Rambler's Top100 Service

ЕУСПб: Головотяпство, интриги и пиар

руководитель исполкома Санкт-Петербургского регионального отделения партии "Единая Россия"
17 марта 2008

Дмитрий Юрьев, политолог:

 

С моей точки зрения ситуация вокруг Европейского университета в Петербурге - это типичный случай мифологизации. Пример, как из некоторых событий, которые происходят в реальности, устраиваются мифы разными игроками политической сцены, и используются ими в своих интересах. В результате происходят события, которые далеки по своим последствиям от пользы города, страны, университета, высшего образования, и так далее.

 

Что я имею в виду? Во всей истории вокруг Европейского университета есть несколько факторов, которые действуют независимо друг от друга, но и во взаимосвязи друг с другом. Во-первых, это типичное российское чиновное головотяпство, от которого, к сожалению, в последнее время много досталось Петербургу. Ситуация, когда структура МЧС, обжегшись на молоке, дует на воду или наоборот, достаточно частая. Мы помним пожар московский, по-моему, в Социальном гуманитарном университете. И по ряду утверждений происходит такое чрезмерное усердие пожарных при том, что у них есть объективные основания предъявлять претензии в случае с Европейским университетом и условиями его размещения. Тем не менее, это чиновное головотяпство, без учёта реальностей, без учёта политических и гуманитарных последствий этих действий, имеет место, оно наглядно, и это достаточно типичная, к сожалению, для нас ситуация.

 

Второе - головотяпство, скорее, уже не чиновное, а политическое. Многие утверждают, что одним из факторов событий вокруг университета стала ситуация с грантом по поводу общественных наблюдателей на выборах. И если это так, а у меня нет оснований как отрицать такую возможность, так и подтверждать её, но если это так, то это типичный пример того идеологического головотяпства, которое в последнее время нагнеталось некоторыми нашими околовластными врагоискателями, любителями всюду, во всех кустах видеть врагов Путина, нагнетать истерику на пустом месте и видеть все происходящие вокруг события в оранжевом свете. В случае с Европейским университетом - это 'оранжевый дальтонизм' этих самых кремлёвских врагоискателей, он попал как бы пальцем в небо, потому что, по мнению многих питерских экспертов, руководство Европейского университета и его ректор - это совершенно лояльные люди, и никаких противогосударственных замыслов они не лелеяли и не носили.

 

А третий фактор - это, с моей точки зрения, реально имеющие место 'разборки в Бронксе', это именно попытки передела политической и экономической власти в Петербурге на фоне президентских выборов. Как известно, петербургская элита сейчас выходит далеко за рамки Петербурга, она является отчасти федеральной элитой, и в ней есть различные группы интересов. В случае с Петербургским университетом, как и в некоторых других скандальных случаях в Питере последнего времени, создаётся впечатление, что некоторые бывшие питерские, проявляя свою инициативу из Москвы, через голову петербургской власти, создают дискомфортную ситуацию для петербургского руководства, для Смольного, подставляют Смольный умышленно и пытаются таким образом создать ту самую мутную воду, в которой, по их мнению, сможет произойти развал сложившейся достаточно устойчивой системы власти в Петербурге, что, по их, опять же, мнению, позволит им поучаствовать в переделе этой власти, как на питерском, так и на федеральном уровне, поскольку эти два уровня сейчас взаимосвязаны и останутся взаимосвязаны на ближайшие 4 года.

 

Наконец, последняя история, последний сюжет, связанный с Европейским университетом - это, собственно, его роль и место в петербургской интеллигентской среде. У этого университета устойчиво высокая репутация. Во всяком случае, мне приходилось слышать соответствующие оценки со стороны заслуживающих доверия экспертов - уже и пять, и шесть лет назад. Университет этот - достаточно успешное коммерческое предприятие. И, с одной стороны, он вызывает раздражение у конкурентов, собственно, в сфере коммерческого образования, а с другой стороны - он вызывает раздражение у представителей более широкой вузовской общественности, поскольку Европейский университет работает исключительно в рамках второй и третьей ступеней высшего образования - только магистратура и аспирантура - и, как злословят в университетской среде, собирает сливки с других ВУЗов, собирает лучших студентов, лучших преподавателей, пользуясь своими финансовыми и организационными возможностями.

 

Это, во-первых, свидетельствует о том, что эти финансовые и организационные возможности есть, они хорошо организованы. Но, во-вторых, речь идёт в общем-то о коммерции. И поэтому не случайно некоторые эксперты в Петербурге высказывают гипотезы о том, что среди инициаторов этой кампании против Европейского университета есть его бизнесконкуренты именно в сфере образования в Петербурге.

 

Характерно, что, когда эти проблемы у университета возникли, то со стороны университета и его сторонников в той же самой петербургской образовательной среде были предприняты достаточно активные шаги в информационной, в пиаровской области - для отстаивания своих интересов. Так, например, в разгар избирательной кампании в феврале один из социологических центров в Петербурге опубликовал совершенно недостоверные рейтинги кандидата Медведева, рейтинг Медведева прогнозировался что-то около 56%, что не соответствовало никаким другим соцопросам нигде, в том числе - достоверным опросам в Питере. При этом в качестве обоснования снижения рейтинга Медведева выдвигались события вокруг Европейского университета. То есть, я хочу сказать, что проблемы, возникшие у университета по совокупности причин, о которых я говорил выше, - головотяпство, политические интриги, коммерческие интриги, и так далее, - все эти проблемы были ещё достаточно активно распиарены и раздуты сторонниками университета, теми, кто его защищал, поскольку пиаровские, информационные методы достаточно эффективны именно в среде вузовской интеллигенции Петербурга, да и вузовской элитой всей страны.

 

0

0