Медведеву придется труднее, чем Путину

шеф-редактор Кремль.Орг
4 Апрель 2008

Кому много дано, с того много и спрошено будет. Следуя этой мудрости, Медведеву достается бремя, возможно, даже тяжелее, чем то, что, как раб, тянет действующий президент.

Путин исполнил сверхмиссию - сохранил Россию. Он перевыполнил возложенную на себя задачу, не просто поддерживая жизнь в еле теплом полутрупе, но реанимировав национальную душу и вдохнув новую жизнь в страну. Путин воссоздавал и создавал заново, склеивая из имеющейся субстанции, чаще всего гнилой и негодной, единое пространство России. Можно было бы чистоплюйствовать и, подходя в белом фраке к трупу государства, попинывать его ногами и с сожалением выбирать очередные коронки из черного золота или выдирать из одубевших пальцев кольца голубого топлива. Можно было жить на чемоданах в ожидании рейса на Гавайи. И многие ждали и желали именно такого Путина. Настолько настойчиво жаждали мерзкого холуя-президента, грабящего и позволяющего грабить, что, не дождавшись, свою страсть начали изрыгивать в виде медиаскулежа об обналичивании власти.

Медведев, в свою очередь, уже получил мандат истории на закрепление ультимативного требования - сохранения России. Пусть задачи сиюминутного выживания решены его предшественником, но угрозы для существования страны не исчезли. Точнее, хотя исчез ряд прямых факторов, способных развалить Россию в считанные недели, серьезные вызовы остались. Появились и новые угрозы. Ситуация усугубляется еще и общей эйфорией непонятного происхождения, помноженной на самоуверенность и шапкозакидательство в наших элитах. Как будто всё что нужно мы уже сделали, и теперь можно спокойно почивать на лаврах. Неоправданный оптимизм вкупе с упорным нежеланием признать, что Россия, да и весь мир, входят в зону крайне опасной турбулентности, могут результировать в серьезном поражении самого российского общества, а в итоге и государства. Наконец, о чем необходимо поговорить особо, в серьезную угрозу превращается привычка игнорирования общественного запроса со стороны властных элит.

Действительно, во время президентства Путина важнейшим фактором была скорость реакции: в сече некогда размышлять и рисовать схемы - там надо рубить. Точно так же априори не было глубинной необходимости объяснять все действия, которые делала власть. Во-первых, она - власть - была персонифицирована в лице президента Путина, которому нация делегировала в ситуации острого кризиса право решать за нее и в ее пользу. Но уже в середине второго срока в обществе возник серьезный запрос на 'поговорить'. То, что делала власть, в принципе, воспринималось как правильное, но хотелось бы, чтобы с обществом все-таки начали разговаривать, объяснять, что творится и зачем. Во многом это было обусловлено тем, что авральные работы по латанию дыр на корабле по имени 'Россия' были завершены. Соответственно, пропала самоочевидность некоторых действий власти, а в более спокойной обстановке тянет порефлексировать.

Сразу надо оговориться, что под рефлексией я понимаю не никчемное резонерство и пустобрехство, которыми привычно занимаются наши профессиональные оппозиционеры. Более того, необходимо принципиально разделять резонные требования общества открыть диалог с властью и нудное брюзжание вечно недовольных скучных 'несогласных'.

Но поскольку в медиасреде 'несогласные' заняли всю повестку, которая не принадлежит власти, то могло создаться мнение, что любой, требующий, чтобы власть начала проговаривать свои цели и действия, попадал в разряд чуть ли не оппозиционеров и врагов, с которыми и поступать надо соответствующе. Собственно, в элитах ровно такое мнение и бытует. Помноженное на довольно презрительное отношение к обществу, которое 'путается под ногами, когда мы серьезные дела решаем', всё это сейчас является серьезным тормозом для развития страны. Более того, нет никакого смысла даже говорить о реализации 'Плана Путина' или о 'Стратегии России 2020' без решения проблемы организации равноправного и постоянного диалога общества и власти.

