"Мы не можем терять ни минуты"

Михаил Дмитриев
президент Центра стратегических разработок
13 Февраль 2008

Из выступления Михаила Дмитриева, президента Центра стратегических разработок, н а заседании круглого стола по теме: 'Россия -2020: новая стратегия и новая дискуссия', 13 февраля 2008 года:

 

- Уважаемые участники обсуждения, мне как одному из довольно активных участников разработки Концепции долгосрочного развития Российской Федерации, которая все еще в стадии работы, было очень интересно выслушать выступление президента. Почему? Потому что, по сути дела, впервые на таком масштабном официальном уровне было сделано заявление, которое мы пытались продвинуть в качестве основы Концепции долгосрочного развития России до 2020 года. Это амбициозное заявление о том, что Россия к этому моменту может стать полноценной развитой страной. Курс страны на модернизацию, и превращение ее в развитую страну - это уже не отдаленная цель, которую преследуют в абстрактном плане все политики, а предмет конкретных действий и планирования дальнейшей экономической политики. Это то, что нам чрезвычайно интересно было услышать. Должен сказать, что я и мои коллеги полностью разделяем эту амбицию.

Интересно посмотреть на речь Путина. Его выступление относительно превращения России в модернизированную, развитую экономику и общество состояло в том, что он перечислил, прежде всего, наиболее серьезные проблемы, которые надо преодолеть. Мы как эксперты очень довольны, что они названы. Это действительно ключевые проблемы, без которых задача превращения России в развитую страну решена быть не может. Спектр проблем очень широк: необходимость радикальной модернизации системы государственного управления, решение проблем судебной системы, создание эффективных условий для развития бизнеса, эффективность секторов бюджетной сферы. Это демографические проблемы и проблемы, связанные с диверсификацией экономики и развитием инновационного сектора. Перечень нас абсолютно устраивает. Мне кажется, что это чрезвычайно реалистическая и в то же время жесткая оценка того, с чем надо разбираться в ближайшее время для того, чтобы выполнить эту амбициозную задачу.

Президент, по сути дела, поступил вполне корректно - он сформулировал проблемы и вызовы, но он не стал предписывать кому бы то ни было свое видение того, как с этими проблемами необходимо работать. На самом деле, суть задачи состоит не только в том, чтобы понять, каковы наиболее серьезные проблемы, без которых дальнейшее успешное развитие страны невозможно, но и понять, насколько вообще реально в эти сроки, со всеми этими проблемами по-настоящему работать. И как добиться их решения на том уровне, на котором страна действительно может выйти на стратегические рубежи 2020 года.

Я не буду комментировать подробно, что и как мы, как эксперты полагаем, это не предмет нашего сегодняшнего обсуждения, но хочу перевести остаток своего короткого сообщения в сугубо количественную плоскость. Дело в том, что в последние несколько месяцев ряд исследовательских организаций, с которыми мы работаем, российских и международных, таких как экспертная группа Всемирного экономического форума или Институт экономики переходного периода, провели ряд эмпирических исследований. Смысл нашей работы состоял в том, чтобы понять, как в простой, доступной количественной форме оценить масштабы тех институциональных преград, которые стоят перед Россией на пути к превращению в развитую страну 2020 года. Чтобы ВВП к 2020 году составлял, как минимум, 20 тысяч долларов на душу населения по паритету покупательной способности в ценах 2006 года. Независимо оттого, что они делались разными методами, все пришли к очень похожим выводам.

