'Пылесос' и/или 'миноискатель'

Учредитель Центра либерально-консервативной политики "Великая Россия"
27 июня 2008

(молодёжные организации как кадровый резерв 'Единой России')

 

Александр Казаков,

Президент Центра либерально-консервативной политики

'Великая Россия' им. П.Столыпина и П.Струве,

Консультант Движения молодых политических экологов 'Местные'

 

 

I .

 

Вопрос о молодёжных организациях с государственнической идеологией как кадровом резерве партии 'Единая Россия' должен рассматриваться после нескольких предварительных замечаний. Иначе прикладываемые усилия могут войти в противоречие с самой задачей. Сейчас же складывается впечатление, что все активные игроки на молодёжной ниве растерялись и не знают, что делать даже с той молодёжью, которая уже вовлечена в общественные и политические процессы. Ни государство, ни парламентские партии, ни даже внесистемная оппозиция, которая не знает уже, на что ориентировать 'свою' молодёжь, так как всё, что можно, было ими проиграно. И это притом, что в общественно-политические процессы за последние годы были вовлечены не десятки даже, а сотни тысяч молодых людей. Многие из них разочаровались, не обнаружив для себя лично перспективы в общественной деятельности или вовсе почувствовав себя инструментом в чужой и не очень понятной для них игре. Однако многие продолжают верить в то, что могут принести пользу стране и самореализоваться на общественно-политическом поприще. И это значит, что государство, серьезные партии и общественные объединения должны преодолеть растерянность и начать дискуссию о молодёжной политике в стране и ее стратегических перспективах. 'Единая Россия' уже начала широкоформатную дискуссию о перспективах молодёжной политики, лишний раз доказав, что стремится быть ответственной партией и думает о своём собственном будущем. Каковы могут быть параметры и принципы этой молодёжной политики?

При рассмотрении вопроса о молодёжных организациях с государственнической идеологией как кадровом резерве партии 'Единая Россия' не надо забывать, что вопрос касается не только партии, но и самих молодёжных организаций. И первое, что надо отметить, это то, что государственнические (в народе - прокремлёвские) молодёжные организации имеют за плечами некоторую содержательную историю и сегодня реально вынуждены перестраиваться. Речь идёт о том, что при создании этих организаций присутствовали, с одной стороны, реальный политический (тактический) запрос, а с другой - не менее реальный государственный (стратегический) интерес.

Что касается политического запроса, то ни для кого не секрет, что при создании массовых молодёжек инициаторы процесса держали в уме угрозу так называемых цветных 'революций' на Украине, в Грузии, в Сербии и в других странах. Задача заключалась, прежде всего, в демонстрации способности со стороны государства собрать, организовать и вывести на улицу десятки, а то и сотни тысяч молодых людей, которые не хотели переворотов и потрясений и выражали готовность встать у них на пути. Среди способов достижения результата были не только массовые акции в центре Москвы, но и менее массовые точечные акции, которые работали по принципу общеизвестной игры 'Морской бой'. Вспомните, в этой игре после поражения 'вражеского' корабля вокруг него появляется серое поле, заведомо свободное от противника (по той простой причине, что в 'Морском бое' нельзя располагать корабли вплотную друг к другу). Вот такая зона контроля и безопасности появлялась вокруг акций, проводимых в 'часы Х' государственническими молодёжками в Москве. Проводя акцию на Лубянской площади, 'Местные', например, давали повод правоохранительным органам предотвращать в округе любые несанкционированные марши и забеги, так как они - правоохранители, то есть - обязаны были обеспечивать безопасность тех молодых людей, которые проводили согласованное мероприятие.

Нет смысла распространяться здесь про другие технологии. Главное, что тактическая цель была достигнута. 'Цветные' революции (как 'оранжевые', так и 'красно-коричневые') были проиграны задолго до начала предвыборной кампании, в том числе потому, что потеряли всякую веру в победу, глядя на десятки тысяч воодушевленных 'Наших', митингующих на Ленинском проспекте, или на десятки тысяч 'Местных', идущих 12 июня 2005 года строгим маршем через весь центр Москвы. Выборы прошли. Россия - в том числе при помощи своей патриотической молодёжи - одержала историческую победу, пройдя через испытания легальной и легитимной передачи власти от одного президента к другому, избрав перед этим работоспособную Думу, в которой доминирует партия президента. Политический запрос удовлетворён. А как быть с государственным интересом к молодёжи?

