Rambler's Top100 Service

Главная интрига президентской кампании: пройдут ли выборы без перегибов на местах

Депутат Московской Городской Думы
27 декабря 2007

Пройдут новогодние и рождественские праздники, и снова начнется избирательная кампания. Если не быть излишне корректным, то можно сказать, что исход кампании предрешен - в первом туре, с отрывом во много раз от ближайшего кандидата победит Дмитрий Медведев. Победа Медведеву, можно сказать, уже обеспечена итогом только что завершившейся избирательной кампании.

Возникает резонный вопрос, а есть ли какая-либо интрига на этих выборах, и если нет, нужно ли ее создавать, естественно, не просто так, а исключительно для блага общества?

Такая интрига может быть найдена, она лежит на поверхности: лейтмотивом новой избирательной кампании должна стать борьба за максимальную легитимность выборов, за максимальную чистоту избирательного процесса. Для России - 'диво дивное', чем не интрига?

Но ведь всем хорошо известно, что только после проведения максимально прозрачных, чистых, открытых и справедливых выборов обеспечивается на высоком уровне консолидация общества. Использование же административных ресурсов (в том числе внутрипартийных бюрократических механизмов) и монополизация информационного пространства порождают общественное недовольство и скрыто подтачивают и само общество в целом, и особенно, его властные слои и группы.

Так, монополия КПСС в старые годы привела к тому, что среди членов партии отношение к высшему партийному руководству в 1984 году было даже, наверное, худшим, чем, в среднем, во всем советском обществе (интеллигенция, конечно, не в счет). Такая же ситуация может сложиться в правящих партиях и властных группах в условия централизации, монополизма, принудительного рекрутинга новых членов, всеобщего лицемерия и аппаратного засилья.

И сегодня для России прозрачность и открытость выборов - это не причуды и домыслы либеральных интеллигентов, которым 'неизвестно, чего неймется', а рационально определяемая и просчитываемая целесообразность.

Но надо понимать, что с одной стороны проведение подлинно конкурентных демократических выборов - это остро необходимое благо для общества, с другой - это своего рода 'роскошь', которую могут позволить себе далеко не все переходные общества. Кое-где такие выборы не только не приводили к стабильности, но и заканчивались гражданской войной.

Россия, по итогам общенационального 'вотума доверия' власти 02 декабря, безусловно, может себе позволить 'роскошь' максимально демократизировать и либерализовать выборы президента 2 марта 2008 года. Это определяется не только общественным ресурсом власти, но и крайней слабостью оппозиции в данный исторический момент.

Вот, уж даже Немцов снял себя с президентской гонки, теперь все взгляды либеральной оппозиции должны, по их замыслу, устремиться к Касьянову. Но не устремятся! Этот соперник Медведева не опасен власти в принципе, так как его богатое экс-премьерское 'приданое' открывает его для персональной критики, а отсутствие своей партии и внятной программы - делает идейно бессильным.

Такой кандидат - 'подарок' для правящей партии.

Беззубый и устаревший Зюганов и вечно ерничающий Жириновский оба не годятся в бойцы за верховную власть, не имеют шансов, в том числе, в силу замкнутости и быстрой исчерпаемости своих электоральных пулов.

Правящей партии надо дать всем этим кандидатам трибуны и вступить с ними в диалог, в том числе, используя известные лица правящей партии и ее союзников: четыре партии, поддержавшие Медведева могут выделить политических 'бойцов' разного стиля. И обличительный социальный пафос 'Справедливой России', сменяясь интеллигентной критикой 'Гражданской силы', затем сухой, прагматичной, технократической аргументацией 'Единой России' и сельской слезой 'аграриев' по заброшенному селу не оставят никаких шансов тому же Касьянову. При этом надо учесть, что на него также обрушится мощная критика 'слева' от КПРФ, имеющей старые счеты с экс-премьером, да и Жириновский себя покажет на таком материале.

При этом кандидат-фаворит Медведев может сам участвовать лишь в немногих публичных дискуссиях или дебатах, или вовсе не участвовать в них, что в его положении разумно. Пусть за него борются с противником все четыре выдвинувшие партии (может, чему-нибудь и сами у противников научатся), а сам Медведев находится в зоне спокойного, кроткого, ясного, разумного и дружественного позитива.

При этом совершенно необходимо, чтобы политическая борьба активно транслировался в СМИ, но не отбрасывала слишком густой тени на светлый облик властного претендента.

В это же время действующий президент Путин желательно должен вообще быть 'над схваткой', готовясь вмешаться лишь в экстренном случае нештатной ситуации, когда потребуется его мощный нерастраченный политический ресурс. Но, скорее всего, реализации этого страховочного варианта вообще не понадобится.