Пример, который я хочу привести, крайне актуален и злободневен. Речь идет о ситуации в вооруженных силах РФ, а точнее, в Министерстве обороны. Как известно, год назад на этот пост был назначен Анатолий Сердюков, бывший до того руководителем налоговой службы. Ни для кого не было секретом, что пришел он туда наводить порядок в финансовых делах ведомства. Проще говоря, Сердюков должен был прекратить тотальное воровство военных. Естественно, это не могло понравиться нашим 'полководцам', сделавшим карьеру на строительстве собственных дач при помощи рабской солдатской силы. Против Сердюкова сразу же началась медийная кампания, ему прилепили лейбл 'мебельщика', про него рассказывали анекдоты, что, дескать, первым делом, приезжая в казармы, Сердюков осматривает качество стульев и шкафов. В общем, нового министра приняли в штыки. Из Министерства обороны, между прочим, сразу же стали доноситься панические крики, что, дескать, новый министр без ножа режет и вообще строит генералов, как сопливых салаг. Потом крики переросли в вой, особенно когда команда налоговиков, пришедшая с Сердюковым, начала проводить инвентаризацию.

Также за год незаметно произошло радикальное обновление высших армейских чинов. От занимаемых должностей были освобождены начальник Службы расквартирования и обустройства МО генерал армии Анатолий Гребенюк, начальник Главного военно-медицинского управления МО генерал полковник Игорь Быков, начальник Главного бронетанкового управления генерал-полковник Владислав Полонский, начальник Главного управления международного военного сотрудничества генерал-полковник Анатолий Мазуркевич, начальник вооружений генерал армии Алексей Московский, начальник Главного управления воспитательной работы Николай Резник, начальник Главного управления боевой подготовки и службы войск Александр Белоусов. Лишился своего поста командующий ВДВ Николай Стаськов. В ВМФ России в прошлом году произошла замена главнокомандующего и всех командующих флотами. Был отставлен главком ВВС генерал армии Владимир Михайлов, а также уволен начальник Главного штаба ВВС генерал-полковник Борис Чельцов. Не обошлось и без трагедий. В феврале покончил жизнь самоубийством генерал-полковник Власов, врио начальника Службы расквартирования и обустройства Минобороны РФ.

Очевидно, что все эти увольнения и отставки были произведены с ведома и согласия президента. Более того, именно поддержка главы государства позволила Сердюкову столь жестко действовать в кадровых вопросах. Однако наступил момент, когда этой поддержки стало недостаточно.

В марте месяце Сердюков выступил с рядом инициатив по сокращению военнослужащих, выполняющих небоевые задачи. Под чистку должны были попасть тыловики, журналисты, медики. Также Минобороны начало распродавать неиспользуемое и ненужное имущество. На торги были выставлены земли и здания в Москве и Подмосковье. Ну и, наконец, прошел слух о грядущей отставке главы Генштаба Юрия Балуевского. И тут плотину прорвало. Шквал обличающих и обвиняющих публикаций накрыл Сердюкова с головой, не оставив на поверхности буквально ничего. Обвинения в некомпетентности - самое слабое, что довелось услышать министру за эти дни. Особенно отличились коммунисты и бывшие военные. Откуда-то из замшелой подворотни истории вылез забытый всеми Леонид Ивашов, который пересказал всё, что ему наговорили плохого про Сердюкова в Генштабе. Активизировались многочисленные 'военные' журналисты, и столь же 'военные' медики. Особую прыть проявили заинтересованные в московской недвижимости, принадлежащей Минобороны. Фронт против Сердюкова собрался грозный. И фронт этот апеллирует не к президенту Путину. И даже не к избранному президенту Медведеву. Этому фронту нет дела до иерархии, поскольку в иерархии этот фронт уже потерпел поражение. Апелляция идет к обществу. И, самое главное, общество может купиться на ту ложь, которую ей подсовывают. Сердюков может стать вторым Зурабовым или даже Чубайсом. Что похоронит все идеи о рождении новой армии из агонизирующего кадавра, притаившегося на Арбатской.

