Rambler's Top100 Service

Юридическая мина под аграрным бизнесом

Валерий Рыжов
кандидат юридических наук
25 Март 2008

Россию снова ждет вал иностранного продовольствия

В последние месяцы вновь увеличился импорт продуктов питания. Об этом на днях заявил министр сельского хозяйства Александр Гордеев. Несмотря на это, рост цен продолжается, и даже намерение Минсельхоза уже законодательно "заморозить" или ограничить цены на некоторые категории продуктов питания, этому вряд ли сможет помешать. Отрасль ждет системных реформ.

Рост цен на продукты питания может превратиться в долгосрочную тенденцию, которая негативно отразится на возможном росте российской экономики в ближайшие годы. К сожалению, даже во властных коридорах не все понимают, насколько комплексная проблема - борьба с инфляцией, а если брать несколько уже - с ростом цен на продовольственные продукты. Хотя выражение 'комплексная проблема' чиновники используют с большим удовольствием - чаще всего, объясняя, почему в одиночку они с этой проблемой справиться никак не смогут.

Даже по данным официальной статистики Россия по продуктовой инфляции уверенно обгоняет большинство стран ЕС, за исключением, разве что прибалтийских республик. Таковы данные, представленные в справке 'Росстата', касающейся изменений потребительских цен на продукты питания в странах Европейского союза.

Среднеевропейская продуктовая инфляция в январе нынешнего года (к среднегодовому значению за 2005 год) составила 11,1%. В январе прошлого года этот показатель равнялся 9,9%. Более высокой, чем в среднем по Евросоюзу, в январе оказалась продовольственная инфляция в Латвии (39,9%) -- это безусловный лидер по инфляции в Евросоюзе, а также в Болгарии (37,7%), Венгрии (34,2%), Литве (30,2%) и Эстонии (29,1%). Российская продуктовая инфляция за исследованный период, по данным 'Росстата', выросла в три раза больше, чем в среднем по ЕС, и оказалась на уровне 33,1%.

В Европе прослеживается зависимость между общим уровнем жизни и подорожанием продуктов. Продукты быстрее растут в цене отнюдь не в странах, где отсутствует развитое сельское хозяйство, а в странах, недавно принятых в Евросоюз.

По сравнению со среднегодовым уровнем 2005 года, в январе 2008 года наиболее значимый прирост цен отмечен в Евросоюзе на молочные изделия, сыры и яйца (в среднем на 16,4%), масла и жиры (15,8%), овощи (13,7%), а также хлебобулочные изделия и крупы (13,5%). В России за исследованный период молоко, сыр и яйца подорожали практически на 60%, масло - на 54%, хлеб - на 35%.

Одним из объяснений роста цен на некоторые категории продуктов питания является тот факт, что помимо традиционного роста, вызванного, например, ростом спроса, повышение цен вызвано их выравниванием со среднемировыми. Например, хлебобулочные изделия были в России крайне дешевы, чем стимулировался рост потребления, но от чего страдали производители. Возросший спрос требовалось удовлетворять, но делалось это с минимальной прибылью - на развитие 'производства' почти ничего не оставалось. Это касается не только и не столько конечного продукта, но и 'сырья' для хлеба, то есть зерна. За последние семь лет внутрироссийские цены на зерно, муку и хлебобулочные изделия выросли в среднем на 140-170%, а цены на ГСМ, электроэнергию, тарифы на грузоперевозки - на 250-350%.

Молочное животноводство - тоже неприбыльное изначально. Закупочная цена на молоко также заметно 'занижена' по сравнению с ценами на топливо. Нередко оказывается выгоднее пробурить скважину и производить розлив "артезианской" воды, чем производить молоко.

 

Нашему сельскому хозяйству нужны инвестиции

Сегодня АПК закупает менее 10 процентов минеральных удобрений от научно обоснованной потребности, что ведет к истощению земель и не способствует урожайности. А применение минеральных удобрений снизилось из-за их исключительной дороговизны за последние годы.

В связи с этим заместитель председателя комитета по аграрным вопросам Государственной Думы РФ Александр Берестов уверен, например, что на селе необходимо внедрять специальные программы культуры земледелия с выделением средств на развитие зернопроизводства. Однако в современных российских условиях это нелегко. Несмотря на очевидно возросшую прибыльность аграрного бизнеса в России лишь немногие предприниматели рискуют за него браться.

