Rambler's Top100 Service

"Я желаю вам успеха!"

Научный руководитель ГУ-Высшая школа экономики
25 июня 2008

Из выступления на пресс-конференции: 'План по борьбе с коррупцией: предложения малого и среднего бизнеса', 24 июня 2008 г., Интерфакс

Я вспоминаю 96-й год, я тогда работал в правительстве, и мы проводили совещание в Великом Новгороде. Мы приехали туда вместе с премьер-министром Черномырдиным изучать положительный опыт прямых иностранных инвестиций. Прямые иностранные инвестиции в Великом Новгороде были очень на виду, потому что одна датская компания уже построила фирму по производству жевательной резинки, и вторая компания еще что-то вроде этого, я не помню. И это были довольно большие деньги для тогдашнего состояния России.

Тогда выступал один из предпринимателей-иностранцев, он повесил на доску плакат, на котором была изображена корова с четырьмя сосцами, и все желающие подходили и доили. И его позиция была такая: иностранный бизнесмен в России - это дойная корова для всех. Для всех - нельзя сказать, потому что представитель малого бизнеса или какой-нибудь простой человек не может подойти и подоить, но чиновники - вполне, бандиты, наверное, тоже, они тогда еще были в обиходе. И этот иностранный бизнесмен с отчаянием говорил: как вы хотите, чтобы мы вкладывали деньги больше, чем в жевательную резинку, если такая ситуация?

Потом, уже после 2000 года, я проводил семинар у себя в школе, собрал малых бизнесменов для того, чтобы по душам поговорить, как жить, что делать дальше, зная, что ситуация достаточно неблагоприятная, я бы сказал, умеренно враждебная. Не скажу, что против малого и среднего бизнеса активно выступают широкие слои населения, но представление о том, что это люди второго сорта, которые отличаются только тем, что они каким-то неприглядным образом зарабатывают деньги, и их надо подоить, но просто мы не можем - до сих пор присутствует у людей. И это является определенным оправданием действий правительства. Я имею в виду власть в широком смысле, это местные власти, региональные власти и так далее, и тому подобное.

На этом семинаре присутствует человек, с которым я хорошо знаком, я спрашиваю его: дорогой мой, почему вы не могли бы объединиться в пределах своего города и сделать так, чтобы в другой раз неповадно было на вас нападать. Чтобы все узнали, что если на вас нападут, вы не один, а что вы хором встанете и защитите вашего коллегу. Тогда этот человек, весьма уважаемый, сказал примерно следующее: вы, наверное, правы, но мы не соберемся, потому что каждый из нас представляет себе, что гораздо проще договориться, просто узнать, что нужно конкретному чиновнику, который нужен тебе. А еще важнее знать, что нужно его жене, и тогда все как-то устраивается, и мы решаем свои проблемы, никуда не лезем, тихо, мирно.

Я позволю себе сказать, что с Яной [Я.Яковлева - участница пресс-конференции] произошли чрезвычайные события, на нее было нападение, подробности были изложены в газете 'Ведомости' в свое время. По 'делу химиков' она сидела семь месяцев в тюрьме. Для меня особенно важно, что 90 с лишним человек объединились в отрасли и выступили в ее защиту и в результате выиграли. И это очень важно, общество начинает более уважительно относиться к бизнесу. Во-первых, оно лучше понимает теперь, что Госплана нет, и не будет, и если кто может двигать экономику, то только бизнес. Во-вторых, общество понимает, что требуется более уважительное отношение к бизнесу, не 'доить' его, а искать некое равновесие, чтобы все основные социальные группы, которые представлены в обществе, доверяли друг другу и чтобы они ответственно относились к своим обязательствам.

Определенная доля отклонений возможна, но все-таки каждый должен знать: если я что-то делаю, мой труд уважается, и я за это получаю вознаграждение или деньгами, или удовольствием, или тем и другим вместе. Если складывается такая ситуация, то общество может нормально развиваться. К сожалению, пока мы такой ситуации не имеем. Не все зависит от властей. Скажем, есть некий план - помочь малому бизнесу. Создается фонд, из него выдаются деньги, которые до кого-то доходят, до кого-то не доходят. Эти картины я наблюдал, власть ничего сделать сама не может. Она должна опереться на те процессы, которые происходят внизу, в частности, на солидарность, которая была проявлена в этом случае и проявлялась в других случаях. Когда общественные организации, типа 'Общественный вердикт', помогают людям, пострадавшим от каких-то действий милиционеров, помогают им юридически и так далее. В конце концов, складывается некое представление в обществе, что вы не можете напасть на интересы какой-то группы, потому что она выставит свою защиту, лучше сразу договариваться, лучше сразу выстраивать отношения ответственности и доверия.

С моей точки зрения, мы имеем дело с очень важной общественной инициативой, 'Бизнес Солидарность' - это активизация движения предпринимателей. Я первый сказал по поводу событий во Всеволожске, когда там началась забастовка: ну вот, наконец-то в России начинается нормальное профсоюзное движение. До этого было молчание, вроде как рабочие были в порабощенном состоянии. Теперь они начинают разговор с предпринимателем о своих интересах, а не с точки зрения того, 'либо я тебя удавлю, либо ты меня удавишь'. К сожалению, эти процессы идут очень медленно, происходит культивация новых институтов, выращивание культуры. На мой взгляд, это очень важно. Потому что когда перед нами рисуют картину всеобщего благосостояния просто так, в результате активной деятельности властей, у меня это не вызывает доверия. Но когда я вижу те общественные силы, которые работают, тогда - да, тогда можно надеяться. Я поэтому желаю вам успеха.

0