"Я не хочу, чтобы наша демократия была имитацией"

Главный редактор журнала "Профиль"
14 апреля 2008

Выступление Михаила Леонтьева, обозревателя Первого канала на Форуме 'Стратегия 2020', 14 апреля 2008г.:

 

- Когда говорят о демократии, надо определиться, о чём мы на самом деле говорим. Власть народа, народовластие. Является ли современная модельная демократия народовластием? С моей точки зрения - ни в коей мере. Она вообще никакого отношения ни к власти, ни к народу не имеет. Это механизм либеральной демократии, который мы пытаемся сейчас выстроить. То есть, в тот момент, когда современную либеральную демократию уже выносят, она остывает, мы пытаемся выстроить то же самое. Я сейчас про нашу суверенную демократию ничего говорить не буду, потому что это содержания, сути модели механизма не касается. Мы строим современную либеральную демократию, 'не хуже, чем у Пронькиных', зачем мы это делаем - непонятно, потому что эта машина не работает. До определённого времени она неплохо работала, только никакого отношения к демократии она не имеет. Нам все время пытаются рассказать, что настоящая демократия - это когда результат выборов непредсказуем. Но поскольку нормальное общество, если это не Дания, не может жить с непредсказуемым результатом выборов, то надо сделать ещё и так, чтобы результаты выборов не имели никакого значения. Вот это демократия. При чём здесь власть, при чём здесь народовластие - я не понимаю совершенно. Вот смотрите - та же самая любимая нами Америка сейчас стоит на пороге самого тяжёлого кризиса в истории Америки точно, но и в истории финансового капитализма - скорее всего. У них выборы будут, кто-нибудь обсуждает кризис? Вообще хоть слово сказано? Это же смешно. Какое отношение имеет эта система к принятию политических решений? Никакого. Это симулятор, имитация. И подобная имитация является смыслом этой системы. Я берусь утверждать, что демократия бывает только двух видов - либо жёстко цензовая, либо управляемая, то есть псевдодемократия. И любая так называемая демократия является имитацией участия народа в управлении и любой авторитаризм является имитацией его неучастия. А какая существует обратная связь - надо смотреть в каждом отдельном случае, это вопрос сложный и обсуждаемый отдельно.

Давайте начнём с того, откуда взялась демократия и где она реально существовала и работала как демократия. Возьмём античный Рим как классический пример. Политическими правами обладали только люди, имевшие место в Легионе, причём, теряя его, даже по причине физического увечья, они теряли это право, потому что это право было в обмен на жизнь. Очень жёсткая связка. Хотите лишить меня этого неотъемлемого права - идите сами и махайте мечом в Легионе и умирайте за Рим. Абсолютно неотъемлемое право, работающая система. Вся история эволюции современной демократии - это идея разрыва между основаниями права и самим формальным правом. Право становится ни на чём не основанным. И поэтому оно отъемлемо в принципе. И оно отымается полностью и окончательно. Возьмите уровень капиталистический демократии. Британия выиграла соперничество с Францией, потому что там спрашивали у имущего класса, хотят они вести войну и платить налоги на эту войну или не хотят. А теперь посмотрите на любую современную корпорацию, которая управляется по принципу 'Один человек - один голос', долго она проживёт? Значит, всякая демократия встречается с совершенно непреодолимым вызовом, который состоит в том, что нужно как-то решить проблему неравенства - интеллектуального, физического, мотивационного - формально совершенно равных людей. И возникает процесс параллельной власти, параллельного принятия решений. В эпоху модерна эта демократия существовала публично и вершиной модерна демократии были коммунизм и фашизм. Совершенно справедливо отмечают, что коммунисты и фашисты манипулируют сознанием масс, опираясь на низменные инстинкты. Да, именно потому, что для них важны массы, хоть какие-то, им нужно ими манипулировать. После этого постмодерновская демократия с её тоталитарной медийной машиной, где политические решения проводятся таким же способом, как распространяется коммерческая реклама, вообще устраняет население из политического процесса. Населению можно вогнать в голову всё что угодно, и оно будет говорить и голосовать как угодно. Пусть бы так. Понятно, почему у нас такая демократия сейчас жить не может - потому что она подразумевает абсолютную лояльность элит в собственной стране. Нет лояльных элит пока. Их можно выстроить. И построить примерно то же самое. И бог бы с ним, если бы эта система могла работать. Но она начинает генерировать колоссальные издержки, потому что она непублична. Потому что, нельзя сказать, что у США нет стратегии, нет центров принятия решений. Они есть. Но их никто не видит. И что они там варят - никто не знает. И любой механизм, который отделяется от своей непосредственной формальной функции начинает генерировать собственные, исходящие из него внутренние задачи, поэтому проблемы современных Соединённых Штатов - в политической системе, которая неспособна реагировать на те вызовы, которые стоят перед страной. Давайте и мы создадим политическую систему, которая будет неспособна реагировать на те вызовы, которые стоят перед страной. Я не собираюсь сейчас выдумывать какие-то модели, их может быть много и разных, и они могут быть спорными, но, во всяком случае - совершенно непонятно, почему мы должны копировать это убожество? Главная задача в принципе - чтобы была интеллектуальная дискуссия, чтобы она была публичной и чтобы она не была всенародной. Потому что всенародных содержательных дискуссий быть не может. Людей, которые реально понимают, что происходит, мало. И нужно создать механизм, который позволял бы функционировать этим людям. Публично. И я не хочу, чтобы наша демократия была имитацией. На мой взгляд, всеобщее наделение всех политическими правами, не основанными ни на каких обязательствах, превращает систему власти в фикцию. Можно жить с фикцией. Потому что современная демократия - это система обеспечения власти существующих элит. Ну, давайте так и будем делать. Но не надо тогда нам рассказывать про демократию, про народ, про народовластие. Ведь человечество развивается по спирали. Почему бы нам не вернуться к каким-то формам, предположим, сословным? Ведь люди разные. Только средневековые сословия были принудительными, наследственными. Почему у нас они должны быть принудительными, когда можно иметь добровольные сословия? По самоопределению. Человек берёт на себя обязанности и права. Я считаю, что люди, которые наделены политическими правами, должны брать на себя колоссальные обязанности. Это обязанность в любой момент встать и умереть за свободу. Реально, а не на словах.