Не менее серьезные проблемы мы видим и в молочном животноводстве. Недавно министр сельского хозяйства Алексей Гордеев признал, что "п роизводители редко честно информируют покупателей о действительном составе продуктов, а действующие нормативные документы позволяют им называть молоком даже продукцию, восстановленную из порошка. Дело еще вот в чем: отличить натуральное молоко от восстановленного можно было по ГОСТу, но система госстандартов сейчас не носит обязательного характера. Завод может следовать ГОСТу, а может создать и собственные "технические условия" производства, которые регистрируются в заявительном порядке. Упразднено требование к производителям, по которому они писали на упаковке: "цельное молоко" или "восстановленное", если в продукт добавлен порошок. Согласитесь, это несправедливо: восстановленное и цельное молоко - два разных продукта, и цена на них должна быть разная". Должна быть, но на деле производители молока из импортного порошка часто выигрывают в конкурентной борьбе с производителями настоящего, цельного молока. В городах многие жители уже стали забывать вкус натурального молока.

А чтобы развивать не переработку иностранного молочного порошка, а переработку российского цельного молока, также нужны немалые инвестиции. Нужна и системы государственной сертификации и субсидирования производства именно натуральных продуктов АПК.

 

Земельные паи - главная 'юридическая бомба' под инвестированием в АПК

 

Дело в том, что проблема любого частного инвестора, решившегося вложить деньги в сельское хозяйство - неурегулированность проблемы земельных паев. В результате земельной реформы, проходившей в 90-х годах, сельские жители получили эти доли. Но земельная реформа проходила без должной подготовки, и большая часть собственников земельных паёв до сих пор не до конца понимают, чем же они владеют и каким образом могут распорядиться своей долей.

 

Фактически в большинстве случаев земля по-прежнему принадлежит бывшему совхозу или колхозу, а его бывшие работники имеют на руках 'розовые бумажки', на основании которых формально можно передать земельный пай по наследству, внести в уставной капитал или паевой фонд сельскохозяйственной организации, передать в доверительное управления, продать или подарить другому участнику долевой собственности, а также сельскохозяйственной организации. Всё это прописано в Федеральном законе 'Об обороте земель сельскохозяйственного назначения'.

 

В реальности, выделить свой земельный пай они практически не могут - тогда придется платить земельный налог, да и в бумаге не записано - где именно они должны получить землю и какого качества. Бывшие колхозы, разумеется, предпочитают передавать собственникам заболоченные или истощенные неплодоносные участки. Паи начинают играть реальную роль, когда на село пытается придти частный инвестор. Ему одновременно надо договариваться с бывшим колхозом и с пайщиками. Но даже если это удалось, не факт, что 'доброжелатели' не превратят его в глазах закона в афериста.  

 

А превратить каждого, кто обратит свои взоры в сторону села, в 'злодея' - очень легко. Недовольство ситуацией с земельными паями не смог погасить в своем родном совхозе даже покойный основатель Аграрной партии Михаил Лапшин. 'У каждого 'собственника' паев реально по 5-8 соток в распоряжении. А то, что у нас земельные паи по 6,5 га, - нам Лапшин этим никак не разрешает распоряжаться: ни в аренду сдать, ни продать. У нас никакие законы вообще не действуют. Мы рабы. И за эту землю нам ничего не дают - ни проценты, ни дивиденды', - возмущались в 2004 году односельчане основателя Аграрной партии. Если такое возмущение обрушивалось на 'родного односельчанина' и главного агрария страны, что уж говорить о том, как можно повернуть недовольство ситуацией с паями против 'заезжего' инвестора:

 

Что ожидает инвестора, рискнувшего придти на село?

Для того, чтобы продемонстрировать, какие сложности могут подстерегать частного бизнесмена на селе, достаточно лишь одного примера. Недавно я прочитал на 'Кремль.орг' новость о том, в какой жуткой ситуации оказался занявшийся в 2002 году инвестированием в сельское хозяйство предприниматель Василий Бойко. Мне известны подробности этого дела, поэтому остановлюсь на них особо - ведь они являют собой самый яркий пример того, что может ждать инвестора на селе. Как известно, Бойко создал и раскрутил известную торговую марку 'Рузское молоко'. И не только раскрутил марку, но и чуть ли не первый наладил выпуск в Подмосковье натурального молока без добавления импортного порошка и по современным стандартам качества, реконструировав Рузский молокозавод и поставив там новое оборудование - то есть на деле осуществил то, о чём Минсельхоз пока только мечтает. Но 'споткнулся' он именно на проблеме земельных паев, несмотря на то, что был одним из немногих бизнесменов, которые следовали букве закона и не пытались приобрести у крестьян паи, ценности которых они не знали, например, за бутылку водки.

Собственно, все земельные паи сразу в момент их выдачи в 1994-95 годах были переданы работниками совхозов и колхозов в уставной капитал образованных на их базе АОЗТ (потом - ЗАО). Так произошло во всех 25 тысячах совхозах и колхозах России. В обмен на паи крестьяне получили акции. Паи, по сути, прекратили своё существование. Однако 'розовые бумажки' остались на руках у крестьян, давая им повод для того, чтобы в любой момент сказать: 'мой пай был внесен в уставной капитал ЗАО без моего согласия, отдайте мне мои 2-4-6 га!'. Например, по рузскому ЗАО 'Имени Доватора' Арбитражный суд Московской области еще 12.10.2005 принял решение о погашении всех земельных паев, оставшихся на руках у крестьян, в связи с их обменом на акции еще в 1994-95 годах. Суд указал Русскому комитету по земле на то, что паи следовало погасить уже давно - сразу после их внесения в уставной капитал ЗАО. Тем не менее 'розовые бумажки' всё равно остались на руках у крестьян.