Выводы состоят в том, что решить эту задачу в условиях существующих в России ограничений не то чтобы совсем невозможно, но чрезвычайно сложно. Вот масштабы проблемы: на сегодня нет ни одной страны в мире с такими количественными параметрами институтов, в данном случае речь идет о том, что институт экономики переходного периода привел все институциональные оценки, имеющиеся на сегодняшний день, в единую сопоставимую шкалу от минус 2,5 до 2,5. В этой шкале нет ни одной страны в мире, которая имела бы такое состояние институтов, как Россия, и в то же время ВВП на душу населения больше 18 тысяч долларов по паритету покупательной способности, ни одной. Мы исходим из здравого смысла, что если Россия существенно не сократит свое отставание по параметрам институционального развития, то вряд ли этот рубеж мы перепрыгнем. Скорее всего, мы столкнемся с барьерами, которые вызовут стагнацию, периодические кризисы, как это происходило во многих странах Латинской Америки на протяжение многих лет.

Если мы посмотрим только по одному параметру - уровень состояния наших правовых институтов, страны, которые имеют существующие в России показатели уровня развития правовых институтов, развиваются в мире среднегодовыми темпами от - 3% до +4,5% в год. Никаких 7,5% в мире ни разу не наблюдалось с таким состоянием правовых институтов.

О правовых институтах президент сказал очень откровенно, в лоб, и правильно. Но одно дело сказать, а другое дело - понять, как сократить этот разрыв. Масштабы сокращения этого разрыва, если мы берем эту количественную шкалу, составляют в России по самому минимуму, чтобы выйти хотя бы на краешек тех стран с самыми плохими институтами, которые находятся уже сейчас на уровне 20 тысяч долларов на душу населения по ВВП. И если мы выйдем даже на самый краешек этих стран, нам нужно улучшить качество наших институтов по этой шкале на единицу, это почти на 40% от существующего нашего состояния.

Что сделали наши коллеги? Они посмотрели, какие страны за последние 10 лет смогли добиться такого радикального улучшения своих институциональных показателей по данной шкале. Я повторяю, шкала комплексная, она отражает разные аспекты институционального развития. Оказалось, что за 10 лет примерно на единицу, плюс-минус какие-то десятые доли процента, смогли улучшить свои институты 26 стран. Мы посмотрели, что это за страны, и здесь обнаружилось самое интересное. Дело в том, что есть две категории стран, которые добились такого прогресса. Это достаточно большие страны, но с очень низким уровнем развития. Достаточно большие - это, например, Конго и Эфиопия. По численности населения они уже не сильно отстают от современной Российской Федерации, но по ВВП на душу населения это карлики. Москва примерно дает тот же ВВП, что Эфиопия и Конго, вместе взятые.

Если мы посмотрим на другую категорию, страны, которые сопоставимые с Россией по уровню развития, типа Словении, Чехии, ряде других стран. Но проблема в том, что ни одна из этих стран несопоставима с Россией по своим размерам. Крупной страны с таким уровнем развития, как Россия, которая добилась бы качественного радикального прорыва в развитии институтов по этой балльной шкале на 40% или на единицу, практически нет. А это то, что нам надо по минимуму.

Никаких устойчивых темпов роста на уровне 7% без институционального прогресса, у нас уже не будет. Возникает проблема: при всем том, что мы как эксперты не хотим сказать, что задача поддержания высоких темпов роста и выхода на уровень развитых стран к 2020 году - это неразрешимая задача, мы считаем, шансы, тем не менее, есть. Но эти шансы, мы должны понимать, весьма и весьма ограничены. Если мы хотим этими шансами воспользоваться, во-первых, мы не можем терять ни минуты, мы должны развернуть очень амбициозную и энергичную программу модернизации институтов как раз по тем направлениям, по которым Путин говорил. Во-вторых, даже при самых энергичных усилиях это отнюдь не гарантировано. Если мы расслабимся и потеряем четыре года, как мы потеряли по многим направлениям институциональных реформ в прошлом периоде, то, скорее всего, задача выхода на 20 тысяч долларов на душу населения просто не будет решена. Вот масштабы проблем. Я не алармист, я говорю о предельно конструктивных вещах. Это то, над чем нам предстоит работать в следующем периоде.

Интересные факты:
Загрузка ...











Европейский форум