Здесь начинается совсем другой разговор. Во-первых, надо выяснить, в чём заключается государственный интерес к молодёжи и, соответственно, к молодёжным организациям. Начав собирание страны после провальных 90-х, В.В.Путин очень скоро осознал, что ставку надо делать на молодое поколение, так как оно, с одной стороны, подверглось едва ли не самому тяжёлому удару в те самые 90-е, а с другой - именно оно должно принять на себя эстафету в деле строительства новой России и сменить ту элиту, которая, в основном, сформировалась в 90-е годы и была поражена всеми теми пороками, которыми 'прославлены' ельцинские годы. Рефлексия по поводу 90-х неизбежно приводила к выводу о том, что в те годы вместе с демонтажем советской системы были разрушены те институты, которые приносили реальную пользу и требовали лишь трансформации/модернизации. К таким системам, безусловно, относятся 'системы воспитания подрастающего поколения'. Это не только пионерская и комсомольская организации, но и система организации досуга (дома детского и юношеского творчества, спортивные, военно-патриотические и другие объединения молодёжи, причём всесоюзного масштаба). Все эти системы могли противостоять процессу атомизации общества и - как следствие - распылению энергии молодых.

Таким образом, на стыке конкретного политического запроса и стратегического государственного интереса, формировалась новая молодёжная политика. После определённого мониторинга были выбраны несколько молодёжных инициатив, которые имели шанс трансформироваться в массовые молодёжные движения патриотического, государственнического толка. Так появились движения 'кремлёвского пула', которые должны были аккумулировать энергию молодых и предоставить молодым людям в разных регионах альтернативу молодёжкам внесистемной оппозиции, предотвратить возможность молодёжной 'оранжевой' революции и обеспечить государству преобладание в так называемой 'уличной' политике. Однако, на мой взгляд, гораздо важнее была другая сторона процесса - формирование действительно массовых и, главное, устойчивых молодёжных движений, способных наладить процедуру преемственности и, тем самым, выполнить те функции, которые в советское время выполняли пионерия и комсомол в качестве не идеологических проектов, а молодёжных объединений государственнического толка.

И здесь мы подходим к одной из главных проблем, которые касаются как самой проблемы молодёжных организаций в качестве кадрового резерва 'Единой России', так и будущего российской общественности вообще.

Мне кажется, что в российской молодёжной политике присутствует один изъян, который, хотя и был предопределён реальной политической повесткой, если не будет исправлен, приведёт к системному кризису этой политики. И в данном вопросе нельзя полагаться на частную инициативу. Это проблема должна быть осознана как государственная, и решаться при помощи соответствующих ресурсов.

О чём идёт речь? Вроде как у нас есть национальные проекты, так или иначе относящиеся к молодёжи: образование, здравоохранение, сбережение нации и др. Однако вот чего у нас нет, так это продуманной и сколько-нибудь действенной системы воспитания подрастающего поколения. Причём речь здесь идёт, повторяю, о глобальном проекте в формате всей России, а не о сумме частных инициатив. Более того, задача воспитания до последнего времени в светском периметре даже и не ставилась (о церковных и околоцерковных инициативах будет отдельный разговор). Речь шла о подготовке того самого кадрового резерва, причем только в управленческом его измерении (см. особенно программные документы движения 'Наши'). Вообще, все государственнические молодёжные организации готовили - не только декларативно, но и на самом деле - управленцев ('манагеров', по выражению В.Ю.Суркова), а не патриотов и ответственных граждан. Возрождение системы традиционных духовно-нравственных ценностей как задача (тем более, как задача номер один) не ставилась ещё вовсе. Дошли только до патриотизма, что само по себе было прорывом, хотя и недостаточным. Вот и получается, что при реализации нацпроектов 'Образование' и 'Здоровье' мы рискуем получить молодое поколение здоровых и образованных: негодяев и мерзавцев, которые при любом удобном случае поменяют страну проживания, а в том случае, если останутся, принесут даже больше вреда, чем, например, находясь за рубежом. Отсюда и вопрос: заинтересованы ли мы в таком подрастающем поколении? Или пора ставить вопросы воспитания подрастающего поколения на положенное - первое, то есть - место?

