Rambler's Top100 Service

Что будет в Минске?

Директор Института стран СНГ, депутат ГД РФ
14 декабря 2007

- Официально основными пунктами повестки визита Путина в Минск являются вопросы экономического сотрудничества и повестка заседания Высшего Совета, включающая с десяток вопросов, центральным из которых является союзный бюджет на 2008 год.

Но большее значение, чем эти формальные пункты протокола, имеет любое общение, формальное и неформальное, в разных форматах, между Путиным и Лукашенко. Вчера это общение началось уже поздно вечером, по прибытии Владимира Путина в Белоруссию, на горнолыжном курорте. Правда, отсутствие снега, судя по всему, не дало возможности двум президентам сегодня с утра покататься на лыжах, но вчера они вместе ужинали и без протокола обсуждали разные проблемы.

Данные, которые дают пресс-службы, несколько разнятся. Если российская пресс-служба говорит о том, что обсуждались, в основном, экономические темы, то белорусская формулирует смысл происходившего более расплывчато, говоря о том, что обсуждали вопросы, которые представляют взаимный интерес.

Главной интригой, безусловно, было подписание или неподписание Конституционного акта. Официальные источники опровергают то, что Конституционный акт готов к подписанию. Здесь еще довольно сильно путается в своей информации госсекретарь Союзного государства Павел Павлович Бородин, который то говорит, что Конституционный акт готов, то говорит, что он не готов.

Насколько мне известно, существуют расхождения в Конституционном акте между позициями российской и белорусской стороны, и   существует несколько вариантов Конституционного акта в связи с этим. Белорусская сторона уходит от наднациональных органов, и на сегодняшний день в ее варианте никакого союзного президента нет. Это то, что неоднократно обсуждалось на прошлой и на этой неделе в связи с визитом Владимира Владимировича в Беларусь.

Поэтому мне кажется, что на этом этапе трудно будет ожидать окончания всех переговоров по Конституционному акту. Но нынешний этап - решающий в достижении взаимопонимания, оно либо будет достигнуто, либо, к сожалению, не будет достигнуто. И тогда Союзное государство на какой-то период времени так и останется незавершенным вопросом не только сегодняшней, но и будущей своей перспективы. То есть, опять отложится вопрос, насколько и в какие сроки оно может состояться.

Дополнительный вопрос, который в самый последний момент стал особенно подчеркиваться, это вопрос о кредите. Как известно, после повышения цен на газ и после перемен, связанных с разным исчислением стоимости и порядка взимания пошлин, была острая дискуссия с Белоруссией. Остроту этой дискуссии, как правило, придают личные выступления Александра Григорьевича, и мы все были их свидетелями в недалеком прошлом. Когда речь зашла о фактических дотациях в скрытой форме, через низкие цены на газ, на российские энергоносители, которые предоставлялись белорусской экономике, публично Александр Григорьевич никогда не признавал, что это и есть дотация. Он широко развернул пропаганду 'белорусского чуда', забывая при этом сообщить, что 'чудо' это основано как раз на неконкурентных ценах на газ и нефть.

То, что неконкурентные, низкие цены перестали или перестают существовать, конечно, вызывало живейшее негодование лично белорусского президента и белорусской стороны в целом. И когда этот вопрос перешел уже в полемическую плоскость, Россия предложила предоставить Белоруссии кредит для того, чтобы этот переход на новые цены не был таким болезненным для Белоруссии. Этот разговор о кредите ведется уже довольно давно, и причина в том, что условия, которые прежде предлагались российской стороной, казались Белоруссии невыгодными. Еще совсем недавно Александр Лукашенко отвергал идею кредита под ставку 7,5%. Но сейчас в ходе визита речь идет о подписании как раз такого стабилизационного кредита для экономики Белоруссии общим объемом в 1,5 млрд. долларов, при ставке 7,5%.

Накануне приезда Путина Лукашенко, как известно, побывал в Венесуэле. И если во время его встречи с Уго Чавесом в Минске Чавес обещал предоставить кредит под меньший процент, то в ходе визита в Венесуэлу, который предпринял Лукашенко совсем недавно, по нашей информации, от идеи кредита пришлось отказаться, поскольку Чавес не подтвердил своих обещаний. Это сделало белорусскую сторону сговорчивее, она перестала в этом плане возражать, и стало возможным подписание в ходе этой поездки Путина договора о предоставлении кредита под 7,5% годовых.

Но белорусской стороне не откажешь в купеческих повадках, она торгуется. И в ходе торговли то, что является для нас необычным или раздражающим, активно использует демагогию и политические проблемы в качестве вопросов, которые бросаются на чашу весов ради поддержания экономического благополучия Белоруссии. С самого начала переговоров становится ясно, что для белорусской стороны до определенной степени все, связанное с Союзным государством, увязано с особыми условиями российской торговли с Белоруссией и с особыми условиями взаимодействие хозяйствующих субъектов.

Я думаю, что мы можем сколько угодно резонировать по этому поводу и не соглашаться с таким подходом, но, по большому счету, мы не должны ему быть удивлены. И мы должны это понимать и должны также понимать, что любая интеграция на начальном этапе предполагает какие-то уступки и жертвы, в том числе и с нашей стороны. Вопрос лишь в том, насколько эти жертвы оправданы дальнейшими результатами.

С другой стороны, и для режима Лукашенко, и для нынешней Белоруссии, конечно, провал Союзного государства означал бы просто похоронный звон. От того, что с Белоруссией не состоится объединение, в России власть не покачнется, хотя критики ее добавится. Но от того, что провалится идея Союзного государства с Россией, Беларусь окажется в ситуации, когда ей нужно будет срочно искать выход из положения. А этот выход из положения, вполне возможно, не в состоянии найти Александр Лукашенко и его команда. Другая команда должна прийти в Белоруссии, чтобы попробовать начать с чистого листа отношения с Европейским Союзом, Соединенными Штатами и так далее. Но, мне кажется, при всем фанфаронстве многих представителей белорусской политической элиты они не могут этого не сознавать. Так что их возможность препираться с Россией по мелочам тоже ограничена.

 

Загружается, подождите...
0