Rambler's Top100 Service

Реакция наблюдателей от ПАСЕ была известна заранее

Директор Института стран СНГ, депутат ГД РФ
4 декабря 2007

- ОБСЕ и ПАСЕ заявили о том, что выборы в России не соответствуют стандартам Европы. Насколько эта позиция была ожидаема, и как на нее следует реагировать?

 

- Безусловно, негативная реакция на думские выборы со стороны ОБСЕ и ПАСЕ, а также западных СМИ была ожидаемой. Ее нужно принять к сведению и учитывать не только в наших отношениях с этими организациями, но и для понимания степени наших возможностей и авторитета в странах-членах ОБСЕ и ПАСЕ. Мы должны думать над тем, каким образом снять какие-то, вполне возможно, обоснованные замечания. И вместе с тем, мы должны хорошо понимать, что реакция вряд ли могла быть иной.

Наиболее ярким показателем европейской позиции, предвзятого отношения международных политических институтов стал отказ БДИПЧ ОБСЕ прислать наблюдателей на выборы, публичная ссора с Центральной избирательной комиссией Российской Федерации и МИДа России. Как известно, МИД РФ уличил главу БДИПЧ ОБСЕ Кристиана Штрохаля во лжи. Он пытался все свалить с 'больной головы на здоровую', рассуждая о количестве наблюдателей или, допустим, об отсутствии визовой поддержки со стороны российского Центризбиркома. И это было ошибкой со стороны тех, кто хотел обострить ситуацию вокруг российских выборов. Произошло, как мне кажется, обратное: после того, как БДИПЧ ОБСЕ отказалось прислать наблюдателей, стало ясно, что из солидарности с этой структурой ОБСЕ и, возможно, ПАСЕ будет реагировать в таком же ключе.

У меня есть собственный перечень претензий к нашим выборам. Я продолжаю считать, и это показало голосование, что не было большой необходимости поднимать барьер для прохождения в Думу с 5 до 7%. Четыре партии преодолели 7-процентный барьер и прошли в Государственную Думу, другие даже не получили 3% голосов. И в этом плане 5-процентный барьер мне кажется вполне достаточным. Наблюдатели не обратили внимания на такой аспект: активность избирателей была бы значительно выше, особенно в городах, если бы была сохранена мажоритарная система. Например, половина или треть депутатов Государственной Думы могли бы избираться по округам. Вполне возможно, что в этом случае мы бы увидели совсем иные цифры, я имею в виду явку на выборы, да и цифры голосования могли быть выше в пользу 'Единой России'. Дело в том, что отсутствие выборов в округах и личного соперничества между кандидатами от разных партий, во-первых, обедняет сами выборы, а во-вторых, сказывается на участии в выборах как кандидатов в депутаты, так и самих избирателей.

Многие отмечали, что кампания была скучновата, она была вялой, и свелась к нескольким главным тезисам, основным из которых было подтверждение или не подтверждение доверия к президенту и курсу, который он проводил в течение последних лет. Поэтому в ходе выборной кампании не было большой заинтересованности в том, чтобы поднимать и развивать другие темы, например, совсем мало говорилось о местных проблемах, хотя это очень интересует избирателей. Возможно, это было связано с недоверием к системе регионального лоббизма. Выбирая из двух зол меньшее, как всегда в политике, стоило сохранить мажоритарную систему, и мы бы увидели гораздо больший прилив населения к избирательным участкам и другую по качеству кампанию. В остальном выборы были уникальные, не знаю, повторится ли в истории России ситуация, когда президент уходит со своей должности в оговоренные Конституцией сроки с таким рейтингом доверия и настолько популярным. Поскольку Владимир Путин уходит с поста президента, то возникает естественный вопрос: чем он будет дальше заниматься - этот вопрос продолжает будоражить страну. И это была главная интрига выборов, получит или не получит Владимир Путин вотум доверия народа? Ему это удалось. Теперь сложно сказать, что были какие-то другие действующие лица в избирательной кампании, настолько действующие, как фактор уходящего президента. Путин получает в силу этого серьезные возможности по переустройству политической организации, с которой он себя связал - 'Единой России'.

А что касается Запада, то его не устроили бы никакие выборы, в результате которых укрепились позиции Владимира Путина. Запад с большим нетерпением ожидает ухода Путина с политической арены, очень многие силы вовлечены в различные интриги против действующего президента и против России. Ясно, что Запад использует двойные стандарты в определении самих стандартов. Он требует от России того, что в ряде случаев не может потребовать от самого себя. Скажем, невозможно потребовать от Великобритании, чтобы она немедленно приглашала сотни сотрудников господина Штрохаля на свои парламентские выборы, эта страна по традиции никого не зовет на выборы. Никогда. Тем не менее, Великобритания считается матерью парламентаризма и родиной демократии.

Я говорил о том, что у нас избирательный барьер завышен, но высокие избирательные барьеры существуют в очень многих государствах, которые входят в ОБСЕ и ПАСЕ. Советовать нам то, что они не посоветовали сами себе, кажется довольно странной затеей. Наконец, предвзятость этих структур, очевидно, выявляется при сравнении их отзывов о выборах, которые проходят в мире. Когда выборы проходят на Украине и приносят желаемый 'оранжевым' результат, даже если эти выборы абсолютно незаконные, проведены с нарушениями, все равно они представляются 'продвижением по пути демократии'. Когда выборы происходят в условиях оккупации, как это происходило в Ираке или в Афганистане, нам советуют брать пример с этих стран, что уже было поводом для шутливых реплик со стороны президента Российской Федерации. Но когда выборы происходят в России и результатом их является подтверждение курса, который Западу не нравится просто потому, что он не предоставляет наше государство в распоряжение Запада, как это было в 90-е годы, то мы моментально видим придирчивость к любым возможным и невозможным нарушениям. Я участвовал во всех парламентских выборах Российской Федерации и не помню случая, чтобы проигравшие партии были согласны с результатами голосования, особенно если они не прошли в парламент. Каждый раз проигравшим партиям кажется, что их обманули, что их провели. Нужно быть объективными. Спор может идти о каких-то процентах, которые стали больше или меньше у 'Единой России' из-за участия Путина в выборах. Но 'Единая Россия' отождествлялась с партией власти все это время. И вопрос был лишь в том, какое большинство она наберет: конституционное или обычное? Никто не сомневался в том, что "Единая Россия" получит большинство, зная настроения населения, реальную картину происходящего в стране, тот факт, что Россия стала страной с высоким уровнем потребления. При наличии самых разных проблем наша страна все-таки демонстрирует экономический рост. Все это является объективным критерием, который привел избирателя на выборы и заставил его проголосовать так, как он проголосовал. А доказать кому-либо, кроме западной аудитории, несведущей в происходящем в России, что Гарри Каспаров и г-н Лимонов - лучшая замена 'Единой России' и Владимиру Путину, практически невозможно. При всем уважении к Западу, если они думают, что мы просто из-за одной комплиментарности начнем голосовать за Гарри Каспарова и за Лимонова, то они требуют от нас просто невозможного.

 

Загружается, подождите...
0