Возрождение национальной гордости

Александр Ципко
Главный научный сотрудник Института международных экономических и политических исследований (ИМЭПИ) РАН
6 мая 2008

- Вчерашнее заседание правительства показало, что Путин не собирается бросать свои дела, он полон решимости. Он сказал, что намерен совместными усилиями, совместно с администрацией президента, со своей командой продолжать начатое дело по возрождению России. Но все равно важно подвести итоги. Я думаю, он решил целый ряд кардинальных исторических задач, и ему обеспечено место в истории России. Во-первых, он восстановил после хаоса 90-х управляемость страной, практически заново собрал все регионы России, оставшейся после СССР. Во-вторых, восстановил конституционный порядок в Чечне, взял на себя ответственность за вторую чеченскую войну и выиграл ее, тем самым за Россией сохранился Северный Кавказ. И можно надеяться, что сепаратистские центробежные настроения потеряли свою силу. Хотя говорить о том, что опасности распада Российской Федерации не существует, я бы не стал. Третье и очень важное - в идеологии. На мой взгляд, Путин осознал, что вообще соединять Россию после распада СССР можно только на основе патриотизма, национальной истории, патриотических чувств. И поэтому все, что он сделал для защиты национальных интересов, национальной гордости россиян, для восстановления уважения к нашим победам, армии, имеет громадное, я бы сказал, морально-психологическое значение. Четвертое: Путин сыграл громадную роль в преодолении иллюзий начала 90-х, когда считалось, что у России нет врагов, и новая Россия в принципе не должна заботиться о своей безопасности, что международные силы и международные центры безопасности обеспечат ей сохранность границ. Нет, Путин прекрасно понимал, что это утопия и иллюзия, и начал восстановление вооруженных сил, оставил вопрос об укреплении военной безопасности. После событий в Югославии, тем более после войны в Ираке такая необходимость стала очевидной, и с этим уже никто не спорит. Далее: Путин, правда, с опозданием, на мой взгляд, но все-таки осознал иллюзорность лозунга - рынок все в России решит, и что мы можем проводить реформы, экономические, трансформационные реформы без государства. Вот это эпоха Путина. Путин резко усилил роль государства. Практически захватил снова командные высоты в тех отраслях производства и в тех финансовых и экономических структурах, которые обеспечивают безопасность страны. Тем самым мы, не отменяя законы рынка, сумели обезопасить экономику. Путин реабилитировал промышленную политику.

И последнее, и, я думаю, это самое важное и определяет перспективы развития на будущее, - это отказ от остаточного подхода к социальной политике, отказа от социального дарвинизма начала 90-х, когда прямо в лоб говорили: кто выживет, тот выживет, кто погибнет, тот погибнет. Я думаю, на это повлияли неудачи с монетизацией льгот, явные ошибки правительства и самого Путина. Но, тем не менее, он молодец, сделал выводы из этих ошибочных решений, не отменяя их, и началась эпоха заботы о социальной политике. Была пересмотрена роль государства в образовании, в медицине, в здравоохранении, в культуре и так далее. Я думаю, это тоже чрезвычайно важно.

Путин, когда приходил к власти, говорил о том, что мы должны найти базовые ценности россиян, вокруг которых мы должны сплотить россиян. Ценность победы в Великой Отечественной войне и стала одной из таких базовых ценностей. Также Путин пытался решить вопрос Гражданской войны, примером тому служит посещение парижского кладбища, где похоронены наши белые генералы и белые офицеры, Сен-Женевьев де Буа, перезахоронение великого русского мыслителя, но ярого антикоммуниста, Ивана Ильина и т.д. Этот процесс не завершен до конца, все равно Россию раздирают различные подходы к Гражданской войне и проблема консолидации на идейной основе. Это тоже, кстати, задача, которая осталась на будущее. Вот очень коротко, как я вижу эпоху Путина и те задачи, которые придется теперь Путину вместе с Медведевым решать.