Тут, еще до вопроса о самой системе духовно-нравственных ценностей *), возникает вопрос о том, как донести ее до нашей молодёжи? Сравнительно недавно - лет 30 назад - мы, не задумываясь, сказали бы, что для этого есть, во-первых, школа, а во-вторых - пионерия и комсомол. Да, в головы подрастающих поколений как школа, так и комсомол заносили много мусора, однако представление о том, что такое хорошо и что такое плохо, детям прививалось. Во всяком случае, после эпохи агрессивного большевизанствующего коммунизма молодёжи устойчиво прививалось представление, как минимум, о десяти заповедях. Однако сегодня комсомола или чего-то ему подобного нет, а в школе учителя (сами находящиеся в незавидном положении как в отношении материального положения, так и в отношении социального статуса) зачастую транслируют ученикам депрессивное отношение к жизни и негативное - к стране и власти. Что касается активной воспитательной части, то нынешняя школа, вместо того, чтобы учить тому, 'что такое хорошо и что такое плохо', учит тому, что всё относительно, в том числе нравственные принципы. Не зная, как правило, о том, что такое постмодернизм, школа у нас стала постмодернистской и работает, скорее, на размывание нравственных устоев, чем на их формирование и укрепление; не помогает семье (в том случае, когда в семье ребёнок воспитывается в полном смысле этого слова), а мешает. В результате, потеряв собственную нравственную основу, школа не может помочь нашим детям противостоять внешним нравственным и эстетическим угрозам.

И ждать, пока школа изменится, у нас времени нет. Во-первых, потому, что мы рискуем снова потерять целое поколение, а во-вторых, потому, что у нас есть весьма заинтересованные конкуренты в борьбе за подрастающее поколение, как идеологические, так и политические, как внутри страны, так и за рубежом.

Что делать? Всерьёз заняться созданием системы воспитания подрастающего поколения, которая, разумеется, будет пересекаться со школой, но не будет от неё зависеть. В лучшем случае, сама будет влиять на школу, как среднюю, так и высшую. Основой этой системы воспитания как раз должны стать молодёжные общественные движения и организации нового типа, как существующие ныне, так и те, которые будут созданы в ближайшее время. Что касается интереса 'Единой России', то, если он, как хочется надеяться, носит стратегический характер, то, вложившись в создание такой системы, единороссы принесут огромную пользу как себе, так и стране в целом. Причём, эти два вектора должны и могут быть взаимозависимыми. Достраивая партийную структуру и беря на себя ответственность за воплощение в жизнь серьёзного (и, по необходимости, долгосрочного) молодёжного проекта, 'Единая Россия', во-первых, обеспечит себе поколенческую преемственность и, следовательно, гарантированное будущее, а во-вторых - станет катализатором создания в России сети молодёжных структур, без которой все наши нынешние усилия по строительству страны пропадут втуне. Специалисты по строительству и поддержанию жизнедеятельности молодёжных организаций у нас есть - дело только за политической волей и готовностью вкладывать в молодёжную политику значительные ресурсы.