Для обеспечения легитимности итогов выборов будущего президента также крайне нежелательно допущение использования властного ресурса исполнительных органов на местах.

Сей административный ресурс в разных регионах России чувствуется по-разному: от пятидесяти и более процентов в некоторых национальных регионах, до всего нескольких процентов в обеих столицах.

В 'глубинке' свои правила и порядки: многие органы исполнительной власти считают федеральные выборы чем-то вроде 'социалистического соревнования' между городами, деревнями, округами, районами и целыми регионами - у кого больше голосов подадут за 'партию власти'.

При этом 'высокое начальство' часто сообщает 'вниз', что будет оценивать работу администрации на местах по итогам проведения выборов, мол, если народ не ходит на выборы и не поддерживает нужных начальству депутатов, то это значит, что в принципе плохо работает та администрация.

Это идет еще от советской традиция оценки работы администраций по итогам 'выполнения и перевыполнения плана'. Она часто приводит к мелким и многочисленным нарушениям в ходе агитационной и избирательных кампаний, которые, фиксируясь и суммируясь, могут, при строгом рассмотрении, поставить под сомнение итоги выборов. Стараясь 'натянуть' проценты голосов избирателей, чтобы лучше выглядеть рядом с соседями, некоторые администраторы часто сами ослабляют реальные позиции в обществе самой власти, оказывая ей 'медвежью услугу' (вот и каламбур получился).

И ведь это не отменишь, не прекратишь: либо администраторы в полное безделье впадут и 'провалят' даже явку избирателей, не обеспечив работу избирательных комиссий, либо, наоборот, устроят всеми правдами и неправдами 'натягивание' лишних процентов кандидатам партии власти. Боюсь, что тут уж ничего не поделаешь, крепостное право ведь у нас всего как сто пятьдесят лет назад как отменили.

Значит надо ставить им другую задачу: пусть соревнуются, у кого жалоб и нареканий в ходе кампаний и голосования будет меньше всего, а за какого кандидата народ голосовал, начальству, мол, вовсе безразлично.

Не поверят, правда, до конца, но все же не будут 'лезть из кожи'. Ну что же, поверят, или не очень поверят в такой прогресс на местах, но нарушений все же будет меньше, а, следовательно, и выборы будут чище.

И партийный бюрократический ресурс, то есть стимулирование рядовых членов партии к назойливой 'сектантского типа' агитации в своем окружении под отчет перед начальством, надо тоже отставить - это ослабляет партию власти, роняет ее авторитет и плодит недовольных в ее рядах и в рядах ее сторонников. Нам не нужен еще один 'колосс на глиняных ногах', как переиздание брежневской КПСС.

Однако, отказ от известного монополизма в информационном пространстве, от административного и внутрипартийного 'медвежьего' бюрократического ресурсов в сегодняшней ситуации хоть и не несет в себе политических рисков, но чреват и некоторыми неудобствами.

Во-первых, результаты кандидата-фаворита могут оказаться все-таки ниже, чем у правящей партии на прошедших выборах. Во-вторых, на общество обрушится поток негативной информации от конкурентов партии власти. В-третьих, сторонние силы попытаются также 'половить рыбку в мутной воде', надеясь использовать свободу агитации в своих целях.

Но поскольку даже в самых информационно открытых для пропаганды условиях Дмитрий Медведев все равно победит в первом же туре, то эти издержки не будут иметь длительных негативных последствий.

А положительные стороны такой свободы и открытости очевидны:

-                                 обеспечение максимальной легитимности внутри и вне страны нового избранного президента;

-                                 получение в ходе дебатов множества критических замечаний и выработка ответов на критику, что создает новый информационный массив для анализа и осмысления ситуации;

-                                 тренировка для вновь набранных партийных депутатов и функционеров ('рекрутов-новобранцев', 'сено-солома') в трудном деле ведения политической дискуссии со 'старой гвардией' противника;

-                                 получение реальной информации, не искаженной усилиями местных администраторов, о политических предпочтениях регионов и крупных местных сообществ для правильного понимания и учета их особенностей в политическом управлении страной;

-                                 и, наконец, главное - консолидация российского общества на основе признания результатов выборов многими его стратами.

Таким образом, честность, прозрачность и открытость выборов президента 2 марта 2008 года - это не фантазия, не прихоть интеллигентных идеалистов, а важный, прагматически обоснованный механизм достижения стратегических целей: обеспечения легитимности власти, обучения и воспитания элит, получения достоверной информации, заявка на развитие политического строя в нужном направлении, а также консолидации общества вокруг верховной власти.

Загружается, подождите...
0