фронт' (ОГФ) Г.Каспарова занимают радикальную популистскую, значительно более "левую" позицию, чем даже КПРФ. Процитируем "Манифест" НДС: индексация вкладов с 1991 года (" Пора вернуть нашим гражданам старших возрастов утраченные ими в 1991 году сберегательные вклады" ), бесплатное образование и здравоохранение ( ":обеспечим бесплатную систему здравоохранения необходимыми ресурсами: Среднее образование должно вновь стать гарантированным и бесплатным. ), контроль за ценами ("Мы против попустительства росту цен " ). Не менее левую позицию занимает ОГФ: " Установить социальные приоритеты государственного бюджета: доля расходов на социальные нужды должна соответствовать нормам, принятым в развитых демократических странах". Только fake -логикой можно объяснить сочетание такого радикального левого подхода с взглядами А.Илларионова - "интеллектуального" лидера ДругихT, который традиционно занимает ультралиберальную позицию: резкое снижение государственных - в особенности социальных расходов, приватизация государственного сектора и т.д.

Дальше больше - демократические свободы в восприятии ДругихT предполагают запрещение крупнейших партий и наиболее авторитетных организаций гражданского общества (" обязательным условием считаем роспуск "Единой России" и "упразднение Общественной палаты" ), насильственное отстранение от участия в государственной и общественной деятельности неугодных им фигур (" нынешние чиновники : должны быть законодательно лишены возможности работы в системе государственного управления ), изменение Конституции России. В этом ДругиеT являются типичной fake -структурой: никакого отношения к декларируемым ими ценностям их программа и намерения не имеют, декларируется одно, а реально за этим стоит совершенно другое. Фактически ДругиеT, отказываясь от легитимной политической борьбы, оставаясь общественными организациями и отказываясь от участия в выборах, претендуют на монопольную политическую власть в России, причем власть, никоим образом не подкрепленную мандатом народа. В этом проявляется еще одно fake-свойство ДругихT, которые принципиально не хотят быть оппозицией в классическом, западном смысле, а стремятся лишь захватить эту нишу для получения моральной, финансовой и организационной поддержки. Именно поэтому ДругиеT являются fake-оппозицией, а в любой западной стране для их обозначения использовали бы такие общепринятые термины как "радикальные группы протеста" или просто "группы протеста".



[1] Молодякова Э.В. "Неординарная" демократия в Японии. - Япония: мифы и реальность. М.1999

 

[2] Д.Кинг, заместитель директора Института политики Школы государственного управления им. Джона Кеннеди Гарвардского университета, Эксперт ?21 4-10 июня 2007 г.

[3] Д.В.Стрельцов Современная система государственного управления Японии в книге Политические системы и политические культуры Востока И.2007 стр.691

 

[4] статья Майкла Фридмана от 4 мая 2007 г.

[5] "The Times", статья от 21 марта 2005

Загружается, подождите...
0