Что касается перестройки тех молодёжных организаций с государственнической идеологией, которые были учреждены в последние годы, то некоторые из них находятся накануне системного кризиса, так как были 'заточены' под политические темы и теперь их задача - либо дотянуть до следующих выборов (а тут не 'день простоять и ночь продержаться', а больше), либо реально перестроиться на другие содержательные темы, которые интересуют молодёжь. Есть организации, которые с самого начала строились как полноформатные, то есть с большой долей социальных, патриотических, экологических, спортивных и иных проектов. Этим организациям перестраиваться не надо - достаточно сместить акценты и, сохраняя и наращивая политическую составляющую, развиваться через эти на первый взгляд неполитические проекты. Партийные же молодёжки должны заняться саморефлексией и осознать себя, наконец, партийным проектом, основные задачи которого формулируются в партийном периметре. Надо не дублировать работу непартийных молодёжных общественных организаций, а творчески взаимодействовать с ними, делая их ресурсом как для своих программ и проектов, так и для партийных в целом. Партийные молодёжные организации должны стать, таким образом, операторами общественных процессов.

 

II .

 

Теперь, переходя к рассмотрению конкретных практик, надо расшифровать метафоры, использованные в заголовке. Словами 'пылесос' и 'миноискатель' я обозначил основные (разные) принципы создания и функционирования молодёжных организаций.

1. Организации, задуманные по принципу 'пылесоса', рассчитаны на вовлечение в свою орбиту (в идеале) абсолютно всех молодых людей, проживающих на той или иной территории (двор, район, город, губерния, страна) или занимающихся той или иной профессиональной или досуговой деятельностью. После того, как организации, созданные по принципу 'пылесоса', приобретают массовый характер, внутри них при помощи определенных практик (образовательные и те, которые я определил в своё время как 'полевой менеджмент') выявляются те молодые люди, которые могут быть операторами общественных процессов, то есть их субъектами, а не объектами воздействия и потребителями общественного продукта.

2. Соответственно, организации, задуманные по принципу 'миноискателя', сначала формулируют параметры, по которым затем идёт отбор молодых людей (так или иначе сформулированное приглашение уже является первой ступенью отбора), а потом уже выходят в общественное пространство с теми или иными социальными, патриотическими или специальными инициативами, создавая массовую организацию.

Надо заметить, что в данном случае принципы организации не соотносятся напрямую с целеполаганием, так как это просто разные технологии. Более того, и те и другие организации могут выйти на одинаковые результаты (только, условно говоря, с разных сторон), то есть выбор принципа организации не может быть оценен в системе категорий 'плохо-хорошо': оцениваться должен результат. Это, однако, не мешает нам говорить о том, какие принципы организации являются приоритетными на данном этапе становления той молодёжной политики, обсуждение принципов которой инициировано 'Единой Россией'. С одной стороны, в каждом регионе зарегистрированы и даже действуют десятки, а то и сотни молодёжных организаций. С другой - в их деятельность в качестве активных членов вовлечено непропорционально малое количество собственно молодёжи. Некоторые организации создаются ради получения грантов или других дивидендов, и состоят из пары-тройки предприимчивых молодых людей. Другие инициированы местными администрациями для отчётности или решения своих, зачастую меркантильных, задач. И лишь третьи созданы на основе реальной инициативы молодых людей и поддерживаются, в основном, за счет их энтузиазма. Все эти организации создают тот контекст, без учета которого инициативы единороссов окажутся пустой формальностью.

Так какому же принципу должна отдать предпочтение партия 'Единая Россия'? На мой взгляд, с учетом того, какой год на дворе, второму, то есть принципу 'миноискателя'. Но надо помнить, что результат будет зависеть от того, какие параметры поиска будут внесены в этот 'миноискатель'.

Попробую перечислить некоторые параметры, которые должны, на мой взгляд, определять поиск активистов и строительство молодежной организации партии 'Единая Россия' (одновременно это будет и механизмом кадрового резервирования для партии):

во-первых, она не должна быть массовой организацией;

во-вторых, она не должна быть экспансионистской по отношению к существующим организациям;

в-третьих, она должна с самого начала давать своим активистам четкий (и верифицируемый при помощи наглядных примеров) ответ об их перспективах (мотивация);

в-четвертых, она должна постоянно и творчески взаимодействовать с государственными органами власти всех уровней;

в-пятых, она должна выставить условием попадания в 'кадровую обойму' работу 'на земле' ('полевой менеджмент')

в-шестых, она должна ставить высокую образовательную планку для своих активистов;

в-седьмых, она должна стать эффективным инструментом строительства институтов гражданского общества и формирования общественного мнения.

