"Мы только подходим к необходимости начинать серьезную политическую дискуссию"

Борис Кагарлицкий
директор Института глобализации
25 апреля 2008

Из выступления Бориса Кагарлицкого, директора Института глобализации и социальных движений    на заседании круглого стола по теме: 'Интеллектуальная литература в дебатах по Стратегии 2020', 25 апреля 2008 г.:

 

- Для меня свобода - это совершенно бессмысленный термин, я вообще, как человек, принадлежащий к левому флангу, не понимаю смысла этого термина. Это абсолютно субъективистский термин. То есть на самом деле у Энгельса была фраза о том, что справедливость и несправедливость - это то, как тот или иной класс или та или иная социальная группа оценивает то, как с ней обращаются. То есть у каждого будет свое представление о справедливости и несправедливости, и вопрос только в том, с какой позиции, с какой точки зрения, с какого угла мы на это смотрим. В этом смысле, кстати говоря, со свободой большие проблемы, и не в том смысле, что свобода такая же абстрактная вещь, свобода гораздо более конкретная, на мой взгляд, вещь, чем справедливость. Свободу, в общем-то, легче измерить в некотором смысле, потому что свобода измеряется очень конкретными понятиями несвободы в виде тюрем, решеток, концлагерей и так далее, если говорить о политических свободах. Но тогда встает другой вопрос, который мы опять же не ставим почему-то, мы упорно уходим от него: свобода - даже не для кого, а для чего свобода, свобода что делать? Вот, скажем, когда я читал большой поток либеральной критики последних выборов, меня поразила одна вещь: ведь при всем том, что говорится об этих выборах, забывается одно обстоятельство: формально все правила были соблюдены. И когда начинают говорить: вот здесь маленькое нарушение, там другое нарушение - это все на самом деле чепуха. Существенная проблема - это отсутствие содержания, отсутствие содержания политической дискуссии. И, пожалуй, говорить: три кандидата, четыре, пять или двенадцать, и как там между ними разыграли эту комбинацию - это на самом деле абсолютно неинтересно. В этом смысле Россия, на мой взгляд, как раз является образцово идеальной, предельной и экстремальной либеральной демократией. То есть в ней строго соблюдаются все формальности, даже там, где за этими формальностями нет ни малейшего содержания. И реальная проблема, которая сейчас стоит перед страной на уровне идеологической, политической и социальной дискуссии, состоит в том, чтобы понять - что и для чего мы делаем. То есть не в том, как мы обосновываем свои действия, а в том, что, собственно, мы хотим сделать. Потому что на самом деле, когда мы сейчас идем по пути всеобщей радостной, дружной критики имитационных моделей, что, конечно, является огромным достижением с дискуссиями, имевшими место в 90-е годы, на самом-то деле мы сейчас пытаемся не говорить о другом, а по-другому обосновывать то же самое, что мы делали раньше, и продолжаем делать сейчас, и собираемся делать в будущем, но обосновывая это другой риторикой, другими словами, другими поворотами сознания. Поэтому, на мой взгляд, дискуссия не то что бы началась, она должна еще начаться. Мы только подходим к необходимости начинать серьезную политическую дискуссию.