Задумаемся на секунду: генералы, которые держали в качестве рабов наших братьев и наших детей, теперь обращаются к обществу с требованием защитить их от грядущих чисток! Армия - самое страшное пугало современной России, пожалуй, даже страшнее тюрьмы, а генералы требуют не трогать этот сгнивший организм!

Как вы думаете, выиграли ли эти генералы хоть одну войну? Черта с два! Даже сражение с террористами в Чечне было выиграно Владимиром Путиным и русским солдатом. Генералы же к 1999 году умудрились довести армию до того, что собрать со всех гарнизонов 50 тысяч человек для войны с террористами оказалось невыполнимой задачей. Кто продавал оружие террористам? Прапорщики? Нет, те, кто намного выше прапорщиков. И вот сейчас не выигравшие ни одну войну полководцы обращаются к обществу за защитой.

Аргументы, правда, у них гнилые и корыстные, но обществу-то это невдомек! С ним ведь разговаривают. В отличие от Сердюкова, который уповает на решение наверху и совершенно ничего не собирается объяснять, эти интересанты в мутной водичке вешают обществу лапшу на уши. И вешают умело.

Говорят, что, мол, Сердюков продает землю на Рублевке, принадлежащую Минобороны. Действительно продает. Но, в отличие от очень эффективных чиновников столичного региона, продает ее по реальной цене и на открытом конкурсе. Продает потому, что Минобороны легко обойдется без земли на Рублевке, тогда как за вырученные деньги можно будет построить не один и не два дома для офицерского состава. Говорят, что Сердюков безжалостно сокращает тыловиков, тем самым обрекая на безработицу десятки тысяч офицеров. Но почему Минобороны должно содержать на службе музыкантов, журналистов, поваров, механиков и прочую обслугу, не имеющую никакого отношения к выполнению боевого задания? Вполне очевидно, что такие функции должны выполнять гражданские по контракту. Самый 'сильный' довод - против снятия погон с военных медиков, дескать, в Чечню гражданский по контракту не поедет. Во-первых, поедет, во-вторых, никто не говорит о том, что армия лишится всех полевых врачей, в-третьих, непонятно, зачем Минобороны содержать отдельно госпитали и больницы - что, у военных строение организма иное, что, их лечить надо по-особому? В упрек министру ставят его намерение сократить на 70% штат Главного управления международного военного сотрудничества. Для тех, кто не в курсе, это управление - синекура для детей и внуков наших 'полководцев'. Никакого реального значения оно не имеет, не имело и в ближайшем будущем иметь не будет. В общем, и тут все аргументы противников Сердюкова высосаны из пальца.

Но самое главное заключается в том, что нынешней армии и нынешним генералам мы не верим. Мы не верим, что они способны защитить Россию, если завтра война. Мы не верим, что они не продадут нашу страну, как это сделали иракские погонники. И в этой связи Сердюков может получить от общества мандат доверия на проведение максимально резких, жестких и глубоких перемен в армии. Просто потому, что хуже уже не будет. Трудно представить себе, что можно сделать с организмом армии, чтобы его еще больше развратить и испортить. Все косметические средства, все финансовые вливания, которые делались на протяжении последних 8 лет, были направлены на то, чтобы постараться изменить армию без хирургического вмешательства. Но оказалось, что это невозможно.

Однако для того, чтобы у Сердюкова был этот мандат, чтобы он не стал жертвой очередных перемен в правительстве, чтобы его не кинули, как косточку депутатам ли, общественникам ли, придется начать говорить с обществом. Придется выносить сор из избы. Тем более что его противники это уже сделали с эффектом и размахом. Придется объяснять, что вот этого генерала уволили за свою дачу, а того - за дачу взятки, этого - за раздачу синекур, а того - за воровство. Придется заводить уголовные дела. Придется объяснять, каковы же все-таки цели чистки в Минобороны, а главное, какое министерство мы получим после окончания времени перемен. Еще раз повторю - вполне очевидно, что одной президентской поддержки уже не хватает, что необходим диалог с обществом. В противном случае Сердюков проиграет.

А вместе с ним проиграют Путин, Медведев и всё российское общество.

Источник: Взгляд

Интересные факты:
Загрузка ...












Европейский форум