Инвестиционная компания, руководимая Василием Бойко, покупала в 2003 году сначала только то, что имело действительную ценность - акции ЗАО 'Имени Доватора' и других рузских сельхозпредприятий. Но потом, когда выяснилось, что параллельно с акциями существуют и земельные паи, инвесторы решили скупить и паи, чтобы окончательно погасить их. Имея большой опыт, компания действовала по юридически обоснованной и проверенной схеме, в полном соответствии с действующим законодательством. Паи крестьяне продавали не просто добровольно, а выстаивая многочасовые очереди: ведь компания Бойко выплачивала до 150 тыс. рублей за пай.   Деньги это были на селе немалые (зарплата тогда составляла 1-2 тысячи в месяц), а учитывая, что в семье 'акционерами' зачастую были несколько человек - даже очень большие. Деньги были получены, потрачены. Все были довольны в течение 4 лет.

За эти 4 года в бывших совхозах Рузского района изменилось немало. 'Пришли' те самые инвестиции, которых так жаждет наше сельское хозяйство. Была начата долгосрочная программа развития сельскохозяйственного района. В 2003 году создан агрохолдинг "Русское молоко" - объединение 8 сельхозпредприятий, молокозавода "Рузское молоко" и комбикормового завода "Богородский". За 4 года инвестиции в агрохолдинг 'Русское молоко' составили 350 млн. рублей. Именно с целью привлечения новых инвестиций в сельское хозяйство и возникла идея создания курортной зоны 'Рузская 'Швейцария'' (которой было не суждено сбыться). 'Русское молоко' стало одним из первых в России сельхозпредприятий с полным циклом производства, а торговые марки 'Рузское молоко', Рузский творог', 'Рузские сливки' и т. д. появились в 400 магазинах Москвы и Подмосковья. Кроме того, эти торговые марки получили более десятка медалей, подтверждающих их высокое качество, на сельхозвыставках. Надои выросли за 4 года на 33%, поголовье сохранилось на уровне 9 тысяч голов при падении в целом по Московской области на 20%. А посевные площади выросли почти в 1,5 раза (по области - сократились на 30%).

Казалось бы, жизнь начала налаживаться. Но тут-то и сработала 'мина замедленного действия' в виде земельных паев. Появились желающие поучаствовать в переделе собственности. А крестьяне с 'розовыми бумажками' оказались удобными пешками в их игре.

В 2006 году в Рузский район приезжают 'правоохранители', рассказывающие крестьянам сказки о том, что паи якобы на самом деле стоят 2 млн. рублей и надо написать заявления на Бойко о том, что он обманул крестьян, недоплатив по 1,85 млн. Стоит только написать эти заявления, и 'богатей' тут же выдаст недостающие 1,85 млн., - обещали крестьянам 'доброжелатели'. Именно эти 'заявления крестьян' и послужили основанием для возбуждения знаменитого 'дела' Василия Бойко. Предпринимателя обвинили по ст. 159 УК РФ - 'мошенничество' в форме 'обмана с ценой' земельных паёв. Это при том, что на самом деле у паёв (к тому уже полностью погашенных на момент возбуждения дела) никогда не было никакой цены, а значит и не может быть и 'мошенничества с ценой'.

И что же сделает, глядя на эту ситуацию, другой добропорядочный инвестор, собирающийся вложить капитал в АПК? Да, скорее всего, махнет рукой и найдет другую сферу бизнеса для вложений, менее рискованную, чем российское сельское хозяйство. Что сделает тот, кто уже стал владельцем сельскохозяйственного предприятия? В лучшем случае, постарается постепенно избавиться от проблемных активов. Как говориться, за молоком можно и в магазин пойти:

Чтобы изменить такие негативные тенденции, российскому АПК необходимы радикальные реформы (для начала - аннулирование фиктивных земельных паев, а потом - и введение системы сертификации и субсидирования пищевого производства из натуральных продуктов), в противном случае на фоне непрекращающегося роста мировых цен на продукты питания кризис сельхозпроизводства, а с ним и социальных взрыв уже в ближайшие годы становится вполне вероятным. Так что, пока не решены проблемы земельных паев и других юридических коллизий в российском АПК, под угрозой находится не только развитие сельского хозяйства, но вся социальная стабильность страны.
Загружается, подождите...
0

Error: Can't open cache file!
Error: Can't write cache!