Подробное рассмотрение этих и других параметров молодёжной организации партии 'Единая Россия', как и алгоритм создания молодёжных организаций вообще, займёт много места, так что скажу о каждом только по нескольку слов.

 

1.Почему партийная молодёжная организация не должна быть массовой? Потому, что перед ней стоят иные задачи. Задача этих региональных (и центральной) молодёжек заключается, во-первых, в координации усилий партии по работе с молодёжью на данной территории, а во-вторых - в подготовке кадров для партии. То есть, молодёжка 'Единой России' должна быть, в соответствии с предложенной мной классификацией, 'миноискателем', причём с наиболее чувствительной системой заданных параметров. Если единороссы пойдут по пути создания массовой молодёжной организации, то речь пойдёт, как минимум, о создании 'нового комсомола', и, соответственно, принятии на себя ответственности за молодёжную политику в стране в целом, а это ведь дело государства, а не партии, пусть и правящей. На это должны расходоваться государственные ресурсы. И это принципиальная позиция. Так что региональные молодёжки 'Единой России' должны стать своеобразными точками роста и координации всех существующих молодёжных инициатив и, кроме того, могут выступить инициаторами новых.

2. В каждом регионе России существуют на сегодняшний день десятки, а то и сотни молодёжных организаций. После соответствующего мониторинга, молодёжки 'Единой России' должны вступить с ними во взаимодействие и при этом ни в коем случае не должны стремиться к тому, чтобы закрыть их, поглотить или 'перехватить' темы и области деятельности. Молодёжка 'Единой России' не сможет взять на себя ответственность за все направления работы с молодёжью, так что упор надо делать на налаживание партнёрских отношений с существующими организациями, делиться с ними ресурсами и относиться к ним как к реальному кадровому резерву. Особую важность в этом направлении имеет взаимодействие с лидерами существующих организаций, которые, как правило, являются (пусть и локальными) операторами общественного мнения в молодёжной среде. Лидерство в молодёжных организациях в не меньшей степени, чем во 'взрослых', связано с амбициями, а может быть и с большими, поскольку в молодежных организациях лидерство строится скорее на реальном авторитете, чем на доступе к ресурсам.

3. Это принципиально важный момент. После того, как десятки и даже сотни тысяч молодых людей были задействованы в различных общественно-политических проектах, а потом оставлены на произвол судьбы, у многих наступило разочарование и общественная апатия. Чтобы нейтрализовать негативные последствия недоброкачественной работы существующих молодёжных движений, необходимо восстановить их авторитет. Для молодёжки 'Единой России' помочь восстановить этот авторитет может сама партия, зарезервивовав для активистов места как в партийных, так и в государственных органах власти и управления. Каждый активист на примере своих близких (а не далеких, в пределах Садового кольца) товарищей должен видеть реальную перспективу своего роста и реализации себя на общественно-политическом поприще. Кроме того, молодёжная организация единороссов должна - через старших партийных товарищей - организовать для своих активистов и для активистов партнёрских непартийных молодёжных движений с государственнической идеологией своеобразное рекрутинговое агентство по трудоустройству активистов в коммерческие структуры с перспективой роста. В качестве дополнительного пункта в CV активисты указанных молодёжных организаций могут ставить опыт 'полевого менеджмента', чему не научат ни в одном ВУЗе.

4. Для того, чтобы выполнить это условие, надо сначала отказаться от стереотипов, в соответствии с которыми взаимодействие с государством и, более того, получение от государства различных ресурсов, снижает авторитет молодёжных организаций. Эти стереотипы уходят корнями не только в печальной памяти 90-е, но и в советское прошлое. Однако сегодня надо честно и открыто признать, что реализация серьезных молодёжных проектов невозможна без подключения государственных органов власти того или иного уровня. Это - не только нормально, это - правильно! Государство должно предоставлять ресурсы организованной молодёжи, настроенной на реализацию легальных проектов и программ. Однако в этом процессе первостепенную важность приобретают операторы взаимодействия, и вот это место как раз и может занять молодёжная организация 'Единой России'. Причём - это принципиально важно! - ресурсы следует изыскивать не только для самих себя, но и для партнёрских организаций. И надо иметь в виду, что речь идёт о самых разнообразных ресурсах, а не только о финансовых, на которые, к сожалению, 'заточены' очень многие молодёжные организации, в том числе и с государственнической идеологией. К другим ресурсам можно отнести ресурсы организационный (его может предоставлять сама молодёжка 'Единой России'), административный (от разрешений на проведение мероприятий до оказания помощи в их подготовке), правовой, медийный и т.д.

5. Это, пожалуй, один из самых важных параметров 'миноискателя', которым должна стать молодёжка 'Единой России'. Вовлечение молодых людей в реализацию общественно-политических проектов и соучастие в реализации проектов и программ партнёрских организаций имеет одной из задач формирование 'кадрового пула' активистов, готовых перейти на следующий уровень. И вот здесь для активистов должно выставляться в качестве условия попадания в 'кадровый пул' требование проработать определенное время 'на земле', то есть в реализации того или другого достаточно долговременного проекта, либо в периметре молодёжки 'Единой России', либо в партнёрских организациях. Для того, чтобы активист мог всерьёз пройти школу 'полевого менеджмента', необходима определённая подготовка, и её может предоставить собственно молодёжка единороссов, что, кстати, тоже является ресурсом. О том, какую подготовку должен получить активист для прохождения курса 'полевого менеджмента', разговор отдельный. Что касается его содержания, то 'полевой менеджмент' - это умение взаимодействовать с людьми и организовывать их для решения поставленной задачи. То есть, активист должен научиться быть оператором общественного процесса, его субъектом, а не объектом, взять на себя ответственность и - приобретя при помощи молодёжки 'Единой России' определенные навыки - доказать, что на следующем уровне (будь то в партии или в государственных структурах) он сможет справиться с самой сложной работой - работой с людьми.

6. Образовательные программы молодёжных организаций - особая тема. Задача этих программ, по большому счёту, заключается не в повышении уровня и качества знаний активиста, а в воспитании ответственного гражданина, прошедшего школу 'полевого менеджмента' и готового решать проблемы, которые волнуют людей. Поэтому для молодёжных организаций необходимо, во-первых, создать целую систему образовательных площадок: от еженедельных семинаров и выездных 'школ выходного дня' до 'летних школ' и больших образовательных лагерей, от еженедельных политинформаций до высшей партшколы (список специалистов, которые должны работать с молодёжной организацией с государственнической идеологией, достаточно велик). Здесь, опять же, не место расписывать в подробностях, по каким параметрам должны строиться образовательные программы для молодёжки 'Единой России', но обязательно надо сказать, что все 'предметы' должны быть адаптированы в соответствии с главной задачей. Например, нет необходимости читать для активистов молодёжки 'Единой России' курс истории политических учений, так как всякий желающий может прослушать этот курс, поступив на соответствующий факультет в ВУЗе. Однако те активисты, которые претендуют на попадание в 'кадровый пул', должны знать основные вехи политической истории Европы и России и результаты осмысления этой истории. Для этого надо не историю политических учений рассказывать активистам, а, скорее, историю терминов и понятий. Например, история понятий 'политика' или 'демократия' даст активисту не только лучшее понимание политической истории, но и инструмент для ведения квалифицированной полемики, когда сначала надо договориться о терминах, а потом уже предъявлять позиции. Схожим образом должны быть адаптированы другие дисциплины. И после этого должна быть создана целая система общественно-политического образования, которая не дублирует школу и ВУЗ, а реально готовит партийных и государственных деятелей, которые сначала - ответственные граждане России, а уже потом - партийные и государственные деятели.

7. Последний пункт имеет отношение уже не только к молодёжке 'Единой России', но и к самой партии в целом. В условиях, когда гражданское общество формируется с трудом и со скрипом, наиболее активная часть граждан должна взять на себя ответственность за строительство этого общества. Для этого в каждом крупном центре в каждом регионе должны быть созданы центры оказания помощи общественным инициативам, которые должны предоставлять ресурсы для поддержания существующих и создания новых общественных организаций и других общественных инициатив. Под ресурсами я, опять-таки, понимаю, не финансы (речь должна идти не о финансовой помощи, а об её эквиваленте; например, речь может идти о предоставлении помещений для собраний), а организационный, правовой, административный и тому подобные ресурсы. Ровно такую же функцию молодёжка 'Единой России должна выполнять по отношению к молодежным общественным инициативам. Но, кроме того, молодёжка единороссов должна, обнаружив новые (или по аналогии с другими регионами, а чём можно узнавать на регулярных общероссийских слётах) темы и области применения энергии молодых, инициировать появление новых организаций. Таким образом, расширяя собственную кадровую базу, молодёжка 'Единой России' принесёт реальную непосредственную (а не опосредованную, то есть через партию) пользу России и попутно существенно нарастит не только кадровый потенциал партии 'Единая Россия', но и поле общественной поддержки партии.

 

( Пункты 3-5 должны быть объединены ещё одной общей задачей. Первым и самым нужным уровнем, для которого могут рекрутироваться активисты молодёжных организаций, являются местные самоуправления. На этом уровне будет 'сшиваться' народная жизнь в России, восстанавливаться традиции взаимопомощи и взаимоуважения. На этом уровне формируется фундамент нашей отечественной демократии. И именно на этом уровне активисты молодёжных организаций могут начать свою карьеру, причём - если это для них 'домашнее' местное самоуправление - с той полнотой ответственности перед людьми, которая будет растрачиваться по мере продвижения вверх по карьерной лестнице, так как чем выше стоит политик или государственный деятель, тем более абстрактным становится для него его 'подопечный'. )

 

В конце хочу сказать ещё о том, что молодёжка 'Единой России' должна в первую очередь заняться саморефлексией и чётко осознать себя партийным проектом. В будущей работе молодёжной организации 'Единой России' будут одновременно присутствовать два разнонаправленных вектора, связать которые - задача молодёжки единороссов. Первый вектор - работа на внутренний периметр, то есть конкретно подготовка партийных кадров, создание школы жизни и партийной школы ('полевой менеджмент'). На внешнем периметре (второй вектор) задачей молодёжки 'Единой России' должно стать создание разветвленной системы молодёжных структур, лояльных по отношению к Государству (своего рода 'организация организаций'), тесно между собой переплетающихся и могущих работать в мобилизационном режиме. Надо помнить, что это два необходимых, но разных вектора.

Только тогда, когда молодёжные организации с государственнической идеологии (включая молодёжную организацию 'Единой России') осознают себя как субъектов общественно-политического процесса и предъявят общественности внятное лицо, пройдёт та растерянность, которая сегодня наблюдается в сфере молодёжной политики. И тогда можно будет перейти к решению конкретных задач - с пользой для партии и на благо России.

 

 

*) Вместо определения этой системы хочу привести слова В.В,Путина, сказанные им в Рождество Христово в 2000-м году: ':говоря о возрождении России, важно помнить: речь идет не только о возрождении экономической или индустриальной мощи России, не только о модернизации армии или хозяйства и даже не только о модернизации политической системы страны - речь в первую очередь идет о возрождении духовности, а это значит объединение нации во имя повышения авторитета и достоинства страны: мы не вправе забывать: христианскими заповедями добра и милосердия, идеалами любви и сострадания к ближнему пронизана вся отечественная культура, труды величайших мыслителей и писателей России: впереди у нас много общих дел, дел мирских и светских, государственных и общественных. Но, думаю, по нашему общему убеждению, все они должны быть направлены на достижение очень простых и всем понятных целей. Они должны быть направлены на то, чтобы наши сограждане жили богатой не только материальной, но и духовной жизнью, на то, чтобы из общества не исчез дух взаимопомощи и любви к ближнему. В этом самый главный залог нашего будущего, будущего страны и каждого ее гражданина'